Алик Гульханов: «Мы – те люди, та часть государства, которая уже готова служить»

Интервью с боевым режиссером ярославского цирка

15:27. 1 марта, 2014  
  
1
Алик Гульханов известен, прежде всего, как спортсмен, актер, каскадер – «медийное лицо». За его спиной более 70 фильмов, в том числе «Путь», «На игре», «Последний день детства». Говорит, что персонажи ему достаются все больше отрицательные, но в ярославском цирке он будет играть роль хорошего парня – главного режиссера. О своей новой работе, детдомовском детстве и боевой молодости режиссер рассказал в интервью Рустории.

Мечты сбываются

– Алик, вы участвуете во множестве проектов – вы актер, каскадер, общественный деятель. Скажите, зачем вам еще и должность главного режиссера ярославского цирка? Почему вообще – именно цирк?
 
– Потому что цирк – это моя мечта. Вы знаете, «Родина приказала». В детстве меня, воспитанника детдома, не пустили в цирк. К нам в город приехал «Шапито», и мы с ребятами целых две недели работали уборщиками и грузчиками, общаком мы скопили на билеты, выкупили их и с воспитателем пришли в цирк – «боевым» отрядом в 39 человек. А нас не пустили. Администратор зло сказал, что мол мы тут всех обворуем и все такое. Я был еще совсем маленький, в третьем классе, и так мне хотелось попасть в цирк, реально! Но оставалось смотреть цирк только по телевизору.
 
– Какая душераздирающая история!
 
– Но мы стали искать способы в это «Шапито» пробраться, и у нас получилось. Мы обнаружили там зверинец, в одной из клеток сидел черный леопард. Я увидел его впервые, и для меня это было чудом – ведь он же как Багира из любимой мною сказки про «Маугли»! Он лежал, высунув лапы из клетки, я подскочил к нему: и вот погладить хочется – а у него такая бархатистая шкура – но понимаешь, что опасно. И я помню, все-таки не выдержал, дотянулся до его лапы. А оттуда – пять когтищ, и вжих по мне! Я только успел руку убрать, но у меня от плеча до кисти куртка была разрезана как лезвием. А рука целая. И я был счастлив, что я все-таки как будто потрогал этого зверя. Страшное удовольствие, жуть!
 
– Но потом-то вас заметили?
 
– Естественно. Администратор «Шапито» дал нам хорошего пинка. Меня потом наказали за порванную куртку, потому что вещь казенная была. Но сам для себя я все-таки был героем… То есть понимаете, о чем я? Нас, детдомовцев, априори воспринимали как какую-то потустороннюю силу, как вредителей, бандитов. Нас даже в пионеры не принимали. Поэтому сейчас я делаю так, чтобы детдомовские ребятишки могли беспрепятственно пройти в цирк. Я воплощаю свою детскую мечту через этих детей. И это становится возможным благодаря замечательной программе «Цирк – территория счастья».
 
– Расскажите, пожалуйста, об этой программе поподробнее.
 
– Это программа социализации детей-сирот и детей-инвалидов. В ней много составляющих, но главное – ребята приходят в цирк и имеют возможность пообщаться с артистами – с дрессировщиками, акробатами, животными. Кроме того, некоторые ребята обучаются цирковым трюкам – и это не только интересно, но и полезно для их физического развития. Недавно, например, приезжали дети из Сергиево-Посадского детского дома для слепоглухих детей, они познакомились с талантливым дрессировщиком Андреем Дементьевым-Корниловым, которого прозвали «папа слонов», погладили настоящего слона, покормили его, даже покатались на нем. Где они еще такое увидят?
 

 
– Получается, программа рассчитана не только на детей из Ярославской области?
 
