Владимир Мороков: «Играли на дровах»

Доктор медицины рассказал «Красному знамени» об истоках рок-музыки в Сыктывкаре

00:03. 14 декабря, 2013  
  
21
О нашем собеседнике – докторе медицинских наук Владимире Морокове – мы уже рассказывали. Он специалист по иммунологии и иммуногенетике, автор более 70 научных публикаций и создатель лаборатории иммуногематологии при Кардиологическом центре РК. Но на этот раз Владимир Мороков рассказал «Красному знамени» ещё об одной стороне своей жизни. 
 
– Владимир Аркадьевич, прежде всего расскажите, как рок-музыка овладела вами.
 
– Летом 1971 года, по окончании девятого класса школы, родители купили мне магнитофон «Астра», довольно роскошный по тем временам аппарат. По-моему, модель «4»: хороший тембр, две скорости – 4-я и 9-я. Сосед снизу почему-то выбрал «Комету», тембр похуже, но три скорости. Считалось, что в целом «Астра» звучит лучше. С этого момента я начал бегать по городу и переписывать на магнитофон одно, другое, третье… Среди первых записей были «Битлз» и «Криденс». Потом «Роллинг Стоунз» стали попадаться. 
 
Я почувствовал, что меня это захватывает, и появился соблазн что-то подобрать на гитаре. Летом 71-го я совсем немного умел играть на гитаре: за год до того освоил основные аккорды в лагере в Судаке. Выяснилось, что подбирать довольно просто: многое игралось стандартным строем. Тогда же начал складываться наш школьный ансамбль. Школа (над нашей 14-й школой шефствовало авиапредприятие) сделала роскошную покупку – ударную установку. Неслыханно в 1971 году! И была одна электрогитара, по-моему, чешская «Марба», с одним звукоснимателем. До того, как купили ещё одну – полуакустическую – в ансамбле из трёх гитар две были самодельными. Все гитары врубались в одну колонку «Электрон» с очень смешными входами, похожими на обычную электророзетку. Голосовых усилителей не было.  
 
– Что играли?
 
– Инструментал. Ventures, например. Какие-то другие вещи. Импровизировать пытались, какие-то смешные соло играли… Пытались мелодии «Битлз» исполнять. Старались играть узнаваемые народом вещи… Кто-то что-то играл в 12-й школе, был ансамбль в 35-й школе.
 
– А в вузах?
 
– Довольно приличная группа играла тогда в пединституте. На соло гитаре играл Александр «Сив» Сивков, сейчас, если не ошибаюсь, замминистра внутренних дел в одном из регионов. А тогда ему поручали самые сложные партии соло-гитары.
 
Позже Сивков влился в тогдашнюю кузницу кадров – ансамбль при ДК «Авиатор». Там играла одна из самых приличных в городе групп. Не помню, как она называлась, там верховодили братья Орловы – Боб и Жора (Владимир и Георгий). Плюс Алексей Кузнецов, Сергей «Гусь» Лебедев, Игорь Скоров. Много других музыкантов также прошли через тот ансамбль.
 
Слева направо: Валерий Колегов, Игорь Скоров, Алексей Кузнецов, Василий Койдан, Владимир Орлов, Георгий Орлов (начало 1970-х). Фото из архива Владимира Морокова
 
Ещё существовал ансамбль при СМЗ. Им руководил Михаил Бреккель (он уехал позже в Германию). Их даже как-то показали по местному телевидению, а назывались они «Медвежата».
 
– «Медвежата»?!
 
– Бреккель по комплекции здоровый был, внешне медведя напоминал. Собрал соучастников, их поддержала дирекция СМЗ, купила им инструменты и прочее. Когда открыли ДК «Металлист» в 1973 году, «Медвежата» заняли там своё законное место. Довольно серьёзная была группа, у них и клавишник, и саксофонист были, неплохо делали каверы западных групп, но в репертуаре, конечно, преобладала наша эстрада.
Какая-то группа была на мебельной фабрике «Север» – приехали как-то выступать в детскую музыкальную школу пьяные вдрызг. В ДМШ проводился конкурс под названием «Тутти», это было в ноябре или декабре 71-го. Главным условием было такое: представить собственную аранжировку песни «Что стоишь, качаясь, грустная малина?» (на самом деле «тонкая рябина» – авт.). Мы сыграли эту калину-малину, потом исполнили Yellow River – безумный хит английской группы «Кристи». Они с этой «Еллу рива» умудрились пробраться на самый известный в соцлагере эстрадный конкурс в польском Сопоте. Эту «Еллу рива» потом весь Союз пел, а ВИА «Поющие гитары» сочинил русский текст – «Толстый Карлсон», и все стали петь «Толстого Карлсона». 
 
