Андрей Подоров: «Приносите шкуры!» (ФОТО)

Человек редкой профессии - мастер по созданию чучел птиц, зверей, рыб

Автор:   
18:39. 6 октября, 2013  
  
2

С древних времён мужчина всегда считался кормильцем и охотником. Кроме еды из мяса зверей, первобытные люди пытались делать из добытых шкур теплую одежду, ковры. Древние египтяне делали чучела зверей, которые сопровождали фараонов в загробный мир, шаманы в племенах – ритуальные маски из звериных голов. В средние века мода на охоту развила искусство изготовления чучел животных. Желая сохранить память об охотничьих трофеях, европейские короли создавали целые залы и охотничьи дома, которые украшались фигурами оленей, кабанов, волков. Каждый экспонат был специально оформлен и являлся предметом особой гордости охотника. В России изготовление чучел началось в эпоху Петра I, в годы создания им знаменитой Кунсткамеры. Человек редкой профессии, мастер по созданию чучел птиц, зверей, рыб – Андрей Подоров – сегодня гость нашего номера.

 

 

 

 

 

– Андрей, традиционный вопрос: как вы оказались в этой необычной профессии?

– Бывает, что профессия сама выбирает человека, если у него к этому есть определённые склонности, предпосылки. Наша мастерская начала работу около 20 лет назад с изготовления нескольких первых чучел. Нам это понравилось, и мы решили заниматься этим  дальше. В то время никакой информации, интернета не было. В Ленинской библиотеке была всего одна книга по таксидермии (наука об изготовлении чучел), которая стала нашим единственным пособием. Нам помогали знаниями  биологи, охотоведы, сотрудники краеведческого музея. В результате сложилась небольшая команда единомышленников, с которой мы преодолели все финансовые и политические кризисы, успешно работаем и сейчас. Отмечу, что каждый из нашей команды проделал свой путь в нашу профессию. И каждый выбирал ту дорогу, которая бы позволила максимально раскрыть свой творческий и профессиональный потенциал.

– Сложился стереотип, что профессия чучельника связана с убийством животных. Многие сейчас наверняка рисуют в голове сцены кровожадной расправы над братьями нашими меньшими. Как обстоит дело в реальности?

– Очень просто. Охотник получает лицензию и отправляется на охоту. Он добывает зверя, мясо забирает себе. А шкуру… Тут несколько вариантов, на усмотрение «добытчиков». Её можно просто выбросить. Можно попытаться за деньги сдать на мех (если шкура хорошая). А можно принести и сдать нам, также за деньги. Я особо обращаю внимание охотников на то, что мы покупаем шкуры, приносите! С этим материалом уже работаем дальше. Ведь шкурка животного (птицы, рыбы) – это для нас, как глина для скульптора, краски для художника. В общем, материал для создания произведения искусства. Ведь люди не задумываются о том, из какого животного сделана кожаная мебель, обувь, красивые меховые накидки с головой зверька, шубы из рыси, волка, бобра, шапки из белок и песцов. Известные модельеры мира работают с мехами и шкурами убитых зверей! Люди покупают на рынке мясо кроликов, кур, оленя, едят лосятину, зайчатину, медвежатину, не считая это чем-то особенным. Но то, что можно сохранить природную красоту зверя или птицы в виде чучела, которое может стать настоящим произведением искусства, украшением интерьера  – этого многие не  хотят принимать. 

– Получается, что самую «грязную» работу в этом процессе выполняет именно охотник? 

– Да. Ежегодно охотоведы выдают лицензии на отстрел определенного количества зверей. Если бы мы периодически не отстреливали волков, в лесах давно бы не осталось ничего живого. Также и с другими видами. Были годы, когда зайцев не стреляли, потому что их было мало. «Под ружье»,  как правило, попадает слабый, больной или неосторожный зверь. Это естественный отбор, ведь истинный охотник старается быть в гармонии с природой, не нарушая её баланса. Другое дело – браконьеры. И это – отдельный разговор. Мы принципиально не принимаем шкурки птиц и зверей, которые занесены в Красную книгу или когда охота не разрешена. У людей нашей профессии есть принципы, если, конечно, это профессионалы, а не ремесленники, готовые ради денег делать чучела сов, лебедей, ястребов, барсуков и других запрещённых к промыслу животных. Не делаем мы также чучела домашних животных. Но «дельцы», увы,  встречаются в каждой профессии. 

– Андрей, а какие композиции вы делаете?   

