“Был аффект, стрессовая ситуация…”

Адвокат Торлопов усомнился в непредвзятости судьи Олейника

Автор:   
20:11. 3 сентября, 2012  
  
1

Как уже неоднократно писало «Красное знамя», одна из сотрудниц Коми республиканской психиатрической больницы (КРПБ), санитарка восьмого отделения КРПБ Светлана Пунегова, с подачи своего руководства на сутки была помещена в палату принудительного лечения. Напомним, случай в медучреждении, получивший широкий общественный резонанс, имеет продолжение.


Мы продолжаем следить за скандальной ситуацией вокруг КРПБ. Как нами анонсировалось, в минувшую пятницу, 31 августа, в Сыктывкарском городском суде состоялось очередное заседание, на котором Светлана Пунегова и её защитник Виктор Торлопов снова пытались воззвать к справедливости, а именно: добиться признания несоответствующими закону письменного согласия Пунеговой на её психиатрическое освидетельствование, направления на данное освидетельствовавние, выписанное врачом-психиатром Юрием Королёвым, действий сотрудников станции скорой помощи, а также взыскать с КРПБ компенсацию морального ущерба в размере 100 тысяч рублей. 

Представители учреждения здравоохранения, отстаивая свою точку зрения, ссылались на выводы коллег.

– Состава преступления в наших действиях не установлено. Напомним, что сотрудники КРПБ проходят по делу не как обвиняемые, а как свидетели. Госпитализация Пунеговой С.В. осуществлялась в полном соответствии с законодательством. Применение насилия в ходе её мы считаем недоказанным. В судебно-медицинском заключении идёт описание кровоподтёков и заключение: “Повреждения не причинили вреда здоровью”, – зачитали ответчики. – Кроме того, заключение комплексной судебно-психиатрической экспертизы, проведённой в институте им. Сербского, гласит, что психическое состояние Пунеговой С.В. 22.09.2011 года соответствовало критериям пп. а-в ст. 29 “Закона РФ о психиатрической помощи”, что предполагает помещение в стационар в недобровольном порядке. Комиссия обнаружила у Пунеговой С.В. психическое расстройство и рекомендовала ей наблюдение у врача-психиатра. 

По словам ответчиков, диагноз, выставленный Пунеговой на момент госпитализации, являлся предварительным, предполагающим полное выздоровление. В то время как в  вердикте, вынесенном ей в институте им. Сербского, болезнь характеризуется как хроническая, требующая постоянного консультативного наблюдения пациента. 

– Существует ли документ, подтверждающий согласие Пунеговой на госпитализацию? – поинтересовался судья Иван Олейник.

– Светлана Владимировна дала письменное согласие на освидетельствование. Она не подписала согласие на госпитализацию, – последовал ответ. – Заявлять о том, что её силой заставили подставить подпись, по крайней мере не серьёзно: человек может либо дать согласие, либо нет – третьего не дано.

 – Пожалуйста, подробнее о направлении на принудительную госпитализацию…

– Направление о госпитализации выдаётся участковым психиатром, что в соответствии с законом о психиатрической помощи, и было сделано. Считаем, что результаты экспертизы подтверждают необходимость госпитализации Пунеговой в недобровольном порядке в настоящее время.

– В настоящее время, или на тот момент?

– И на тот момент, и в настоящее время, так как в заключении специалистов института Сербского говорится о хроническом психическом расстройстве… Менее чем через сутки после госпитализации Светлана Владимировна была осмотрена комиссией врачей-психиатров, и по состоянию на 23 сентября диагноз был подтверждён, но ей было предложено продолжить лечение в дневном стационаре – показаний для нахождения пациентки в недобровольном порядке в стационаре комиссия не нашла. Это можно объяснить самим фактом госпитализации, так как в ряде случаев больные, оказавшись в стационаре, мобилизуют свою деятельность, собираются с мыслями… Был аффект, стрессовая ситуация, а на следующий день эмоции улеглись… – предположил юрист КРПБ.

– Мы получили направление врача на недобровольную госпитализацию и выполнили свои профессиональные обязанности, – взял слово представитель станции скорой медицинской помощи. – Больную долго уговаривали, предупреждали, что придётся применить силу. Она самостоятельно дошла до лестничной площадки, а там уже начались крики: “Помогите!” Нас обвиняют в несоблюдении врачебной тайны  – о какой тайне в данном случае может идти речь, когда Пунегова сама привлекла к себе внимание?