Так вот, наша группа победила в этом конкурсе в ДМШ!.. А ребята из ансамбля фабрики «Север» лыка не вязали. Но жюри и начальство сделали вид, что ничего не заметили – выступили ребята, и спасибо. Не стали делать из этого скандал.
 
– Иные эксцессы не припомните?
 
– В 1976 году я поиграл в тех самых «Медвежатах» в «Металлисте». Но в дублирующем составе, у них был ещё и дублирующий состав! Типа «подготовка молодой смены». 
 
И вот под новый 1976 год на танцах в «Металлисте» случился большой конфуз. Основной состав «Медвежат» за исключением басиста и вокалиста Александра Попова (трудовая смена, что ли, у него была) явился играть пьяными – абсолютно никакими. По сути, сорвали Новогодний вечер, директриса ДК на них кричала… В итоге пришлось играть дублирующим музыкантам, то есть и мне. Часов до двух ночи мы играли к полному восторгу публики. Уже изрядно устали, хотели заканчивать, но дирекция ДК умоляла нас продолжать. Исполнив весь свой репертуар, играли уже чёрт знает что, чуть ли не «Цыплёнок жаренный»!.. Кончилось тем, что где-то после двух ночи я вышел через запасной вход – якобы покурить. Через главный вход мне вынесли пальто и гитару… 
 
Капитальный скандал был. «Медвежат» уволили, а Александру Попову, которого не было на злополучном вечере, поручили набрать новый состав. Меня он взял соло-гитаристом. Играли мы в основном, советскую эстраду плюс какой-то инструментал, в том числе кусок из «Мегаломании» Black Sabbath. Ну и какие-то свои наивные сочинения.
 
Так продолжалось где-то до июня 76-го. Потом начались у кого каникулы, у кого – отпуска… 
 
Ещё один «казус белли» имел место 8 марта 1976-го. В «Металлисте», конечно, запланировали танцы. Кроме нас участвовал какой-то самодеятельный танцевальный коллектив, состоявший из очень красивых девушек. Перед концертом состоялся дружественный междусобойчик артистов, где нас хорошенько накачали вином. Мы вышли играть… На второй песне одна гитара перестала звучать, потом – другая. Конечно, мы сыграли отвратительно. Ритм-гитариста по прозвищу «Стеня» пришлось прислонить к стене, чтобы не упал. Спустя несколько дней в газете «Молодёжь Севера» вышла заметка – письмо некой студентки, примерно в таком духе: «Мы с подругой пришли на танцевальный вечер в ДК «Металлист» и были неприятно удивлены тем, как вели себя музыканты ансамбля. Они кричали в микрофоны хриплыми голосами, были пьяны» и так далее. Было целое расследование по этому сигналу. Нас приструнили, как следует.
 
Летом того же 1976 года небывалая доселе в Сыктывкаре музыкальная активность охватила Мичуринский парк. Буквально каждый вечер играли разные группы друг за другом, а то и музыканты сменяли друга друга в одном составе, много импровизировали – это был многодневный джем. Чисто формально – по заявлению – парк принимал на работу одного музыканта, второго, третьего… Среди прочих музыкантов там был заметен бас-гитарист Виктор Трубецкой, в последующем, к сожалению, куда громче прославившийся в криминальном мире. Там играли и Игорь Скоров, и Павел Коврижко – до сих пор мой хороший друг, также закончивший 14-ю школу, а сейчас играющий в «Вычегде». Кто только там не переиграл в то лето, даже из Эжвы ребята приезжали! По-моему, один фундамент остался от той многоугольной эстрады.
 
