Валерий Туркин: «Нравственность качнулась вниз» (ФОТО)

Ветеран нашей газеты отвечает на вопросы посетителей сайта komikz.ru. К 95-летию «Красного знамени»

Автор:   
09:50. 9 июня, 2013  
  
14

Публикуемые сегодня заметки выбиваются из обычного порядка вещей. Как правило, интервью у «гостя номера» берёт журналист, задавая вопросы с пристрастием. Здесь же наоборот – он сам выступает в ипостаси «гостя», а расспрашивают его читатели газеты и нашего сайта. В роли же «ответчика» выступает старейший сотрудник «Красного знамени», которому он отдал 41 год жизни, Валерий Николаевич Туркин. Ему и слово.

 

– Сорок один год, уму непостижимо! Из краснознамёнцев только Людмила Фёдоровна Зыль «прожила» в газете больше – сорок пять лет. Но ни она, насколько знаю, ни я и не заметили, как пролетели эти годы, потому что журналистика и верность своему изданию и были для нас настоящей жизнью, и её жажда не утихает. Отвечая на вопросы читателей, хочу заверить их, что обещаю придерживаться правды, как это и было во все времена нашей газетной работы. Итак, по порядку поступления.

 

Вопрос. Насколько менялось с годами одно из базовых понятий в журналистике – объективность? Почему, на ваш взгляд, в РК так мало аналитических материалов в прессе – социальных, политических, экономических?

– Объективность как базовое понятие в журналистике не менялось и не меняется. Иное дело, когда ею пренебрегают, преследуя определённые цели, например, чтобы скомпрометировать человека или даже  само издание. Использовать компромат против нас вовсю пытались и пытаются и наши недруги, что мы разоблачаем в своих публикациях.

По поводу того, становится ли меньше в прессе аналитики, можно, наверное, согласиться с этим. С переходом к капитализму, на мой взгляд, наметился явный крен к информативности СМИ в ущерб объёму и качеству аналитических материалов. Увы, тема эта требует более углублённого разговора. 

 

Вопрос. Независимых СМИ нет, все от кого-то зависят: учредители, органы власти и т.д. Вы с этим согласны?

– Когда газета объявляет себя независимой, имеется в виду независимость от властных структур. Естественно ведь, что жить в обществе и быть свободным от общества нельзя. Вот поступивший вопрос от Евы: «Куда делась рубрика «Ребро Адама»? Немедленно верните!» Мне так и хочется воскликнуть: «Слушаюсь и повинуюсь!» Но не могу сделать это, потому что новое руководство нашей газеты, сменившее старое, при котором была эта рубрика, так сказать, зарубило её. И ничего, обходимся без неё и никакого покусительства на нашу независимость не ощущаем.

 

Вопрос. Аудитория печатных СМИ в последние годы сокращается и уходит на электронные площадки. На ваш взгляд, эта тенденция продолжится?

– Коли уж началась, то, конечно, продолжится, время ведь не обратить вспять. Видать, не суждено нашим потомкам шелестеть страницами книг и засыпать над ними.

 

Анна Михеева. Каково ваше мнение о нынешних журналистах? Разделяете ли распространённое мнение, что все острые перья остались в советских временах? Что нужно для того, чтобы профессия журналиста в наше время была востребована так же, как и раньше? И готовы ли вы лично взяться за взращивание молодых талантов? 

– Мнение о нынешних журналистах не может быть однозначным, как неоднозначно само понятие «нынешние журналисты». Кого причислять к ним: пятидесятилетнего Владимира Овчинникова или, скажем, условно тридцатилетнего Пашу Сафронова? Или всех, кто сейчас печатается? Лет десять назад к таким можно было отнести и восьмидесятилетнего бывшего краснознамёнца Юрия Александровича Кочева, который ушёл из жизни в прошлом году, но публиковался и в преклонном возрасте.

Наверное, имеются в виду всё же молодые. А это очень редкий случай, когда журналисты становятся «острыми перьями» в таком возрасте. Люди в нашей профессии достигают  определённых успехов лишь с опытом. В советскую пору работал на республиканском радио Владимир Попов. Одарённый журналист, с красивым «бархатным» голосом, что для работающего на радио имело немалое значение. Так он однажды признался, что дело, которым занимается, стал воспринимать как своё призвание только после сорока лет. 

