«Верни червонец, гад!»

Журналист «Красного знамени» оштрафован на 10 тысяч рублей за исполнение профессиональных обязанностей

19:56. 1 февраля, 2021  
  
0

Сыктывкарский городской суд признал в понедельник корреспондента «Красного знамени» – автора этих строк – виновным в нарушении порядка проведения акции протеста 23 января 2021 года и выписал ему административный штраф в размере 10 тыс.рублей. Таким образом, получился «гонорар наоборот»: за работу на акции и последовавшие за ней публикации автор не только не получил никаких денег, но и оказался должен государству.

 

Как я уже рассказывал, в четверг рано утром меня задержала полиция и составила протокол об административном правонарушении. Накануне, в среду, меня попросили принять участие в видеообращении, сдержанно одобрявшем действия сотрудников полиции 23 января, которые вели себя, следует признать, весьма корректно – непосредственно в ходе акции. Несколько человек, включая заместителя руководителя фракции КПРФ в Совете Сыктывкара Болеслава Скроцкого и известного общественного активиста Григория Каблиса, почувствовали неладное практически сразу после завершения акции: первого попытались обвинить и в организации акции (на которой он вообще не был), и в грабеже магазина (?!); второй уже 24 января получил те самые 10 тыс. административного штрафа по тому же самому основанию (Григорию, впрочем, к таким наказаниям не привыкать).

Понимая, что новая акция, которую созывал на 31 января Фонд борьбы с коррупцией (признан в РФ иностранным агентом), также не будет никем согласована, и имея перед глазами протокол об административном правонарушении, я, конечно, перебдел, снабдив сей раз себя одним из использованных ранее бейджиков, на котором моё ФИО и место работы были напечатаны особенно крупно и отчётливо, однако решив всё же обойтись без жёлтого жилета. Хотя именно такие жилеты (что логично) использовали большинство коллег.

Увы – радикально изменившийся к 31 января подход правоохранителей не уберёг и меня от задержания. Хотя, конечно, на фоне того, что творилось в воскресенье в ходе акции, слово «задержание» в применении к себе я всё же заключу в кавычки. В отличие от 23-го, 31-го сразу с 12 часов полицейские во главе с неизбывным подполковником Евгением Сучковым пошли в наступление на держателей плакатов (скорее – микро-плакатиков), в 12:05 начались первые задержания, а уже в 12:15 на Театральной приключилась первая драка, когда один из мужчин попытался отбить у полицейских задерживавшихся ими двух пожилых женщин с плакатами (как минимум одну удалось-таки отбить).

Полиция пыталась задержать пожилую женщину с плакатом, но её удалось отбить

На Театральной к этому моменту, по оценке Объединённой группы общественного наблюдения (ОГОН), собралось около 230 человек (в четыре раза меньше, чем 23-го) и не менее сотни правоохранителей, включая уже и Росгвардию. И уже на Театральной росгвардейцы едва не вступили в рукопашную с собравшимися. Но примерно в 12:20 последние начали покидать площадь, не рассеявшись, впрочем, а переместившись на улицу Чернова, по которой вышли к скверу и площади у Вечного огня.

Корреспондент «Красного знамени» шёл за двумя девушками, державшими в руках до поры до времени свёрнутые плакаты. При повороте на сквер они их развернули, и один из них содержал весьма вызывающую, хотя формально и безадресную надпись: «Мы не проплачены – мы ненавидим тебя бесплатно». Девушки смогли беспрепятственно пройти до Вечного огня и даже чуть далее, но постоять с плакатами у них получилось от силы минуты три.

И вот когда я пошёл вслед за ними, задерживавшимися, и наткнулся на параллельно тащимого гвардейцами ещё какого-то мужчину, то следующим после него, исчезнувшего где-то в общей массе задерживаемых, оказался сам.

– Ты! – коротко скомандовал в мою сторону какой-то старшой. – Сюда!

– Я?! Но я вообще-то пресса! – попытался я объясниться, выпячивая свой бейдж.

– Сюда, я сказал!

И вот я уже под белы рученьки доведён до гвардейского фургона.