– Не только. К нам едут из самых разных регионов страны. Едут, как к себе домой, и им тут рады, тут они под защитой. Это важно и для них, и для меня. Вы бы видели, как они реагируют на встречу с животным – сначала им страшно, а потом они раскрываются, тянутся к нему, глазки блестят. Вот это и есть счастье. Поэтому я говорю так – ребята из России, из детских домов и откуда бы вы ни были, будете проезжать мимо Ярославля, знайте, что в цирке всегда вам будут рады, здесь вы всегда будете счастливы. Так что одно дело, когда приезжают гастрольные программы, а потом уезжают, и цирк пустует. Наш цирк пустовать не будет никогда.
 
– То есть вы фактически будете курировать и организовывать мероприятия социальной направленности в цирке?
 
– У меня много функций, но вы правы – социальная работа для меня будет главной.
 
А вообще, моя задача – сделать цирк культурным творческим объектом, использовать его площадку на все 150%. И вот это общение зрителя с цирком тоже своеобразная режиссура. Я называю ее “режиссурой высших материй”.

Душа цирка

– Скажите, а как реагируют артисты цирка, дрессировщики на ваше предложение встретиться с детьми? С легкостью соглашаются?
 
– Как правило, все артисты на это идут. Бывает, что по какой-то причине они не могут, и мы их, конечно, не заставляем. Дрессировщики лучше знают, когда можно подходить к животному, а когда нельзя, в конце концов, это не просто вопрос принципиальности, но безопасности – как самого животного, так и ребенка. Поверьте мне, на самом деле артистам тоже важно такое общение.
 
– Чем же?
 
– Это раскрепощает их душу. И я вам скажу больше – некоторые артисты цирка даже сами ездят с выступлениями по детским домам. Например, не так давно артист Мурад Хыдыров ездил со своим шимпанзе Микком в детский дом в деревне Багряники Ярославской области.
 
– Ребята наверняка были в восторге?
 
– Конечно. Они видят – это же не просто шимпанзе, это артист прежде всего. И приехала она с артистом. Она вызывает шквал эмоций! Она умеет удивительные вещи, а дрессировщик – этот тот человек, который ее этому обучил. И все сразу хотят стать дрессировщиками. Даже муравьев потом начинают тренировать. На самом деле цирк – это один из важнейших инструментов для воспитания. Здесь вам и спорт, и экстремальность, но при этом и красота, духовность. Вы посмотрите, какие красивые тут люди – гимнасты, акробаты, а какие красивые у них костюмы? И видя это, ребенок хочет стать похожим на них. Это здорово!
 
 
– Абсолютно согласна. Я вот вроде взрослая, но тоже очень люблю цирк.
 
– Цирк и на взрослых влияет положительно. Например, ездили мы с цирковыми артистами в одну из воинских частей, и там солдат, который должен был уехать в командировку, был в депрессии. Он посмотрел концерт, с девчонками-артистками пофотографировался, и стал совершенно другим. Он сказал – спасибо вам, я теперь знаю, кого буду защищать.
 

Артист в гостях

– Расскажите поподробнее об этих выездных проектах – как часто вы выезжаете с артистами за пределы цирка?
 
– Я веду эту деятельность уже давно, причем на постоянно основе. Я являюсь вице-президентом федерации России по рукопашному бою, и посещению детских домов мы уделяем очень больше внимание. Проектов, в которых я участвую, несколько – это когда цирковые артисты ездят с нами в детские дома, это концерты в армии, с участием тех же цирковых артистов, а артистов эстрады и кино. Это еще и спортивные мероприятия.
 
– Кто из известных артистов с вами ездит?
 
– Русский богатырь Александр Муромский, боксеры Николай Валуев и Костя Дзю, олимпийский чемпион по дзюдо Тагир Хайбулаев, телеведущий Геннадий Петрович Малахов, Паша Усанов и Коля Расторгуев из группы «Любэ», актеры Игорь Петренко, Игорь Воробьев, Александр Дьяченко и другие. Также ездят со мной бойцы из спецназа. И я вам скажу, что для этих людей не формальность – приехать в детский дом, чтобы отметиться, нет, это люди с пониманием. Если говорить о детских домах, то для ребят эти встречи очень важны в воспитательном плане.
 