– А в Кировском парке была активность?
 
– Там долго работал духовой оркестр. Позже, когда в 1977-м построили пресловутую «Сковородку», оркестр сократили, решив, что дорого содержать большое число музыкантов. Тем более что и репертуар их стремительно выходил из моды. А до того в обоих парках каждое лето живая музыка ежевечерне громыхала! Тогда считалось, что лучше самая паршивая группа, но живая. Танцы под фонограмму широко распространились с приходом диско и дискотечной идеологии в этот вид досуга. А тут ещё – «Экономика должна быть экономной» со всеми вытекающими. Гораздо дешевле выставить на танцах мощные колонки и врубить Boney M.
 
– Одновременно с диско на Западе появился панк. Здесь это явление в те годы нашло отклик?
 
– Нет, определённо. Во всяком случае, в 77 году – ни сном, ни духом. Да и позже любителей панка среди здешних музыкантов я особо не встречал и не слышал, чтобы кто-то восхищался, например, Sex Pistols. А что касается народных масс, то диско напрочь выбило всё остальное. Живые группы просто смело. Потом пошла итальянская волна – это вообще был ужас какой-то!.. К тому времени многие музыканты переженились, обзавелись детьми… По моему ощущению, наступала эпоха конформизма.     
 
– Поговорим об известных персонажах местной рок-тусовки семидесятых. Кого бы вы вспомнили в первую очередь?
 
– Самым знаменитым тогда и в следующие лет 15 в рок-н-ролльных кругах Сыктывкара был Сергей Лебедев, более известный как «Гусь». Он многих заразил вирусом битломании («Роллингов» на момент нашего знакомства он не очень жаловал). Учил ребят играть на гитаре, для многих, в том числе и для меня, он был просто кумиром, хотя был старше меня всего на четыре года. Сергей был фанатично предан року и бескорыстно помогал всем, кто интересовался рок-музыкой. Среди учеников «Гуся» как гитариста был совсем молодой в те годы человек по имени Женя Машкин. «Гусь» угадал в нём дар и натаскивал, насколько мне известно, довольно жёстко – никаких поблажек не давал. Заставлял по много раз играть одни и те же упражнения, записывал экзерсисы ученика, потом они вместе это прослушивали, анализировали ошибки. Теперь Евгений Машкин в представлениях не нуждается. 
 
Лебедева знал и с его мнением считался весь рок-н-ролльный Сыктывкар. Начиная с середины 70-х, «Гусь» сотоварищи играли, главным образом, на свадьбах, «халтурили». Какая-то аппаратура хранилась у них в столовой в Дырносе, где по выходным часто гуляли свадьбы. «Стол плюс 50 рублей, и мы играем», – предлагали музыканты. «Без проблем!» – как правило, отвечали им. Если молодожёны вдруг задумывались, то гости тут же сами скидывались на гонорар группе.
 
– С музыкантами тесно общался некто Потолицын по прозвищу «Хиппи» – не музыкант, но хорошо разбиравшийся в музыке человек и тогда едва не самый известный здесь коллекционер винила.
 
– Сергей «Хиппи» Потолицын – тоже одна из ключевых фигур тех лет. Его, как и «Гуся», знала вся тусовка. «Хиппи» мог найти любую запись и практически любую пластинку. Но я, признаться, так и не понял его собственных привязанностей: он мог одинаково восторженно отзываться о попсовом дуэте «Баккара» и о последнем опусе «Эмерсон, Лейк и Палмер»… Он мне подогнал пару пластинок Jethro Tull, и, по-моему Dark Side of the Moon «Пинк Флойд». 
 
Кстати, «Хиппи» попивал неслабо, что, возможно, стало причиной его гибели. Пятого сентября 1992 года ему стукнуло 40, а седьмого сентября его нашли на повороте в Верхний Чов. Сбили. Виновника так и не нашли.  
 
Ещё одна небезызвестная персона – Александр Щанов. У него тоже было очень много пластинок: рок, джаз, блюз… Но среди музыкантов он не был столь же популярен, как «Хиппи». До сих пор жив-здоров, не курит и не пьёт.
 
– А как обстояло дело с инструментами? 
 
– Верхом вожделения гитариста были чехословацкая «Торнадо» или «Музима» из ГДР. «Музима» была у Модина, остальные довольствовались плохими болгарскими инструментами или нашими, вплоть до гитары «Урал» – с этим пятикилограммовым «инструментом» вообще можно было выходить на битву, не опасаясь, что сломается. В начале 70-х мы играли на дровах. Модно было делать гитары самим. Брался гриф от советской гитары, а дека изготавливалась самостоятельно. Были умельцы, сами делавшие звукосниматели. К этим звучкам подключалась батарейка «Крона», и всё это играло!
 
– От «Гуся» я часто слышал, в насмешливом тоне, о некоем Вокуеве – руководителе культотдела города.
 
– Очень порядочный был человек, просто в силу своей должности (да и воспитания) был обязан делать что-то, что не всегда кому-то нравилось. Лично у меня с Вокуевым связана забавная история. В 1976 году, когда у всей страны на устах был БАМ, нас, ансамбль ДК «Металлист» (наш состав мы никогда не презентовали как «Медвежат») пригласили отыграть «на закуску» перед демонстрацией документального фильма о строителях БАМа. Кто-то из нас пришёл не совсем трезвым, а потом, после показа фильма, упрекнул Вокуева, что мы мало играли. Вокуев парировал, что нехорошо являться на подобные мероприятия в нетрезвом виде, и был прав. Ещё смешно, что он нам попенял за «неправильное» исполнение песен. «Неправильность» заключалась, например, в продолжительных гитарных соло. Мы же играли так, как привыкли играть на танцах… Между прочим, о явке подшофе на мероприятие для комсомольского актива со всей республики (это в рамках какого-то пленума их было устроено) Вокуев мог и просигналить в «Металлист», но не сделал этого.  
 
– Принято считать, что рок сопровождался пристальным вниманием «органов». Однако судя по вашему рассказу, особого прессинга местные группы в 70-е годы не испытывали.
 
– Нет. Прессинг и опека КГБ – это более поздняя история. А в самом начале семидесятых ведь почти никто здесь не пел по-английски и редко кто исполнял западный репертуар. Позже, когда наши группы стали пробовать исполнять хард-рок, что было связано со специфическим звучанием и более экзальтированным поведением публики, тогда, конечно, стало наблюдаться определённое внимание компетентных органов. А вообще они в большей степени старались мониторить фарцовщиков, продававших фирменные виниловые пластинки. 
 
В связи с темой взаимоотношений с истеблишментом: при клубе «Строитель» работал, возможно, лучший тогда в Сыктывкаре ансамбль «Второе дых ние». Ребята почти все были из Сосногорска, по имени помню только гитариста Александра Модина – великолепный технарь, много лет потом играл в «Вычегде», сейчас тоже играет в одном из сыктывкарских ресторанов. «Второе дыхание» играло каверы Deep Purple, Uriah Heep, то есть в более тяжёлом стиле на фоне других местных групп. Это была первая сыктывкарская группа, которая – в буквальном смысле, как «Битлз» или «Роллинг Стоунз» – покидала зал после концертов через чёрный ход, спасаясь от поклонников и поклонниц, и укатывала по домам на заранее вызванном такси. Доводили народ до визга, и народ готов был разорвать их на сувениры. И уж точно это была самая первая местная группа, музыкантов которой вызывала на беседы «контора» (КГБ – авт.). Насколько мне известно, там ребятам говорили: «Вы оказываете пагубное влияние на молодёжь».
 
– Кто и когда, по вашим данным, стал первым в Сыктывкаре сочинять сам и постоянно исполнять собственный репертуар?
 
– Пожалуй, до «Стандарта» и «Дня Гнева» таких групп в Сыктывкаре не было. Мне о таких группах ничего не известно.
 
– Sex and drugs and rock-n-roll. Мы уже коснулись темы пьянства, а как вообще складывались отношения наших проторокеров с алкоголем, и, может быть, с нелегальными веществами? Кто-то целенаправленно практиковал расширение сознания внетворческими методами?
 