 – Вы верно подметили – композиции. Мы стараемся делать не просто чучело зверя. Как правило, это фигура животного в какой-то частичке природного ландшафта. Белка, например, на ветке. Куница – на подставке из капа. Медведь может быть изображён в полный рост или с кадушкой мёда, рысь – за ловлей бабочки. Получается такой лаконичный уголок дикой природы. Главный принцип нашей мастерской – максимально раскрыть природную красоту животного,  изготовить его чучело, не ущемляя достоинств дикого зверя или птицы. Например, волк – олицетворение силы, смелости. Мы никогда не изобразим волка в капкане, потому что это вызовет жалость. Как никогда в нашей композиции волк не будет поедать зайца. Мы всегда даём зайцу шанс убежать. Есть работы, где волк оскалился, защищая себя, рысь, приготовившаяся к прыжку, лиса-героиня русских сказок, белочки, хорьки и многое другое. Упор в своих работах делаем на фауну нашей респуб­лики, хотя иногда поступают и экзотические заказы.

– Считается, что чучела животных или птиц будут издавать специфический запах в помещении, где будут стоять, в них заведутся моль, жучки и прочее. Так ли это?

 – Нет, конечно! Сейчас мастера по изготовлению чучел  пользуются всеми достижениями современных технологий. В чучелах, которые мы делаем, из натуральных материалов – только шкура зверя, птицы, пресмыкающегося. Все остальное – различные пластики. Никаких препарированных черепов, зубов, когтей, языков в своих работах мы не используем. Что касается шкуры и меха – сейчас существует масса препаратов от вредителей (как и для домашней обработки мехов), которые позволяют на долгие годы сохранить наши работы в первозданном виде. Наша работа многогранна. Мы сочетаем в своём труде  знания скорняка, художника, дизайнера, скульптора, биолога, химика и других профессий. 

– Кто интересуется вашими произведениями?

– Я сказал, что мы делаем свои произведения на базе местной фауны. Это медведи, волки, рыси, белки, лоси, олени. Покупатели разные. Есть те, кто ищет необычный подарок на юбилей или для высокопоставленного гостя. Это очень удачный выбор. Есть такие, кто просто хочет сохранить охотничий трофей на память. Есть профессиональные фотографы в Уфе и других городах, которые покупают чучела животных для снимков с детьми в детских садах и школах. Недавно, например, у нас приобрели оленя – серебряное копытце. А перед этим – медведя, чтобы фотографировать детей по сказке «Маша и медведь». Ковры из медвежьих или волчьих шкур красиво смотрятся в каминных и гостиных комнатах. 

 

 

– Встречаются ли  необычные заказы и какие из них припомните?

– Конечно, встречаются. Причём заказы поступают из Греции, Норвегии, Америки. Сейчас идёт мода на чучело собаки-лабрадора из телесериала «Клиника» (чучело Рауди), но мы таким заказчикам отказываем, так как делаем чучела, в основном, из охотничьих трофеев. Однажды для кинофильма просили изготовить чучело древней птицы, которая обитала в Австралии миллионы лет назад. Зато из экзотики – сделали чучела обезьяны, крокодила. Есть ещё очень интересные заказы. 

– А наши музеи, например, краеведческие, обращаются к вам? Ведь именно в этих музеях представлена фауна Коми края…

– Да, фауна представлена, и, к сожалению, многие чучела животных, птиц требуют серьёзной реставрации или замены. Но, увы, музеи не обращаются, хотя мы и готовы были бы помочь в обновлении экспозиций. Ведь именно с залов Национального музея начинаются экскурсии для иностранцев, гостей из России, правительственных делегаций. Также музеи несут воспитательную и познавательную функцию для детей, которые через музей знакомятся с фауной нашего края. Это – визитная карточка республики. Я уверен, что на уровне региональных властей можно было бы провести конкурс, сделать из музея настоящую жемчужину города и республики, продумать эту тему и по другим направлениям. Фауна Коми – это как раз часть того, за чем к нам едут экотуристы со всех стран мира, чем мы можем по праву гордиться и достойно представлять. Стоят же, например, в музее Российской космонавтики чучела легендарных Белки и Стрелки, лошади Петра I, которая стала гордостью Полтавской битвы. Это – наше достояние, которое требует должного к себе отношения.  

– Вы работаете со шкурками одних и тех же зверей. Не надоедает? И чего бы, может, большего, хотелось в своём творчестве?

– Нет, не надоедает. Каждая работа – индивидуальна, это творчество, произведение ручной работы. Нет двух одинаковых белочек, медведей, оленей. Они все – уникальны. И каждая следующая работа ставит новые задачи в мастерстве, ещё больше завораживает, вдохновляет, заставляет идти к новым вершинам,  которые каждый раз раскрывают перед тобой новое, неизвестное и прекрасное.

 

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
владАноним Recent comment authors
новые старые популярные
Аноним
Гость
Аноним

Профессия называется таксидермия,а не чучельник,позор автору статьи Юрьевой

влад
Гость
влад

АНОНИМУ. Нет такой профессии. даже в списках пенсионного фонда.