Телеведущий Геннадий Малахов в гостях у ребят из детского дома в селе Багряники Ярославской области
 
– Это попытка предложить ребятам авторитет?
 
– В принципе да. Это попытка пробудить в них амбиции, подтолкнуть к воплощению мечты. Дело в том, что они же думают, что человек из телевизора недоступен для них. А тут он приезжает и оказывается, что он обычный человек. Он общается с ними, своим примером показывает – ребята, чтобы таким стать, нужно учиться, нужно стремиться и много тренироваться. Например, Саша Муромский руками сворачивает сковородку в трубочку, все в восторге. Но он ее не просто сворачивает, а он рассказывает, как он к этому шел, как стал таким сильным. Или Костя Дзю ведет мастер-класс по боксу, я – по рукопашному бою или по борьбе… И вот этот гость пьет с детьми чай, играет в футбол, ведет житейские разговоры – это дорогого стоит. Ведь и моя жизнь когда-то изменилась после такого визита в наш детский дом.
 
 
– Кто к вам приехал?
 
– Дело было так. Мы играли в футбол, и тут вдруг нас зовут воспитательницы, надевают на нас белые рубашки и ведут в актовый зал. Мы видим – сидит на сцене дяденька с гитарой, скромный такой. И говорит – я Валерий Носик. И вдруг мы понимаем – это же актер из сериала «Освобождение», только-только этот сериал вышел, про войну. И этот Носик играл там разведчика. Мы аж сжались – нифига себе! И знаете, что меня поразило?
 
– Что?
 
– Он общался с нами на равных! Он стал нам играть на гитаре, научил нас трем аккордам. А вечером мы снова смотрели «Освобождение», и это было удивительно – он там, хотя только-только был здесь. И вот самым худшим наказанием для нас было – это не дать нам посмотреть этот фильм. И именно благодаря ему и этой встрече я решил стать актером.
 
– А каскадером?
 
– А каскадером – после фильма «Республика ШКИД», «Неуловимые мстители». Советские военные фильмы оказали очень хорошее, сильное влияние на ребят моего возраста. И вот почему я езжу в детский дом? Ведь я живой пример того, что если сильно захотеть, то твоя мечта исполнится.

Дорога в армию

– Я знаю, что в вашей биографии есть такой факт – вы работали телохранителем у голливудских звезд. Расскажите об этом?
 
– Это была моя служба. Пять лет я проработал телохранителем, был командирован от российской федерации рукопашного боя, лично самим Харитоновым Валерием Ивановичем (президент федерации – прим. авт.). Я занимал должность начальника службы безопасности фестиваля «Кинотавр». Был в «личниках» у наших уважаемых голливудских и европейских звезд – Жерара Депардье, Орнеллы Мути, Джека Николсона, Жана-Клода Ван Дамма, Эрика Робертса. И в этом смысле тоже сбылась моя мечта: я увидел актеров, ролями которых восхищался в кино, пообщался с ними, и не как сторонний зритель, а как охранник их безопасности.
 
Алик Гульханов с Жан-Клодом Ван Даммом
 
– Трудна работа телохранителя?
 
– Она нервная. И опасная. Под мышкой трёт от пистолета, ночами не спишь – бдишь. Но долгие годы тренировок, служба – я же военный, и, кстати, воспитание в детском доме – привило закалку. Так что меня обуревала гордость, что простому пареньку из детского дома выпала такая честь – быть личным телохранителем у первых звезд.
 
Алик Гульханов с Дольфом Лундгреном
 
– А вот воспитание в детском доме вы к чему упомянули? Настолько жёстко там все?
 
– Дело не в жёсткости, а в том, что мы привыкаем быть под пристальным вниманием государства. У меня есть целая программа – как государство могло бы построить работу с воспитанниками детских домов.
 
– Поделитесь, пожалуйста.
 