На моей памяти из молодых газетчиков «Красного знамени» один лишь Володя Овчинников резко пошёл в гору. За короткое время объездил всю республику, опубликовал десятки блестящих репортажей и корреспонденций, в том числе об уникальных производствах.  Он стал, кажется, самым молодым обладателем журналистской премии имени Виктора Савина. У меня осталось в памяти первое впечатление о нём. О чём-то мы в своём кругу дискутировали, и Володя, новичок в газете, аргументируя свою мысль, сослался вдруг на стихи Мережковского. Подумалось тогда: «Пижон, наверное, и в руках-то никогда не держал Мережковского». Но нет, смотрю – цитирует поэта. С тех пор никогда не сомневался в компетентности Володи.

А что нужно для того, чтобы наша профессия была востребована так же, как и раньше, назвать несложно: добрая воля и соответствующие условия. Взвращиванием же молодых талантов занимается весь коллектив газеты, помогая и контролируя друг друга. На мне лежат, например, функции дежурного редактора, так что есть возможность влиять на качество публикаций в каждом номере газеты. 

 

Соловьёва, Сафронов. Дайте оценку новой волне так называемых журналистов-блогеров, не имеющих ни образования, ни культурного воспитания. И почему вы  и ваше поколение журналистов с большой буквы потакаете этой грязи (мат, пошлятина, реклама хабального образа жизни)?

– К чему давать оценку людям, не имеющим ни образования, ни воспитания,– вы же сами уже дали её. И откуда вы взяли, что мы потакаем всему перечисленному вами? Чтобы не потакать, по-вашему, мы должны вызвать таких на дуэль? Или вы считаете, что мы «потакаем этой грязи» своими публикациями? Тогда нужны примеры.

 

777. Моя бабушка – ваша постоянная читательница и поклонница. Она до сих пор хранит в серванте заметку из «Красного знамени» про воспоминания о войне, которую принесла вам в 1995 году для публикации. Передаёт вам благодарность. 

– Спасибо. Неплохо было бы скинуть эти 18 лет.

 

Хабал. Признайтесь, только честно. Вы когда-нибудь брали деньги за свои  публикации?

– Если бы делал это, никогда бы не пошёл на сегодняшний разговор с читателями. Наш брат совковой поры был во многом бессребреником. А вот презенты в благодарность от читателей принимать приходилось, но только после публикаций, а не до них. Не хотелось обижать людей, благодарных тебе от чистой души,что заметно сразу. Но запах взятки знаком. Однажды пришла в редакцию женщина с просьбой опубликовать свои воспоминания и вместе с письмом начала совать бутылочку коньяка. Пришлось сразу ставить точки над i. Это очень противное ощущение, словно тебя облапили жирными руками.

 

Житель Икс. А что вы так упёрлись в помещения Дома печати? Неужели думаете, что читателям важно, сидите вы на ул. Карла Маркса или на ул. Клары Цеткин?

– Этот вопрос явно от наших суровых недоброжелателей. Просто зуд какой-то одолевает их, так хочется напакостить газете. Но отвечу. Каким-то читателям, особенно новым, действительно, неважно, где мы сидим. Но есть и немало таких, которые привыкли к нашему адресу, как и к самой газете, зачем их огорчать? А главное, мы сами привыкли к своему месту. Ещё в 1939 году наш адрес был вписан даже в колонтитул газеты. Это наш дом, и не исключена опасность, что уйди мы из него, и наши помещения  тут же захватит бесстыдный клон под названием «Красное знамя» Севера». Мы не хотим, чтобы наши верные друзья-подписчики попали на заклание к нему.

 

Вопрос. Как вы думаете, СыктГУ готовит полноценных журналистов?

– Не знаю. Специалистов с корочками нашего университета на «проходной» редакции не встречал.

 

Ирина. А можно личные вопросы? Какая ваша самая любимая книга, любимое кино, любимое блюдо, любимое место в Коми, любимая женщина?

– Неужели вам это интересно, и если я отвечу, то это поможет вам рационально использовать такую информацию? Любимого всего много, а вот любимая женщина была одна – жена Тамара, которая трагически погибла ровно тридцать лет назад. Своё чувство к жене я попытался материализовать через посвящённую ей скульптуру в дереве, установленную на её могиле на городском кладбище (автор — мой друг, народный художник республики Владимир Рохин).  

