Николай Сивков: «Проблему с ностальгией каждый мигрант решает для себя по-своему» (ФОТО)

«Воспоминания о «Коми Болгарии» становятся уже почти легендарными, вроде преданий о северной Гиперборее»

Автор:   
16:27. 15 июня, 2013  
  
8

Николай Сивков волей случая эмигрировал из Коми в Болгарию ещё в 80-е годы во времена «железного занавеса». Тем не менее, он не теряет связей с родиной и активно участвует в совместных гуманитарных проектах. Сегодня Николай Иванович – гость редакции.

 

 

 

 

 

– В середине мая в Габрово прошёл традиционный международный фестиваль комедийных театров. На нём были представлены две пьесы коми драматурга Алексея Попова в вашем переводе. Как их восприняла тамошняя публика?

– К сожалению, я не смог присутствовать в Габрово в то время из-за праздников, которые в Болгарии в мае как раз проходят повсеместно: Европейская ночь музеев, День славянской письменности и культуры… Просмотрел информацию и отзывы местной прессы. Фестиваль начался с пьесы Алексея Попова „Кимöститчысьяс“ (в переводе на болгарский „Зевзеци“) и завершился его же пьесой – „Гöтрась, пиö, гöтрась“ („Жени се, сине, жени се“).

Первая пьеса на болгарском языке была поставлена на габровской сцене в прошлом году Невеной Митевой. Это известный режиссер, руководитель театра в Габрово и главный инициатор нынешнего фестиваля. Идея представить этот спектакль в Болгарии у Невены Митевой появилась на юбилее Коми национального театра, на котором она была гостьей. Постановку сделала Светлана Горчакова. Спектакль имел большой успех у публики и утвердился в репертуаре габровского театра. Вторая пьеса (с переводом с коми на болгарский язык) тоже была принята зрителями прекрасно, и, как пишут болгарские СМИ, была признана самой смешной, сиречь самой комедийной на этом фестивале комедийного театра.

До этого Невена Митева поставила, как вы помните, болгарский моно-спектакль на сыктывкарской сцене. Тем самым было положено начало сотрудничеству двух театров – болгарского и коми, двух известных и талантливых режиссёров, и можно с уверенностью сказать, что возобновились культурные связи между Болгарией и РК, которые за последние десятилетие-два заметно затихли.

 

– Можно сказать, что теперь Светлана Горчакова своего рода полпред от культуры Республики Коми в Болгарии?

 – Пожалуй, и так можно сказать. Только полпредом она стала гораздо раньше. В августе 1998 года Светлана Гениевна с фольклорным театром РК произвели фурор на фольклорном фестивале в Бургасе. Тогда её коллектив, как и в этот раз в Габрово, занял заслуженное первое место. Сам мэр Бургаса отметил их „запоминающееся выступление“ и, помнится, заявил, что на следующий фестиваль коллектив из РК будет приглашён первым. Увы, следующего участия однако не последовало. Но тем не менее С.Горчакова продолжила славные традиции коми творческих коллективов, покорявших болгарскую сцену в разные годы в прошлом – как, например, Коми государственный ансамбль песни и танца „Асъя кыа“, который выступал опять же в Бургасе в 1975 году.

Нынешний приезд театра из Коми пришёлся на очень сложное время в общественно-политической жизни Болгарии. Поэтому планы театра проехаться гастролями по стране, к сожалению, не осуществились, а жаль. Думается, их везде принимали бы как самых дорогих гостей, посланцев той, другой „Коми Болгарии“, воспоминания о которой с годами становятся уже почти легендарными, вроде преданий о северной Гиперборее.

 

– Возникали ли трудности с переводом?

– С любого языка на любой язык переводить по-своему трудно, потому что каждый язык представляет собой живой организм – неповторимый, единственный, оригинальный… Художественный текст метафоричен на любом уровне восприятия, пестрит идиомами. Болгарский и коми языки – это не просто два языка, принадлежащие к разным языковым группам, славянской и финно-пермской. Это – две разные самобытные культуры, и этим они и интересны для тех, кто с ними сталкивается, пусть даже в переводе.

