Анжела Разманова: «Кандинский искал в наших краях эзотерику» (ФОТО)

Интервью сыктывкарской художницы накануне открытия персональной выставки

21:32. 17 мая, 2013  
  
14

Завтра, 18 мая, в Национальном музее Республики Коми откроется персональная выставка сыктывкарской художницы Анжелы Размановой, известной ещё и в качестве куратора различных выставочных проектов, а также преподавателя на факультете искусств Сыктывкарского университета. На днях мы побеседовали с художницей в подвале, используемом супругами Анжелой и Сергеем Размановыми в качестве мастерской.

 

 

 

 

– Анжела, расскажи об открывающейся выставке. Она ведь не первая в ряду твоих персональных выставок?

– Первая была в 1997 году, в известном в то время выставочном зале «Серпас». За год до того я вернулась из Москвы. Потом были и другие мои выставки, в том числе в городском выставочном зале на Ленина, 28. Последняя персональная выставка – она называлась «Отражение» – состоялась в 2007-м в Национальной галерее РК.  

– В каких словах ты могла бы выразить концепцию нынешней экспозиции?

– Я формулирую её идею так: от простого любопытства к удивлению и осмыслению уникальности нашего края и его странной миссии в жизни Василия Кандинского. Ну и в моей жизни тоже.

– Любопытно. А чем тебя вдохновил Кандинский, при чём он тут?

– Ещё в 1889 году, до того как стать профессиональным живописцем, Кандинский, путешествуя по Вологодской губернии, заехал в Усть-Сысольск и проехал отсюда на восток до нынешнего Усть-Куломского района. Он приезжал сюда в этнографическую экспедицию, по следам которой остались дневниковые записи. Например, находясь в Усть-Сысольском уезде, он описал удививший его обряд похорон у коми-зырян. 

Но Василий Кандинский побывал у нас и с вполне определённой собственной целью. Говорят, что он искал здесь присутствие эзотерических практик. «Поехал на неведомую планету», – осторожно пишет сам Кандинский. Как известно, увлечение опытами по расширению сознания было распространено в серебряном веке. Поездка проходила в начале июня. Кандинский собирал здесь не только фольклор, но вообще всё, что можно собирать. Грибы, например. А какие грибы в июне? Мухоморы?..

С эстетической точки зрения, это «выставка-импровизация». Отобранные для экспозиции работы очень разные, но все сделаны в последние годы и все в той или иной мере продиктованы идеей повторить путь Кандинского по Коми. Я читала теоретические труды Кандинского, старалась войти в его мысли и переосмыслить их посредством моих картин. 

– Когда ты поняла, что станешь художником?

– Да я всё детство прорисовала, потом в «художку» пошла. Но поняла, что стану художником, лишь когда заканчивала учёбу в Московском технологическом институте по специальности «Художник  декоративного искусства».

– Кто был в числе твоих любимых художников в детстве и юности?

– Нравилось почти всё почти у всех – по разным причинам. Левитан; руки, написанные Репиным; «Царевна-лебедь» Врубеля. Нравится всё, что сделано на волне, созвучной твоему состоянию в данный конкретный момент или период жизни. Нравится всё, что сделано по-настоящему. 

– Тебя знают не только как художника, но и как организатора выставок. В какой роли тебе сейчас интереснее?

– Конечно, в роли художника! Будучи им, ты создаёшь вокруг себя, пардон за банальность, соответствующую среду. Что касается организации выставок и проектов, то я пытаюсь помогать разным людям, особенно молодым. Вообще, в какой-то момент я поняла, что художник в любой ситуации должен оставаться художником. Я, конечно, могу курировать молодых или вообще уйти в бизнес, но зачем? Я не хочу ничего терять как художник.

– Ты сотрудничаешь с выставочным центром «Югöр». Помогло ли его открытие, которое сопровождалось противоречивыми слухами и комментариями, открыть новые имена художников в Сыктывкаре и Коми?

