Владимир Сумароков: «В 90-е годы выборы хоть как-то отражали общественную жизнь…»

Кривое, но зеркало

18:49. 8 ноября, 2013  
  
10

«Коми на переломе. 10 лет, которые потрясли республику»  –  так называется недавно вышедшая книга Владимира Сумарокова и Виталия Шахова. В предисловии к этому документально-публицистическому изданию, в частности, говорится: «В капле воды отражается океан. В жизни Республики Коми  –  история всей страны. Конец ХХ  –  начало ХХI века  –  эпоха великого перелома. За это время изменились социальный строй, институты власти…» Далее следует рассказ о том, какие именно изменения произошли в нашей республике в бурные девяностые годы. Довольно подробно описаны политические коллизии тех лет, а также разнообразные сюжеты, связанные с приватизацией государственной собственности. Всё это когда-то было в центре общественного внимания,  а ныне  –  уже часть истории, о которой молодому поколению мало что известно.

 

 

Сегодня мы беседуем с одним из авторов, а также редактором книги «Коми на переломе»  –  сыктывкарским журналистом и литератором Владимиром Сумароковым.

Пафос тут неуместен

–  Владимир, как появилась идея написать эту книгу?
 
–  Как и все идеи, в том числе и дурацкие, она витала в воздухе. В воздухе, отравленном табачным дымом: соавторы  –  злостные курильщики. О чём обычно беседуют двое немолодых, страдающих одышкой мужчин? Всё реже  –  о женщинах, всё чаще о политике. И, конечно, по-стариковски, о прошлом: дескать, да, славное было время и хорошо бы написать о нём книжку.
 
–  Разве «лихие» девяностые были славными?
 
–  Для обывателей  –  нет, для истории  –  да. Любая революционная эпоха гораздо интереснее, чем, например, сытые «нулевые» годы. Достаточно полистать газетные подшивки той же, например, «Молодёжи Севера», и сравнить: тогда  –  яркие события, колоритные люди, сейчас  –  унылое однообразие и политические карлики. Плюс нездоровый пафос и официозный мажор в прессе и особенно в телевизоре. Это, кстати, первый признак стагнации общества.
 
–  А может, признак общественного спокойствия, стабилизации?
 
–  Стабилизация  –  это термин из области электричества. Но общество  –  живой организм. Или растёт, или гибнет. Если организм растёт, развивается, значит, преодолевает внутренние противоречия. А противоречия  –  всегда драма, маленькая или большая. Иногда  –  комедия. Но в любом случае пафос тут неуместен.
 

Три республики

–  Как вы оцениваете недавно вышедший двухтомник «Созидание»  –  книгу воспоминаний о первом Главе республики Юрии Спиридонове?
 
–  Прочёл с большим удовольствием. Юрий Алексеевич действительно был масштабной исторической личностью, его природных талантов хватило бы на десять политиков. Но любые воспоминания или мемуары  –  совсем другой жанр. Главный плюс  –  о минувших событиях рассказывают их непосредственные участники. Но в этом же и главный минус. Ведь участники  –  они, по сути, актёры, у каждого своя роль, им трудно увидеть весь спектакль целиком. В отличие от зрителей. Зрители, конечно, тоже субъективны. Но субъективны как-то иначе. Вот это «иначе» мы и пытались изобразить.
 
–  То есть в вашей книге дана «зрительская версия»?
 
–  Ну не совсем так. Если продолжить аналогию с театром, то будучи журналистами, мы всё-таки не просто сидели в первом ряду, но и частенько бегали за кулисы, общались с ведущими актёрами. А Виталий Шахов успел даже и на сцене поучаствовать  –  в «хоре демократической самодеятельности». В начале девяностых он был депутатом, затем штабистом в нескольких выборных кампаниях. 
 
–  Почему в книге «Коми на переломе» столь много места уделено именно выборным кампаниям и в первую очередь  –  на пост Главы республики?
 
–  Скажу грубо, как матёрый выпускник советского истфака: революция  –  это ломка общественных отношений, надстройки и базиса. Тема производственных отношений  –  смены собственников  –  и представлена в книжке. А параллельно с приватизацией происходила и трансформация надстройки, шла яростная борьба за власть. В демократическом обществе, каковым в девяностые годы были Россия и Коми, выборы  –  реальное, объективное отражение всех этих процессов  –  политических, социальных. Пусть это было кривое, но всё-таки зеркало общественной жизни. Сейчас же выборы в нашей стране не отражают ничего, кроме Путина, его политической воли. Все остальные политики, как вампиры, в зеркале не отражаются.
 
–  Не слишком ли подробно в вашей книге разбираются коллизии, связанные с Конституцией Коми? Вряд ли читателям это сегодня интересно.
 