Культура народа коми для меня, как впрочем и для любого коми человека, не безразлична, и поэтому бываю рад каждому маломальскому случаю содействовать её развитию и популяризации, конечно же, в меру своих возможностей и способностей. Будут ли новые переводы коми авторов, жизнь покажет. Думаю, что будут, если продолжится процесс возведения культурных мостов между Россией и Болгарией.

 

– Таких культурных обменов как в этом году не было с советских времен…

– В советские времена культурный обмен происходил в основном в виде фестивалей дружбы с участием российских и болгарских творческих коллективов. Из сценических постановок на коми-болгарскую тему вспоминаются разве что „Розы для Красимиры“ Ии Петровны Бобраковой в музыкально-драматическом театре в 70-е годы. Поэтому пьесы Алексея Попова опять же по-своему являются „первыми“ коми драматическими постановками на болгарском языке, а моно-драма Невены Митевой („Леди Капулетти“ Нины Мазур) – в переводе Евгения Козлова на коми язык.

 

– Будучи в Болгарии с большим интересом прочитал книгу Ангела Димова «Глобальный капиталистический кризис», которую вы перевели на болгарский язык. Имел возможность лично с ним познакомиться. Насколько я знаю, он ведь тоже имеет какое-то отношение к Коми?

– Профессор, доктор экономических наук Ангел Димов – депутат двух созывов Народного собрания (болгарского парламента), в прошлом член Высшего совета Болгарской социалистической партии, вышел из партии из-за несогласия с ее политикой, создал собственную партию – Социалистическую партию „Болгарский путь“ (2001 г.). Ныне работает в Болгарской академии наук, преподает в Пловдивском аграрном университете.

Политическую и научную карьеру А.Димов начинал в Коми в качестве представителя ЦК болгарского комсомола в Удорском районе. Валентина Александровна Витязева, будучи тогда ректором СГУ, стала его крёстной в науке. Под её влиянием он выбрал Международные экономические отношения направлением своей научной деятельности. Написал кандидатскую, затем – докторскую. С 1974 года до начала 90-х работал в Институте международных отношений и социалистической интеграции (ИМОСИ) при Болгарской академии наук. В 90-е годы организовал так называемые. „сельские бунты“ и был инициатором принятия законов по распуску „ликвидационных советов“ на селе, которые в годы болгарской „перестройки“ фактически уничтожали сельское хозяйство, ликвидируя земледельческую кооперативную систему. За это пытались лишить его депутатского иммунитета.

В настоящее время Ангел Димов в качестве лидера Социалистической партии добивается отмены валютного совета в стране, в силу которого Болгария с 1997 года находится в рабской финансовой зависимости от МВФ, развития болгарско-российского экономического и научного сотрудничества, создания двухсторонних совместных предприятий по производству и торговле сельхозпродуктами, по закупке в России сельхозтехники, нанотехнологий.

 

– Кстати, в упомянутой мною книге (она касалась «еврейской темы») прослеживаются пунктирно проблемы, которые сейчас захватили Болгарию. Расскажите, что сейчас у вас там происходит?

– „Еврейская тема“ в книге тесно переплетена с темой болгарского фашизма, буквально неотделима от неё. В последние годы тщательно муссировалась мессианская роль болгарского царя Бориса Третьего в спасении „болгарских евреев“. Издавались книги, статьи, снимались фильмы, проводились конференции. По времени это совпало с восшествием Симеона Сакскобургготского на премьерский пост. В печати практически не было критики „царской“ версии чудесного спасения болгарских евреев, хотя и упоминались и другие действующие лица (депутаты парламента) в той драме, которая разыгралась в 1943 году, когда, действительно, 9 тысяч евреев на территории „царства Болгария“ избежали участи 11 тысяч своих соплеменников из греческой Македонии и Фракии, „законно“ отправленных по царскому же указу в газовые печи в Польшу. Как это произошло и кто был истинным спасителем, а кто палачом этих тысяч ни в чём не повинных людей еврейской национальности, отчетливо видно из книги Ангела Димова. Теперь, когда в 2000 году международный еврейский комитет убрал незаконно поставленный в Тель-Авиве памятник царю Борису Третьему как Спасителю евреев, на его место решено поставить другой памятник – тем 11 тысячам погибшим „болгарским евреям“ из Фракии и Македонии. Казалось бы, историческая справедливость восстановлена, но оказывается далеко не все в Болгарии согласны с этим: миф о царе-спасителе евреев жив и, видимо, еще долго будет жить в сознании немалой части болгарского общества. Одна эта книга, сколь бы документальной и объективной она ни была, все проблемы решить не может, но всё же она заставила задуматься и изменить взгляды на историю потомков тех „спасенных евреев“, которые до этого признавали царя Бориса Третьего истинным спасителем своих родителей.