– Вы действовали только на основании закона “О психиатрической помощи”? – спросил сторону ответчика защитник Светланы Пунеговой Виктор Торлопов. После утвердительного ответа он продолжил. – Вам известно, что во время описываемых событий также существовал Закон РФ “Об охране здоровья граждан”, который,  в частности, гласит: оказание медпомощи, медосвидетельствование, госпитализация, наблюдение в изоляции без согласия граждан допускается в отношении лиц, представляющих опасность для окружающих…

Закончить мысль Торлопову не дали. Бурные возмущения оппонентов адвоката подытожил судья:

– Вы хотите спросить нас, правильно ли вы прочитали  статью?

– Ну зачем вы так… – не ожидал подобного выпада от служителя Фемиды Торлопов. – Я начинаю сомневаться в вашей непредвзятости. И всё же, хотелось бы заострить ваше внимание: в ст. 10 закона “О психиатрической помощи” сказано, что диагноз “психическое расстройство” ставится в соответствии с общепризнанными международными стандартами. Хотелось бы знать, существует ли классификатор заболеваний психиатрического характера и нормы закона, на основании которых определяются данные заболевания? 

– Законодательно данные критерии не определены, – ответил один из представителей здравоохранения. – Однако психоз под эти критерии попадает. Я могу зачитать критерии психического здоровья полностью, – порадовался собственной шутке представитель ответчика.

– Я прошу вас представить в суде письменный текст документа, на который ссылаетесь – вдруг вы ошибаетесь, – не оценил юмора Торлопов. – Далее – вы ссылаетесь на согласие Пунеговой на дальнейшее её лечение в стационаре. Как оно было получено? Мы будем ходатайствовать о признании этого согласия недействительным, так как оно было дано под принуждением, с целью поскорее покинуть помещение. 

– Если мы каждое согласие на лечение, госпитализацию, или оперативное вмешательство будем подвергать такой критике… Это получается критика нашего законодательства – медики обязаны получить согласие пациента, – туманно высказались юристы.

Далее Виктор Торлопов заявил ещё одно ходатайство. 

– Как бы ни было прискорбно мне это осознавать, судья Иван Иванович Олейник всегда поддерживал позицию власти. И сейчас для него главным является материал уголовного дела, в котором, якобы, имеется эта психиатрическая экспертиза. Повторяю – у меня есть сомнения в вашей непредвзятости, и, следовательно, основания для вашего отвода. Характер и ход определённых процессов, которые я наблюдал – ну нельзя так, наверное, вести дела! Если я зачитываю нормы закона и на их основании строю вопросы, не стоит прерывать меня в этой части. Существуют же нормы судейской этики… Ходатайствую об отводе судьи.

Однако, остыв в перерыве, с отводом стороны решили повременить. Слушание дела продолжится 27 сентября.  

Как рассказал Виктор Торлопов “Красному знамени”, сторона защиты ходатайствовала о допросе свидетелей.

– Так как в рамках уголовного дела они были допрошены не так, как нам хотелось бы, – пояснил Виктор Григорьевич. – Следователь не вникала в вопросы о тяжести диагностируемого у моей доверительницы психического заболевания, особенностях его лечения, классификации психических заболеваний, какими документом при этом руководствуются… Кроме того, будут запрошены уставные документы по работе больницы, должностные инструкции фигурирующих в деле лиц. Кроме того, к материалу дела не подшит результат экспертизы, сделанной в институте им. Сербского, который мы, к слову, тоже будет оспаривать.

***

Между тем, как рассказала “Красному знамени” Светлана Пунегова, медосмотр, который на днях проходили сотрудники КРПБ, руководство ей не подписало – требуют пройти дополнительное освидетельствование психиатра.

– По решению Верхового суда республики я уже полгода снова работаю в КРПБ и каких-либо замечаний не имею.  Никаких оснований для дополнительного медицинского освидетельствования нет. На действия начальства я написала жалобы в республиканские прокуратуру и Минздрав, – поделилась с нашим корреспондентом Светлана Владимировна.  

Сейчас она “на бюллетене”, будет ли по выходу с больничного допущена к работе – не уверена. Но в том, что на рабочем месте её ждут неприятности, Пунегова не сомневается. По словам санитарки, до сих пор её ущемляли и при составлении графиков дежурства, что, разумеется, сказывалось на зарплате. Как утверждают коллеги Светланы, те из них, кто оказал Пунеговой моральную поддержку, тоже испытывают на себе гнев руководства. 

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Аноним Recent comment authors
новые старые популярные
Аноним
Гость
Аноним

Юля!Спасибо вам большое за такие статьи.То что они сотворили со Светланой жутко страшно.С/с Попова вместе с Абрамянц её сейчас так прессуют,практически вся смена была свидетелями как грубо и не достойно с Пунеговой разговаривала зав.отд.,когда та отказалась что либо подписывать.Да и как можно проходить мед.осм.у врача(и в той структуре)который немногим раньше… Читать далее »