–  Да вы что! История Конституции  –  это и есть квинтэссенция драмы, Шекспир отдыхает! В этом лаконичном документе  –  сгусток драматичных событий. В Конституции  –  все коды общественного сознания. Менялась республика  –  менялся её Основной Закон. В итоге мы видим три Республики Коми: советскую, суверенную и нынешнюю, «губернскую» в составе унитарного государства. В 90-е годы Коми была практически равноправной частью Российской Федерации. Теперь она превратилась, по сути, в обычную губернию, хотя и с некоторыми «остаточными» национальными атрибутами типа коми флага и смешного для приезжих слова «Юралысь» на фронтоне Жёлтого дома.
 
–  Может, это и хорошо  –  унитарное государство?
 
–  Вот и Путин так думает! Но Россия слишком большая и разнообразная страна, чтобы управлять ею из кремлёвского кабинета. К тому же жёсткий унитаризм в многонациональном государстве  –  штука опасная. И вообще, вертикаль власти в ХХI веке  –  исторический атавизм. У нас государственная машина до сих пор с ручным управлением, как инвалидная коляска…
 

Ничего личного

–  Всё-таки давайте вернёмся к вашей книге. В ней встречаются сотни фамилий участников событий девяностых годов. Какой реакции вы от них ждёте?
 
–  Я себе представляю картинку: человек, прочитавший это дело, подходит ко мне на улице и молча пытается ударить. Вот почему у книги два автора  –  так легче отбиться. Одного бьют, другой кричит: «Караул!»
 
–  Но если вы написали правду  –  чего бояться?
 
–  А вы её знаете  –  правду? Тогда познакомьте нас, я тоже хочу… Правда  –  это всего лишь ошибка памяти. Это продолжение наших чувств, амбиций, фантазий. Возьмём 500 фамилий  –  вот вам будет 500 правд об одном и том же событии.
 
–  Значит, вы готовы к тому, что многие люди, о которых вы пишете, обидятся?
 
–  Обидятся  –  это мягко сказано. Тут возможны более сильные чувства. И особенно  –  со стороны тех, о ком мы вообще не написали. А ведь они, наверное, тоже считают себя историческими деятелями. В оправдание могу сказать только одно: ничего личного, никаких симпатий и антипатий. Авторы пытались быть холодными наблюдателями.
 
–  Вам это удалось?
 
–  Нет, конечно! Даже учёные-историки не способны полностью избежать субъективизма. А уж мы-то с Шаховым совсем не учёные, это точно. Но мы хотя бы  –  пытались. И старались придерживаться довлатовского принципа изложения: нет ни героев, ни злодеев, а есть только персонажи. Вообще, наберусь наглости и скажу: «Коми на переломе»  –  это первая попытка спокойно, без пафоса, но и без критиканства осмыслить историю республики в период девяностых годов. Ну а если мы не сумели справиться с этой задачей  –  извиняйте. Значит, ума не хватило. Пусть придут другие и напишут лучше. И я почти уверен  –  напишут. Уже хотя бы потому, что то грандиозное время нельзя уместить в одной книжке.
 
–  А какие важные сюжеты остались за рамками книги?
 
–  Например, криминальная революция в Коми. Совершенно головокружительная тема! Вот пусть будущие авторы напишут в том числе и об этом.

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
10 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
ОсеосяПолковникВованТатьяна Recent comment authors
новые старые популярные
789
Гость
789

А где книгу продают???

С ума. И Рок. Или оковы
Гость
С ума. И Рок. Или оковы

Я книгу прочитаю. Снова

Полковник
Гость
Полковник

“Например, криминальная революция в Коми…” Смею заметить, что любая революция криминальна по определению))

Татьяна
Гость
Татьяна

Присоединяюсь к вопросу 789.
Где купить книгу?

Вован
Гость
Вован

В Доме печати сбоку есть книжный магазин Ордым – там.

Полковник
Гость
Полковник

А еще в Доме книги, Букинисте и Декане… Короче: спрашивайте в книжных магазинах

Полковник
Гость
Полковник

А еще в Доме книги, Букинисте и Декане… Короче: спрашивайте в книжных магазинах

Полковник
Гость
Полковник

А еще в Доме книги, Букинисте и Декане… Короче: спрашивайте в книжных магазинах

ося
Гость
ося

Сумароков-это бренд , а там хоть шахов, хоть махов – все сгодятся в соавторы , а книгу прочтите. Если успеете купить .

Осе
Гость
Осе

Ты успей в самолет сесть. Пока еще относительно трезвый. И бренд вместо паспорта показывай. Может, и посадят… Только не перепутай, а то показываешь вечно… не то… Книжку покажи – пропустят… в последний путь)))