– Пьянство имело место, но не имело решающего значения. Иначе это неизбежно вело бы к деградации. Всё-таки на первом месте были исполнительский уровень и уважение к публике. Конечно, кто-то из музыкантов мог быть подшофе, выпить бокал вина, но это никак не влияло на качество музыки. Скандалы на почве пьянства были всё-таки редкостью, и ни о каких наркотиках в те годы здесь вообще никто не слыхал.
 
– Вы как музыкант сейчас тяготеете к блюзу, не так ли?
 
– Да, в группе «Своя компания», где я уже два года, мы играем преимущественно блюз. Я долгие годы слушал прогрессив и арт-рок: Genesis, Yes, Jethro Tull… Теперь – блюз, точнее, кантри-блюз. «Тяжесть», хэви, намолотят и без нас, а мы решили: пора возвращаться к корням.
Поделиться в соцсетях

guest
21 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Хулио Ган
Хулио Ган
14.12.2013 01:14

Под фотографией люди неверно перечислены.

на первом плане
на первом плане
14.12.2013 08:35

Валера Колегов

Бучо
Бучо
14.12.2013 10:47

Да и Жора Орлов не там, где указан.

Ау!
Ау!
14.12.2013 11:03

“Ещё один небезызвестная персона”
———————————–

Корректор, ау! За что деньги получаем?

Аноним
Аноним
14.12.2013 11:40

Красавчик дружище Мороков.

Привет
Привет
14.12.2013 11:51

Игорь Скоров-Колбе передает всем музыкантам Сыктывкара большой привет.Проживает недалеко от Берлина.

В. Козлов
В. Козлов
14.12.2013 21:25

Владимир спасибо. Пожалуй впервые прозвучали имена настоящих основателей и корифеев. Вечная память С. Лебедеву. Он действительно помогал и учил молодых ребят.

Владимир
Владимир
14.12.2013 21:27

Отлично! Название “Медвежата” – отвал башки.

Соглас
Соглас
14.12.2013 22:43

Владимир [14 декабря 2013г. 21:27:48]
Отлично! Название “Медвежата” – отвал башки.

Да, хорошее название для фанатов “Единой России”, партии жуликов и воров.

Читатель
Читатель
15.12.2013 10:18

Почему об этом ничего нет в фильме канала Юрган “Рок в Коми”???

Бучо - Читателю
Бучо - Читателю
15.12.2013 14:01

А вы больше Юрган смотрите – “умнее” будете.

Сергей П.
Сергей П.
15.12.2013 18:50

Владимир Аркадьевич! Спасибо за Ваше интервью! Как в 70-80х пабывал! Вечная память “Гусю”. Удачи Вам и крепкого здоровья!

Владимир Пыстин. Сыктывкар
Владимир Пыстин. Сыктывкар
15.12.2013 19:05

Леша Кузнецов играл в конце 70 х в кафе ” Молодежное” у жд вокзала( ныне ул Морозова). Тогда же повесился. Говорили, что поссорился с женой и она ушла от него. Где- то примерно в 1977-78г. Александр Сивкой ( после службы в армии) отслужил замминистра МВД РК, сейчас на пенсии. Его… Читать далее »

Владимир Мороков, давший интервью
Владимир Мороков, давший интервью
15.12.2013 19:44

Приношу извинения всем музыкантам тех далеких лет, которых забыл упомянуть в интервью

Пыстину
Пыстину
15.12.2013 21:28

Вы если не знаете точно, то лучше не пишите. Накосячили тут с три короба.

Пользователю
Пользователю
15.12.2013 21:48

Как он накосячил?

13
13
16.12.2013 09:36

Молодцы ребята!!!

Карл М.
Карл М.
16.12.2013 11:28

Это не “Капитал” ли мой за спиной рокера? Похвально.

Младопанк
Младопанк
16.12.2013 11:30

Знатно заМОРОЧИЛ олдовый )

14
14
17.12.2013 13:16

Жора Орлов – второй слева, крайний справа – Боб Орлов, Игорь Скоров наполовину скрыт прыгающим Колеговым

14-му
14-му
17.12.2013 20:54

долго думал?