 

– Переводите ли вы на русский язык других болгарских авторов?

– Основная моя работа в краеведческом музее. Переводами я занялся, познакомившись с Ангелом Димовым. Как известно, один из приоритетов его политической деятельности – развитие болгарско-российских связей. Это мне импонирует. Поэтому решил принять участие в его проектах, чтобы донести его идеи до российского читателя. Другими литературными переводами до этого не приходилось заниматься, если не считать сборника коми поэзии на болгарском языке, который остался, увы, на уровне проекта. К тому же тогда, несколько лет назад, я сделал только подстрочники с коми языка на болгарский, а дальше тексты были обработаны болгарскими поэтами. Финансовые проблемы, однако, помешали реализации этого гуманитарного проекта.

 

– Насколько сегодня высок интерес в Болгарии к русской литературе?

– Интерес к России в Болгарии никогда не уменьшался, даже в самые кризисные годы. Со вступлением страны в ЕС и в НАТО изменилась её политическая ориентация, пагубно отразившаяся на национальной экономике.

Об интересе нынешнего поколения болгар к русской литературе затрудняюсь сказать что-либо конкретно. По моим наблюдениям, в Софии рынок литературы (всякой) на русском языке в сравнении с прошлым сузился неимоверно (достаточно сравнить, какими „русские“ книжные магазины были по площади когда-то и какие они теперь). С другой стороны, в условиях конкуренции между книгоиздательством и интернетом верх берет интернет. Для болгар русскоязычный интернет – это ещё одно окно в большой мир. В болгарской истории было два периода, когда страна была буквально залита русскоязычной литературой – 20-30-е годы прошлого века, в связи с наплывом русской („белой“) иммиграции, и в советское время. Теперь такого не наблюдается. В то же время в интернете же можно встретить много сайтов с переводами русской литературы на болгарский язык, и наоборот – с болгарской литературой, переведенной на русский язык (большей частью – поэзия).

 

– Вы себя сейчас больше кем ощущаете — болгарином или россиянином? Часто ли приезжаете на родину?

– Человек чувствует себя тем, кем он родился и вырос. Моя родина – Россия. Не могу сказать, что Болгария стала для меня „второй родиной“, но она стала родиной для моих детей. Приезжаю „домой“ в Коми наездами, как получится и когда получится. Раньше приезжал чаще, теперь – реже, но инет-сфера как часть ноосферы делает расстояния не столь несущественными: как бы далеко теперь не находился человек от своей родины, он везде чувствует себя „почти дома“. Остается, естественно, проблема с ностальгией, но её каждый мигрант решает для себя по-своему.

 

 

 

– Много ли в Болгарии проживает выходцев из Коми? С кем-то общаетесь?

– Выходцы из РК в Болгарии – это главным образом женщины из Удорского района, создавшие семьи с болгарами, которые работали в совместном болгарско-советском лесозаготовительном предприятии. К сожалению, у меня с ними нет каких-то особых контактов. Возможно, потому, что в РК работали больше болгары из других районов страны. К тому же российские граждане, попадая в другую страну, очень быстро интегрируются и ассимилируются, стараясь приспособиться к новой среде и новому этническому окружению, в Болгарии – особенно. С другой стороны, как это замечено во многих европейских странах, куда прибывают „русские иммигранты“ из постсоветского пространства, они не консолидируются между собой, в отличие от других групп иностранцев (например, арабов, азиатов, африканцев), держатся весьма обособленно и замкнуто, избегая общения друг с другом. В Болгарии россияне (всего около 15 тысяч по последней переписи) всё ещё делятся на „красных“ и „белых“ (потомки белоэмигрантов), на „старых“ и „новых“ (по времени заезда), на „русских“ и „не русских“ (по республикам бывшего СССР). Градаций много, и причины тому самые разные.

 

– Знаю, что вы интересуетесь древними календарями народов Скандинавии. Тема очень интересная, расскажите о ней?

– Музеи в Болгарии – на втором месте в Европе по богатству археологических материалов, от праистории до античности и средневековья. Среди этих материалов встречается немало артефактов, на которых нанесена календарная или астрономическая информация. К тому же на территории страны, в основном в горных районах, археологи находят древние астрономические обсерватории. В нашем музее тоже есть подобные памятники культуры. Занимаясь одним из них (фракийским зооморфным календарем), познакомился с астрономом из Роженской национальной обсерватории – Веселиной Колевой, которая изучает средневековые деревянные календари из юго-восточной Болгарии. Из разговоров с ней узнал о существовании подобных календарей в Скандинавии и у коми-зырян.

„Зырянских деревянные святцы“ имеют форму коротких шестигранных брусков с насечками и знаками по граням. По преданию, их привёз с собой в Пермь Вычегодскую Стефан Пермский, а со временем они получили распространение по Вычегде, Печоре и за Уралом – в Сибири. Исследованием этих зырянских деревянных календарей мало кто из ученых занимался. Они встречаются в фондах разных музеев (в Казани, Петербурге, Сыктывкаре, Якутске, Чите), а также в частных коллекциях. Предназначались они, видимо, для определения основных православных церковных праздников по юлианскому календарю. Датировка их остаётся открытым вопросом. Если со скандинавскими деревянными календарями всё ясно, так как даты на них нанесены изначально, то на „зырянских календарях“ таких дат нет. Действительно ли, как говорит предание, к коми-зырянам они попали вместе со Стефаном Пермским? Один из таких святцев был открыт Людмилой Королёвой и Анатолисом Смилингисом в селе Вомын при весьма мистериозных обстоятельствах. На нём кроме календарной информации содержится и астрономическая информация, которая позволяет определить день пасхи на календаре, а с применением археастрономических методов анализа можно предположительно датировать памятник серединой 17 века. Анализ другого подобного артефакта с верховий Вычегды, тоже содержащего астрономические отметки даёт почти аналогичный результат – конец 17 века.

На основании двух памятников трудно делать какие-то обобщающие выводы, поэтому необходимо собрать информацию о других подобных календарях, встречающихся на Печоре и за Уралом, и попробовать установить их датировку. 17-ый век не совпадает со временем Стефана Пермского и с преданием о нём как создателе деревянных святцев, но совпадает с другими историческими событиями. Дел в том, что именно в 16-17 веках в Скандинавии и в Прибалтике получили распространение аналогичные деревянные календари-святцы, хотя и несколько иного образца, в виде деревянных дощечек, на которых насечками наносилась календарная информация о христианских (католических) праздниках и которые „сшивались“ с помощью бечёвок, в виде деревянных книжек. Возможно, что одни и те же культурные процессы происходили в одно и то же время как в Скандинавии, так и Перми Вычегодской. И всё же есть артефакт, заставляющий прислушаться к преданию о происхождении „зырянского календаря“, о котором сообщает П.Савваитов. Вероятно, на одном из опубликованных экземпляров сохранился своеобразный знак-датировка, отсылающий нас к 14 веку – ко времени составления Стефаном Пермским анбура – алфавита.

Металлический языческий „охотничий календарь“, открытый К.Королевым на Вычегде и исследованный Н.Конаковым и В.Ларичевым, имеет косвенное отношение к „деревянным зырянским святцам“. Они не совпадают ни по времени бытования, ни по предназначению, ни по устройству. То, что они обнаружены в одном и том же районе, а относятся к разным эпохам, говорит, скорее, о приемственности календарных и астрономических традиций, существовавших у племен, населявших земли Перми Вычегодской, издревле.

 

– Как относятся к россиянам в Болгарии?

– На конференции в СГУ в марте этого года две темы как-то очень спонтанно и интересно „переплелись“ между собой: тема 135-летия Освобождения Болгарии от турецкого ига силой русского оружия и тема пребывания болгар в РК в 60-80-е годы прошлого века. По-моему, спроси любого болгарина, от ребенка до пожилого человека, чем являетсся для Болгарии Россия, он отметит на первом месте именно эти два события из „общей“ истории. Согласно результатам исследования Национального центра по изучению общественного мнения (НЦИОМ) за прошлый год, 73% болгар являются русофилами и только 9% – русофобами. По стране разбросано более 500 „русских“ памятников. Несколько лет назад попытки „перенести“ „коммунистические“ памятники „Алеше“ в Пловдиве и „Советской армии“ в Софии, в отличие от Прибалтики, провалились. А могли бы и убрать, как убрали мавзолей Георгия Димитрова, если бы народ не отстоял их.