– Думаю, да. Для Сыктывкара это крайне необходимая площадка. «Югöр» правильно работает. Как всякое новое предприятие, они тоже учатся, ведь на пустом месте сложно что-то сделать. Минувшим летом мы успешно провели в тесном сотрудничестве с «Югöром» летний пленэрный проект «Клюква», в котором участвовало немало молодых и до того не известных художников. «Югöр» устроил выставку молодой сыктывкарской фотохудожницы Анжелики Штепа. Другие молодые фотографы также выставлялись там. Вот сейчас, параллельно с моей выставкой, в «Югöре» должна стартовать выставка знакомого тебе петербуржца Александра Антипина (см. на 4 стр.), а также двух других – фотографа «Эрмитажа» Юрия Молодковца и дизайнера Мити Харшака.

«Югöр» удачно расположен, там хорошие помещения. Хотелось бы, чтобы центр развивался, расширялся, становился современнее. А для современного выставочного пространства нужны разнообразные конструкции, разделение на тематические зоны и так далее. Сотрудники «Югöра» сами об этом знают.

– У вас взрослая дочь, и она тоже уже почти художник. Вы не возражали против такого выбора?

– Настя ещё учится в Санкт-Петербургской театральной академии на художника-постановщика театра кукол. Нет, мы не возражали, мы сами её надоумили. К тому же Насте повезло: она ученица очень хорошего мастера Валентины Ховралёвой – представительницы старой школы художников-кукольников.

– Насколько мне известно, в 1990-е годы вы с мужем жили в Москве. 

– Мы учились в Москве и видели там три путча. Выходишь из кинотеатра «Художественный» – а вокруг люди в бронежилетах со щитами и дубинками оцепили Арбат. Сидишь в кофейне – в окне бронетранспортёр проезжает, мостовая трясётся. Идешь звонить по межгороду на главпочтамт – вдруг на Тверской, прямо перед тобой, вырастает милиционер верхом на коне…

– Чем там зарабатывали? 

– Матрёшки разрисовывали, которые на Арбате продаются. Иллюстрировали книги – те низкопробные детективы, суперпопулярные в 90-е. Шили какие-то «модные» тряпки. Например, покупается куча кожаных перчаток за копейки, потом распарываются, и из этого материала делается куртка совершенно безумного дизайна. Муж экспедитором работал полгода.

Вообще, время было интересное, честное по-своему. Мы ведь в 1990 году приехали не в сытую и сияющую Москву, а в город, который был огромной обнажённой раной на сломе эпох.  

– Почему в конце концов вернулись в Сыктывкар?

– Приехали на время, хотели провести здесь лето. Оказалось, что вернулись навсегда. Это был уже 1996-й. В Сыктывкаре встретили сразу много интересных художников. И, по правде сказать, в то время лично для меня здесь открывалось больше возможностей для свободного творчества. В Москве в те годы все просто выживали, а у нас уже был маленький ребёнок. 

– Ты и Сергей вышли из среды сыктывкарских художников, которая складывалась в начале 90-х в легендарной – уже можно так сказать – «деревяшке». 

– Я не вышла оттуда, а вошла туда. Как раз, когда мы вернулись из Москвы, в «деревяшке» и подружились со многими художниками. Возможно, потому и зависли здесь. Это был большой период моей жизни, который теперь позади. У меня там была уютная мастерская, с очень хорошим видом из окна… В «деревяшке» много было разного – хорошего и плохого. Странное было место – такой дом под звёздным небом. До сих пор большинство друзей – со времён «деревяшки».

– Насколько тебе как художнику комфортно живётся в Сыктывкаре?

– Художнику везде трудно, я думаю. Финансовая сторона дела – это совсем другой вопрос. Вопрос востребованности. Открой здесь хоть 10 тысяч залов, современного искусства или классического, всё равно здесь никогда не будет высокой степени его востребованности. Здесь очень интеллигентная публика, неизбалованная и потому жадная до всего нового, но этот слой тонок, а что касается меценатов или коллекционеров – ничего не поделаешь, традиций пока нет. С исчезновением городского выставочного зала на Ленина перестал существовать последний салон, где любой желающий мог приобрести живописное произведение.

– Может, настало время таких вот подвалов, как у вас?

– Это всё-таки наше личное пространство, абсолютно некоммерческое. 

– Насколько тебя вдохновляют путешествия?