 

А.Г. Назовите лучшего и худшего редактора газеты за  последние сорок лет. Назовите лучшего и худшего руководителя республики за те же годы.

– Из пятерых, которых знал, я бы выделил трёх руководителей «Красного знамени», хотя при одном из них, Георгии Михайловиче Козыреве, не работал, но всё же общался с ним накоротке. При Александре Захаровиче Ануфриеве был создан удивительно спаянный коллектив единомышленников, очень талантливых журналистов. Впоследствии лишь у трёх-четырёх из добрых двух десятков не было авторских книжек. Сам Ануфриев, хоть и публиковался в газете, но всё же редко.

Тоже редко отмечался на её страницах и Козырев, но как организатор творческого процесса это был вихрь,  смерч, торнадо. За три года своего руководства он сумел поднять тираж «Красного знамени» с сорока до ста двадцати тысяч экземпляров.

А самым ярким редактором, на мой взгляд, был Владислав Иванович Чистяков, пришедший в газету после Козырева. При нём тираж поднялся до ста сорока тысяч. Если взять семью, состоящую из трёх человек,  то можно сказать, что в те годы «Красное знамя» читала каждая вторая-третья семья респуб­лики. Он обладал не только писательским, но и педагогическим талантом.  Сам активно публиковался. Ввёл рубрики, например,  «Дежурный репортёр», «Экран действенности», «Клуб знакомств» с неизменной ведущей Людмилой Зыль и другие, которые пользовались большим успехом у читателей. 

Учил нас умению пользоваться деталями, которые у всех на виду, но которых обычно не замечают. Его фельетон «Висит груша, нельзя скушать» был буквально срисован с витрины магазина №50, где завлекала покупателей восковая груша, тогда как на прилавках было пусто. Свою редакционную статью, посвящённую трениям, возникшим между газетой и управлением связи в 1990-м году, которое возглавлял Владимир Клаузер, назвал – «Ваше слово, товарищ Клаузер». Я расхохотался, когда увидел её на полосе, ведь с Володей мы вместе учились в школе, и, когда проходили творчество Маяковского, использовали  фразу поэта (только, понятно, со словом «маузер») как  дразнилку. Можно себе представить, как был раздражён Клаузер, когда прочёл статью под таким заголовком! Могу часами вспоминать Чистякова!

Что касается руководителей республики, то их расставляет по ранжиру само время, критерий единственный – что сделано при нём. Иван Павлович Морозов прославился строительством дорог, открытием новых производств в промышленных отраслях. Православный храм на улице Свободы в Сыктывкаре,  кардиологический центр, гимназия искусств при Главе РК… – вехи Юрия Алексеевича Спиридонова. С замечательного проекта начал карьеру Главы РК Вячеслав Михайлович Гайзер, который намерился завершить затянувшееся строительство знаменитого санатория в Серёгово. 


70-е годы. Владислав Чистяков и Валерий Туркин на свадьбе корреспондента Олега Михеева

 

Тамара Макарова. Иногда реакции на публикации бывают самые неожиданные и удивительные. Расскажите о таких из своей журналистской практики. 

– Удивительных не помню, а неожиданные были. Ещё когда работал в «Молодёжке»,  написал критическую заметку о непродуманной организации выпускного вечера в Коми пединституте. Надеялся, естественно, на конструктивную реакцию. А вышло наоборот. На вечере присутствовала мадам из обкома партии, которая не признала мою критику, и неудивительно, так как сама была участницей, а не потерпевшей. В итоге «причесали» в обкоме.

 

Такой вопрос. Что для вас интернет? Приходилось ли читать комментарии на сайте к вашим публикациям? Ваше отношение к «свободе слова» в интернете?

– Приходилось, хотя в интернет захожу редко. К «свободе», взятой в кавычки, так и отношусь – закавыченно. За последние 20 с лишним лет свободу слова стали воспринимать в нашем обществе как позволение делать, что угодно. Сдерживающие нравственные начала, которые дают нам воспитание и культура, расхристанные телевидение и интернет превращают в ненужный хлам. Нравственность резко качнулась вниз.   

 

Печаль. Вы успели за 6 лет извиниться перед фронтовиком М.И.Никитиным?