 

– Почему болгары теперь учат охотней английский, а не русский язык?

Болгары (молодежь) изучают английский охотнее, чем русский, вероятно, потому, что по воле политиков с началом „демократических перемен“ Болгария оказалась в зоне ЕС. С тех пор как границы на запад открылись настежь, много болгар, особенно молодых, эмигририруют в другие европейские страны, где со знанием английского общение, естественно, проще, чем со знанием русского. На восток, в Россию, дорога для бизнеса и простого народа оказалась почти закрытой. Единственное место в Болгарии, где знание русского языка престижно, это черноморское побережье, так как там отдыхает 99% туристов из России. Из местной прессы узнал, что в эти дни сразу 8 российских городов арендуют места для лагерей отдыха для детей, причем не только на море , но и в горах. Особых перспектив для изучения русского языка на этом этапе развития болгарско-российских отношений пока не видно. Если будет развиваться туризм с участием российских туроператоров, если осуществится проект Ангела Димова по расширению сотрудничества Болгарии и России в аграрной области, тогда, возможно, и будут какие-то положительные сдвиги и в этом плане, а пока необходимость знания английского „первого уровня“ в сравнении с русским доминирует.

 

 

Наша справка

Николай Иванович Сивков родился в 1956 году в селе Пезмог (Корткеросский район). Учился в Выльгорте. Окончил среднюю школу, поступил в СГУ на коми отделение филологического факультета в 1973 году. После второго курса перевёлся в Софийский университет на факультет „Славянские филологии“. После окончания вернулся в Сыктывкар и преподавал в университете на филологическом факультете. По семейным обстоятельствам, однако, пришлось вернуться обратно в Болгарию, где все эти годы работает сотрудником в Региональном историческом музее в городе Перник. Занимается в основном проблемами этнографии и музейной педагогики. Интересуется археоастрономией и античной календаристикой.

Поделиться в соцсетях

guest
8 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Хороший материал, но:
Хороший материал, но:
15.06.2013 21:40

книга Димова ,наверное, переведена Сивковым на русский яз.?

дуст
дуст
16.06.2013 10:26

воспоминания по поводу торговли сельхозпродуктами:
во времена “коми Болгарии” продавали в Коми АССР сок томатный из Болгарии в стеклянных бутылках – который невозможно было пить, вкус был отвратительный.

Сыктывкар
Сыктывкар
16.06.2013 15:07

Вызывает уважение диапазон интересов нашего земляка.Где можно поподробнее почитать об исследованиях календаря?

Дусту
Дусту
16.06.2013 15:09

До сих пор помню вишневый компот и консервированные персики,которые привозили из Усогорска однокурсники. А родитители очень любили болгарскую фасоль.

Пенсионерка
Пенсионерка
16.06.2013 21:34

А мы объедались болгарскими помидорами,виноградом,лечо,голубцами в банках,компотами разными и запивали болгарскими винами разными.Всё было вкусное и навалом.С сегодняшним товаром не сравнить!А те кто обсе…т Советы ,те дегенераты конченые,неудачники.Забыли,кто их выучил и вскормил.Лижут теперь зад Западу.70-80 годы были для нас счастливыми,а сейчас только Сталина вспоминают. А про другие годы молчат.Сами-то за… Читать далее »

дуст
дуст
17.06.2013 00:20

по ходу никто не помнит этот “томатный сок”?, наш СССР-овский в трехлитровых банках был вкуснейшим.

Николай Размыслов
Николай Размыслов
18.06.2013 11:18

Спасибо за материал. Николай Иванович учил нас в СГУ на подготовительных курсах по коми языку. На первых порах за контрольную всем ставил 3, а мне 2. Спрашиваю, неужели на 3 не написал? Николай Иванович отвечал: Николай, остальные могут и на 3 написать, но ты должен это знать на 5. Иди,… Читать далее »

С
С
18.06.2013 22:12

Хорошая статья. Исправьте, пожалуйста, “фак” в справке. Вероятно черновик “просочился”