– Путешествия всех вдохновляют, ведь это воплощённое движение. А движение в искусстве – это главная идея, антитеза застою, поиск новых пространств и средств. Мне запомнился международный пленэр в Тунисе, незадолго до «арабской весны». Было около ста художников из самых разных стран. Все вместе мы проехали по стране, вдохновились и уселись за мольберты. Для меня открытием стали турецкие живописцы. Сам Тунис напоминал Советский Союз времён Брежнева – тишь да гладь, люди в серых костюмах. И, как у нас, казалось, что это надолго…   

 

 

 

Поделиться в соцсетях
  • 1
    Поделиться

guest
14 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
24242424
24242424
18.05.2013 01:21

Умница, красавица и талант! Приду на выставку!

А.Д.
А.Д.
18.05.2013 03:11

Анжела, Сергей, спасибо за всё! Ваш подарок храню.

Отжигоф
Отжигоф
18.05.2013 04:45

Идешь звонить по межгороду на главпочтамт – вдруг на Тверской, прямо перед тобой, вырастает милиционер верхом на коне…———————————————————– Главпочтамт в Москве находится на улице Мясницкой дом 26 (метро Тургеневская, Чистые пруды). Зачем с улицы Тверской идти, да ещё пешком, на Мясницкую, когда прямо на Тверской есть Центральный телеграф, с которого… Читать далее »

Ник
Ник
21.08.2015 04:39
Reply to  Отжигоф

что за демагогия в каменте. Живу в Мск и в любом случае там пройти недалеко и даже интересно

The Грибник
The Грибник
18.05.2013 11:58

А какие грибы в июне? Мухоморы?..====================================== В июне в березовых рощах появляются подберезовики, а в сосновых лесах – маслята. В конце июня появляются белые грибы. Подосиновики и рыжики тоже плодоносят начиная с июня. Также в июне можно собирать сморчки и, конечно, строчки. Но последние есть не советую. Вернее, советую, но… Читать далее »

шаман
шаман
19.05.2013 00:46

и не грибы и не эзотерика интересовали Кандинского,)
а древние коми языческие традиции
искал КандинскийКондинский ) у зарян…….

С.А. от имени читателей КЗ
С.А. от имени читателей КЗ
19.05.2013 12:23

Редакция! Евгений Горчаков! Как обстоит дело с “делом Михаила Казанцева”? Возвращён ли в кассу редакции гонорар за печально известную статью об Аните Бейкер? Какое дисциплинарное взыскание было применено в отношение Михаила Казанцева? Принесла ли ваша газета извинения своим читателям за обман?

https://komikz.ru/news/culture/?id=9277#comm52577

a.d.
a.d.
19.05.2013 13:31

с.а., кто такая анита бейкер? не одна ли это из тех, никому неизвестных и ненужных, негритянок, которых привозит сюда ловкий делец крамер для падкого на любую иностранщину сыктывкарского “бомонда”?

Врач
Врач
19.05.2013 21:42

У С.А. очередной приступ вуайеризма. Просьба к комментаторам отнестись снисходительно и не провоцировать.

С.А.  -  Врачу
С.А. - Врачу
19.05.2013 23:51

Не надо кривляться, дурик. Редакции КЗ следует решить проблему с Казанцевым, а не делать вид, что ничего страшного не произошло: типа, ну, ошибся великовозрастный мальчик Миша Казанцев – кто ж не ошибается. Хороша ошибка – обмануть десятки тысяч читателей газеты. За ошибки платить надо, а в КЗ, видать, это не… Читать далее »

мнениё
мнениё
19.05.2013 23:57

Казанцев вроде раньше работал в “Панораме столицы”, у Бушуевой. Вот туда ему и следует вернуться, там его уровень.

Ну да
Ну да
20.05.2013 00:09

Если бы в ПС не напрягали рыться по помойкам=)

Не Врач
Не Врач
20.05.2013 00:10

А С.А. вполне можно было бы туда командировать. Вместе с Анитой Бейкер.

Ю.А.
Ю.А.
20.05.2013 01:27

Ну если кому и интересно,то просто сходите на выставку,а выдернутые из контекста фразы обсуждать глупо,это всего лишь статья в газете,которая о художнике ничего не говорит.