– В тот же день извинился, когда обнаружил, что назвал его в своей заметке, кажется, Калининым. Это был ужас! Ведь Михаил Иванович был моим учителем в школе, как я мог так облажаться! Сам дьявол водил моей рукой. Кстати, через пару лет я опубликовал беседу с Михаилом Ивановичем — участником Великой Отечественной войны.

 

Григорий. Назовите публикацию, которой вы гордитесь, и публикацию, за которую вам до сих пор стыдно.

– За только что упомянутую стыдно. А вот гордость – не то слово. Есть вещи, которыми я доволен, в том числе и некоторыми стихами, вошедшими в книжку «Лирика». Надеюсь в этом году издать вторую.

Хотя нет, однажды именно гордость испытал. Редактор (а это был Чистяков) дал мне статью одной докторши наук на шести машинописных страницах убористого текста с тем, чтобы я сократил её до четырёх не в ущерб содержанию. Я сделал это и пригласил автора ознакомиться с моей правкой. Когда учёная дама с пристрастием перечитала четыре страницы вместо шести, вердикт её прозвучал для меня, как сладкая музыка. «Надо же, – воскликнула она, – вы же всё сохранили, хотя и убрали целую треть текста!». 

 

Григорий. Перечислите главные заповеди настоящего журналиста.

– Не врать и не пресмыкаться перед сильными мира сего.

 

Архивариус. Дайте вашу оценку деятельности таких персонажей, как Владимир Путин (это правда, что вы его горячий поклонник?), Вячеслав Гайзер, Алексей Чернов, Дарья Шучалина.

– Боже, откуда этот ряд лиц, таких непохожих! Однако попробую дать. В среде самых близких мне людей Путин пользуется полным и безоговорочным доверием. Для меня лично это самый адекватный руководитель государства из тех, кто был на моей памяти. Клички деспот и паранойик прилеплены к Сталину. Авантюрист – к Хрущёву. Маразматик – к Брежневу (это же в его правление родилась шутка – «маразм крепчал»). Подкаблучник – к Горбачёву. По-разному дразнят в народе Ельцина. О Медведеве промолчу. Считаю, что Путин – это надежда России, икона её, как сто лет назад, возможно, считали Распутина.

Мне понравилась заявка с приходом во власть, сделанная Гайзером, о санатории в Серёгово. А ещё его поступок при Торлопове, когда он, если не ошибаюсь, единственный из действующего правительства, пришёл на  юбилей Юрия Спиридонова в 2008 году. Это был смелый поступок, если знать, как второй Глава РК относился к первому. А вот об Алексее Чернове, заместителе Главы и при Торлопове, и при Гайзере, разговор, пожалуй, особый. 

Ни один политик местного розлива до него не позволял себе действовать по отношению к нашей газете так нахраписто и нагло, с таким бесстыдством, как это делал и делает Чернов. Ещё пять лет назад при попустительстве Владимира Торлопова он возглавил мероприятие, посвящённое 90-летнему юбиле периодической печати респуб­лики, в процессе которого  все лавры, все добрые слова достались лишь журналистам национальной газеты «Коми му». Как будто не было в истории республики таких газет, как «Зырянская жизнь», «За новый Север», «Красное знамя». Воспользовавшись испытанным приёмом «разделяй и властвуй», высокопоставленный чиновник самолично вычеркнул из истории РК, видимо, уже тогда ненавистное ему издание. 

Большего унижения в жизни я не испытывал. Как можно было наплевать на целую плеяду выдающихся журналистов не только республики, но и страны, на прежних и нынешних читателей газеты, на то, что было сделано за десятки лет?! Кто позволил ему, кто допустил это? После окончания этого позорища я подошёл к Надежде Мирошниченко, которая тоже была краснознамёнцем, пока не стала известна России как большой поэт. «Что скажешь по поводу обструкции, устроенной правительством «Красному знамени»? – спросил я её. «Я тоже обратила внимание на это, – ответила она, – но кто-то из выступавших сказал, что, мол, «Красное знамя» будет отмечать юбилей в другое время». 

