Хасия Мило: «Отец был очень скромным человеком» Эрцль Маков: «Египтяне поддерживают Кэмп-Дэвид»

Дочь Менахема Бегина и директор Центра по изучению его наследия - об отце, премьер-министре и Египте

01:36. 17 июля, 2013  
  
4

На минувшей неделе Коми посетила большая делегация из Израиля. Она участвовала в закладке камня на месте будущего памятника строителям моста через Печору в одноимённом городе. На памятном знаке среди этих строителей особо выделен Менахем Бегин – один из самых ярких политических деятелей еврейского государства, первую половину своей жизни посвятивший борьбе за осуществление сионистских идей, вторую – их воплощению в жизнь, в том числе в 1977-1983 годах в должности премьер-министра.

Интерес нашей газеты к этому визиту подогревался двумя факторами: в составе делегации находилась дочь Бегина Хасия Мило; события же в Египте заставляли вспомнить самое известное (по крайней мере, за пределами Израиля) наследие экс-премьера – мирный договор с Египтом, заключённый в 1978 году в Кэмп-Дэвиде (США). Гарантом договора до недавнего времени выступал свергнутый президент страны Хосни Мубарак. Мы чуть-чуть поговорили и на эту тему, правда, не с Хасией Мило, а ещё с одним членом делегации, директором Центра по изучению наследия Менахема Бегина в Иерусалиме Эрцлем Маковым.

 

– Хасия, это ваш первый визит в Россию?

– Да, я первый раз приехала в вашу страну, и вот – сразу по следам своего отца.

– Ваши впечатления?

– Очень интересный для меня визит. Интересно ощущать, что 70 лет назад сюда же приехал мой отец – правда, при несколько других обстоятельствах. Его осудили на восемь лет, хотя в конечном итоге он пробыл здесь всего восемь месяцев. Но успел увидеть не издалека, а вблизи, что такое угнетение и несправедливость.

– После своей отставки (в августе 1983 года – прим. ред.) о вашем отце практически ничего не было слышно, по крайней мере, в СССР и России. Чем он занимался?

– Он был очень скромным человеком, поэтому после того, как он ушёл с поста премьер-министра, просто вернулся к частной жизни, к своей семье. Он был просто отцом и дедом.

– Политики такого уровня довольно часто после отставки занимаются общественной деятельностью.

– Он – нет. После отставки он прекратил заниматься и ею, став полностью частным лицом.

– Как часто и интенсивно вы с ним общались в разгар его политической деятельности?

– В принципе, наша семья жила в Тель-Авиве, но на шаббат и еврейские праздники мы всегда приезжали в Иерусалим, и отец полностью посвящал себя семье.

– Сколько вас было в семье детей?

– Трое.

– И кто пошёл по стопам отца – занялся политикой?

– Старший брат Бени.

– А чем предпочли заниматься в этой жизни вы?

– Я предпочла заниматься и занимаюсь разнообразной общественной деятельностью.

 

***

 

– Эрцль, вы не находите, что события в Египте явно ставят под угрозу будущее Кэмп-Дэвидского мирного договора?

– Наш центр занимается исследованиями прошлого и частично настоящего, а будущее для нас, как и для вас, всегда туманно. Но вот что я хотел бы заметить. Недавно мы проводили опрос в Египте. Большинству из египтян не нравится Израиль. Но 80% опрошенных поддерживают подписанный Анваром Садатом мирный договор. Потому что они видят его реальные выгоды: во-первых, поддержка со стороны такого государства, как Соединённые Штаты; а во-вторых, отсутствие войны с Израилем ведёт к простой экономии. Держать армию в вечном состоянии, как перед войной, очень накладно. Как говорится, I quiet and money white (я спокоен, и деньги целы – англ., фразеол., прим. ред.). Большинству выгодно такое статус-кво: не улучшать отношений с Израилем, но и не разрывать договор.

Конечно, мы не можем прозревать будущее, но очевидно, что для Египта выгодно сохранять мир. Другое дело, что влияние радикального ислама может усилиться на Синайском полуострове, и тогда нельзя исключать провокаций в сторону Израиля.

– Вы полагаете, что радикалы будут контролировать Синай?

– Они уже там. И их там очень много. «Братья-мусульмане» контролируют их лишь чуть-чуть. Но кто знает, что может произойти сейчас? Может, сейчас, когда армия, несмотря на победу «Братьев» на демократических выборах, отстранила их от руководства страной, они склонны рассматривать Синай как площадку для раскола Египта? И могут наделать кое-каких неприятностей.

– Они уже делают.

– Да. Поэтому Израиль всегда должен держать порох сухим. Мы же помним, что у них имеются нацеленные именно на нашу страну ракетные установки, а из Газы ракеты мы вообще получаем регулярно. Но всё равно я убеждён, что всякому руководству Египта мир с Израилем выгоден. В прошлом году «Братья», ещё будучи у власти, подтвердили действие договора. Они, конечно, не целовали и не обнимали Израиль, но хранили Кэмп-Дэвидский договор именно в том виде, в каком он был подписан. И в этом – секрет любого хорошего договора.

– Ещё одной составляющей наследия г-на Бегина является Ливанская война 1982 года. Не кажется ли вам, что многие корни кризисной ситуации в этой стране лежат в той войне?

– Ничего подобного. Ливан в первую очередь подвержен влиянию того, что происходит в Сирии. И того, что принято называть «Арабской весной». Ничего в его процессах не связано с Израилем. Это чисто внутренние проблемы арабского мира. Вы их знаете: это конфликты между радикальными мусульманскими группировками и конфликты между мусульманами и националистами.

– Вы явно не первый раз в России?

– Не первый. Первый был в 1992 году. С тех пор произошли огромные перемены, которые, конечно, в первую очередь бросаются в глаза в Москве. Она превращается в типичный мегаполис, подобно Лондону, Нью-Йорку, Пекину с их скученностью и очень плотным трафиком. Но происходят, разумеется, перемены и в людях. Известную фразу о выведении нового типа людей – Homo Soveticus – мне в своё время сказал Ицхак Шамир (преемник Бегина на посту премьер-министра в 1983-1984-м, а затем в 1986-1992 годах – прим. ред.). Сейчас, конечно, люди сильно меняются. Хотя в той же Печоре вы можете видеть, вероятно, типичный по архитектуре город 1950-х годов.

– С кем из печорцев вам удалось пообщаться?

– Мы встречались с мэром, с его заместителем и другими людьми. Все они показались нам очень доброжелательными, а их приверженность строительству памятника – сильной и искренней. Судя по всему, следующим летом памятник уже будет.

– Кто его будет строить?

– Местные власти и, не исключено, служба исполнения наказаний.

 

Автор благодарит Леонида Зильберга за помощь в организации интервью

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Рамамнениё134Хулио Ган Recent comment authors
новые старые популярные
Хулио Ган
Гость
Хулио Ган

Менахем Бегин был террористом, типа Шамиля Басаева. Кстати, он сам никогда не отрицал, что являлся террористом. С 1944 по 1948 год террористические еврейские организации развязали против английских властей в Палестине мощный террор, а Бегин был одним из самых активных террористов, если не самый активный. Он входил в организацию “Иргун”.12 февраля… Читать далее »

134
Гость
134

Красное знамя и сионисты всегда вместе!!

мнениё
Гость
мнениё

Всё смешалось в Доме печати.

Рама
Гость
Рама

В доме печати есть приемная главы зато!