– В детском доме мы привыкаем – подъем, зарядка, питание и отбой в определенное время. Мы привыкаем к дисциплине, к строгому распорядку дня. При этом мы, как я уже сказал, находимся под пристальным вниманием государства постоянно. После выпуска и перед армией мы проходим строгое медицинское обследование. И вот мы идем в армию. Я вообще когда призвался, почувствовал себя как дома. Все то же самое, только автомат в руки дали. То есть я хочу сказать, что выпускники детдома – это, как говорит, спецназ, готовая боевая единица по сути.
 
Далее я бы сделал так. 25 лет отслужил в армии, и тебя селят на границе, таком военизированном населенном пункте, в собственном доме. То есть мы пока 25 лет верой и правдой служим Родине, заработанные нами деньги идут на обустройство наших домов, и по окончании службы вот тебе, пожалуйста, – дом.
 
– Это довольно неожиданная точка зрения.
 
– Эта точка зрения – не сопли-вопли. Гордиться надо воспитанниками детских домов. А мы привыкли их жалеть. Причем жалеем до определенного момента, а когда они выходят из детского дома, то никому не нужны. Я помню – я не знал, что мне делать: ведь я привык, что утром меня будят, вечером отбой, и вдруг всего этого не стало.
 
– Может быть, все-таки у вас просто психотип такой? Натура воина.
 
– Дело не в этом. Дело в привычке. Надо просто понять: мы – те люди, та часть государства, которая уже готова служить. Это еще и важно с социальной точки зрения. Ведь очень многие не хотят служить в армии, боятся, а мы – нет. Тут всем хорошо – никто не дает взятки врачам и военкомату, родители не плачут, что с их детьми что-то случится. Да и государство экономит.
 
– Но если кто-то из детского дома не хочет служить фактически всю жизнь?
 
– Ничего страшного. Может, в народном хозяйстве пригодятся. Но значительная часть пацанов хочет, это я вам точно говорю.
 
Злопыхатели, присоединяйтесь!
 
– Если вернуться к ярославскому цирку, каким вы видите его лет через десять?
 
– Я думаю, он будет краше. Имею в виду не красивую обертку, но то, что внутри. Здесь мы увидим международный фестиваль циркового искусства, в котором будут принимать участие дети. Здесь откроется студия циркового искусства, где ребята смогут обучаться дрессуре, фокусам, различным трюкам, заниматься гимнастикой. У нас и сейчас это есть, но в таком кружковом формате, а мы хотим сделать это более масштабно. Мы скоро начнем реализовать огромный проект «Парад династий».
 
– Цирковых династий?
 
– У нас акцент будет не только на цирковые династии, но и врачи, военные, кинорежиссеры, строители. Условие – чтобы профессия сохранялась в трех поколениях. Мы пригласим их в цирк и устроим концерт – с выступлениями цирковых артистов, с выступлениями ребят из детских домов. Но основой мероприятия будет, конечно, рассказ представителей династии о себе.
 
– Это должно быть очень интересно! Ярославский цирк уникален в плане масштабности социальной работы, коллеги из других цирков не обращаются к вам с желанием перенять опыт?
 
– Как раз сейчас мы готовимся к тому, чтобы транслировать наш опыт на все цирки страны. Мы покажем руководителям цирков модель нашей работы и будем думать, кому какая программа подойдет – цирки ведь очень разные и условия у всех разные. Но каждый из них обязательно станет «территорией счастья».
 
– Вообще, я знаю, что у нас есть недоброжелатели, которые критикуют нашу работу, критикуют мое назначение.
Ну, такие люди найдутся всегда.
 
– Согласен. Тем более что свои действия я согласую и с Росгосцирком, и с федерацией рукопашного боя. Хорошая критика заставляет еще сильнее работать, в том числе и над собой. А все остальное… шакалы воют, караван идет. Вообще всем критикующим нашу работу я бы предложил вот что – присоединяйтесь к нам, давайте съездим в детские дома, в армии, сделаем вместе хорошее дело. Это интереснее и полезнее для души, чем злопыхать в соцсетях.
 
 Источник: портал rustoria.ru
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
печаль Recent comment authors
новые старые популярные
печаль
Гость
печаль

Крепкий человек.