Вот так было устроено и подстроено. А вот заявление Чернова, сделанное уже при Гайзере в конце марта в предпоследнем номере умертвлённой, судя по всему им же, «Молодёжки». Цитирую: «…золотые перья» давно превратили «КЗ» в жёлтую газету, что все крики об истории издания (выделено мною – В.Т.) – не более чем попытка прикрыть нечто дурно пахнущее с ними на самой маковке. А соответственно, и общение с этим изданием не имеет никакого смысла». 

Всё! Закрыл нас Чернов. Отгородил от нас свою власть. А собственно, кто он такой, чтобы распоряжаться тем, что ему не принадлежит? Для Юрия Спиридонова он был, например, одним из варягов, явившихся в республику с небескорыстными целями.  А для меня это человек, с именем которого связано всё, что против нашей газеты. Это и позорный клон «Красного знамени», который возглавила Дарья Шучалина, и дамочки Александра Бушуева из «Панорамы столицы» и Нина Шмарова из «Юргана», эти шерочка с машерочкой, набросившиеся на наше издание по команде «ату его». Да и другие лица, чьё змеиное шипенье раздаётся по нашему адресу. 

 

И всё же в эти юбилейные дни я рад поздравить и поблагодарить наших верных читателей за соучастие в общей созидательной работе.  

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
14 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Как милопредыдущемуАнита БейкерОсиппечальному Recent comment authors
новые старые популярные
Спасибо !
Гость
Спасибо !

Не согласен по Путину,но по оценке псевдожурналистов соловьёвой и сафронова полностью поддерживаю. На дуэль не надо их вызывать,их гнать из редакций НАДО!

Поспорю
Гость
Поспорю

“Нравственность качнулась вниз”. Валер, как ты не заметил – она уже давно лежит на самом дне этого “низа”!

С.А.
Гость
С.А.

Вы успели за 6 лет извиниться перед фронтовиком М.И.Никитиным?– В тот же день извинился, когда обнаружил, что назвал его в своей заметке, кажется, Калининым. Это был ужас! … как я мог так облажаться! Сам дьявол водил моей рукой.—————————————————- Валерий! Если Вы случайно ошиблись всего в одном слове, назвав Никитина Калининым,… Читать далее »

Зрительница
Гость
Зрительница

Прав С.А. После необоснованно вылитых Михаилом помоев на гастролеров из ГИТИСа доверие к этому “товарищу” безнадежно упало. Редакции стоит призадуматься.

Сергей Т.
Гость
Сергей Т.

Очень толковое, практически программное интервью Валерия Николаевича. Спасибо за честные ответы.

Амплитуда ПЛИ!
Гость
Амплитуда ПЛИ!

Чего-чего?!! Какое “программное”?… Оказывается, греха у Туркина больше, чем исковерканная фамилия Калинин-Никитин и не было?!!! Вы представляете насколько это святой человек? Не представляете? А надо…Супер-профессионал. Ни в чем не ошибался. Никогда. И не извинялся.

актёр
Гость
актёр

Группа гастролёров из ГИТИСа неплохо исполнила вокальные упражнения, которые практикуются на любом театральном курсе. Хотя у нас в Сыктыв-крае многим их выступление показалось чем-то новым и необычным.
А В. Туркин – молодец. То, что он высказал – гражданская позиция в чистом виде, без страха и упрека. Правильный мужик.

С.А.
Гость
С.А.

Валерий! Вы так и не ответили ни на один из моих вопросов.
Неужели даже у старейшего сотрудника старейшей газеты республики не хватает смелости? Чего боитесь? Поссориться с инфантилом, шкодником и недопрофессионалом Казанцевым?

печаль
Гость
печаль

Судя по количеству комментариев, ответы “мэтра” не вызывают интереса у читателей. А почитателей не наблюдается.

печальному
Гость
печальному

Количество комментариев не говорит ни о чём. Полторы-две сотни комментариев на 7х7 или на Банке обычно собирает самый неинтересный материал.

Осип
Гость
Осип

Что-то с нравственностью действительно творится неладное, в том числе и в рядах сотрудников “Красного знамени”.

Анита Бейкер
Гость
Анита Бейкер

Может, споемте?

предыдущему
Гость
предыдущему

Нехорошо воровать чужие ники. Чем же вы тогда лучше жуликоватого Казанцева?

Как мило
Гость
Как мило

У Казанцева персональный тролль С.А. У Сафронова и Соловьевой – Антихабал.