Росгвардейские фургоны были главной достопримечательностью воскресенья

– В машину!

В сопровождении двух солдат поднимаюсь в машину. Ничего особенного. Спёртый воздух. Сбоку свалены щиты.

– Сесть сюда! – командует один из них.

Сажусь в первом ряду.

– Нет, вот сюда! – почему-то переводит он меня на предпоследний ряд.

Минуты через три:

– Нет, обратно!

В этот момент в дверь просовывается старшой:

– Что за пресса?

Представляюсь по форме. Старшой исчезает ещё минуты на две.

– Выходи! – командует он. – И больше к нам вообще не приближайся, чтобы мы тебя рядом не видели, понятно?

Куда уж понятнее…

***

Полагаю, многие читали и смотрели репортажи об акции 31 января, поэтому не стану повторяться. Попытка перекрыть Коммунистическую улицу со стороны Вечного огня предсказуемо потерпела фиаско, и в 12:50 два гвардейских фургона с рёвом сопровождающей сирены рванули в сторону Стефановской.

К этому моменту ёлку и ледовый городок на ней огородили дополнительными барьерами и полицейскими патрулями, и основная масса протестующих сосредоточилась около памятника Ленину.

На Стефановской охота на них существенно усилилась, по данным ОГОН, на этой площади было задержано уже около 20 человек.

Однако апофеоз наступил в Кировском парке, куда переместилась толпа и поначалу гуляла по улице Кирова довольно мирно, изредка и довольно глухо покрикивая антипутинские лозунги. «Космонавты», конечно, в итоге приехали и туда, начались их манёвры вдоль улицы, часть участников акции ушла от преследования через Парк скульптур Национальной галереи (конечно, затем вернувшись).

Примерно в 13:25 полицейские, росгвардейцы и привезённые на усиление солдаты-срочники разбили нечто вроде расширенного блок-поста прямо на входе в Кировский парк, вводя в недоумение его рядовых посетителей. Началось своеобразное «стояние на Угре», длившееся минут 20 и закончившееся в конечном итоге наиболее массовым разовым задержанием, которое когда-либо наблюдал корреспондент «Красного знамени». Примерно в 13:45 правоохранители начали вытеснять толпу (от исходного числа которой оставалась едва ли половина) вверх по Коммунистической, и, как теперь становится понятно, им была дана команда брать любого, кто хотя бы писком выскажет своё возмущение.

И брали действительно всех, включая и юных девочек, и пожилых женщин.

Я сбился со счёта на числе «29». ОГОН насчитал задержанными у парка 35 человек. В 13:55 от него отъехал забитый под завязку полноценный автобус и два микроавтобуса.

Говорят примерно о 80 задержанных, что явилось рекордом в истории Сыктывкара.

***

Именно поэтому в понедельник я не питал ровно никаких иллюзий относительно исхода судебного заседания. Я, разумеется, представил судье Роману Куриленко и копию свидетельства о регистрации «Красного знамени» как СМИ, и редакционное задание на 23 января 2021 года, и распечатки целых двух публикаций по итогам акции 23-го (что, на мой взгляд, должно было свидетельствовать О ЖУРНАЛИСТСКОЙ РАБОТЕ на ней)… но взглянув на постановление, понял, что это был мартышкин труд. Главными аргументами в постановлении являются показания врио зам.командира ОБППСП Муклецова В.В. и некоего Трофимова С.Д., которые, как следует из текста постановления, обеспечивали работу громкоговорителя, заунывно призывавшего граждан разойтись. Мои попытки воззвать к здравому смыслу в постановлении отражения вообще на нашли, ограничившись показаниями от 28 января, где вся аргументация сводится к «без бейджика, без жилетки».

***

В ноябре 2011 года государство в лице жюри республиканского журналистского конкурса «Признание» признало автора этих строк «Золотым пером» по итогам года и наградило премией в размере 10 тыс.рублей.

Через девять лет государство, видимо, спохватилось, подумало, что погорячилось, и признало того же автора административным правонарушителем. И потребовало вернуть должок.

 

Фото Наталии Бешкаревой

Поделиться в соцсетях
  • 22
    Поделились

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments