Житель Ухты стал инвалидом в СИЗО

Подозреваемому в сбыте наркотиков грозит ампутация ноги

10:55. 27 января, 2012  
  
5

Полгода назад ухтинец Александр Нарбеков попал на скамью подсудимых. Статья, которую ему инкриминируют, из категории «тяжёлых» и отнюдь не делает проходящему по ней чести – Нарбекова ждёт срок за распространение наркотиков. Однако цена, которую он уже заплатил за свой проступок, оказалась непомерно высока.

Как сообщили «Красному знамени» в пресс-службе УФСКН РФ по Коми, мужчину задержали в Ухте при попытке сбыта 35 пакетиков метамфетамина, что является особо крупным размером. Наркотик нашли и в гараже Нарбекова.

По словам Александра, при задержании его сильно избили сотрудники наркополиции. Да так, что родная мать не узнала.

Как рассказала «Красному знамени» мама обвиняемого Галина Нарбекова, её сына задержали 3 июня, а придя  через две недели к нему на свидание в сосногорский следственный изолятор, она ужаснулась при виде его.  Арестант страшно похудел, его глаза были красными из-за лопнувших капилляров… Женщина узнала, что 5 июня, когда её сын ещё находился в ИВС, ему вызвали “Скорую помощь”, медики констатировали черепно-мозговую травму и сотрясение головного мозга.

Через две недели последствия побоев дали о себе знать. У тридцатилетнего парня, ни разу в жизни ничем серьёзным не болевшего, случился эпилептический припадок, он потерял сознание. В конце июня из СИЗО Нарбекова конвоировали в лечебное подразделение — исправительную колонию №18, где у него случился второй припадок, начали отниматься левая рука и нога. Со слов больного, должного лечения он не получил – не было нужных медикаментов. Даже сделать анализ крови не было возможности — учреждение не заключило соответствующий договор с Минздравом. Эскулапы объявили, что Александр симулирует болезнь, и отправили его обратно в сосногорский следственный изолятор. Там ему стало ещё хуже. В ноябре левая нога совсем отнялась. Галина Сергеевна вызвала врача из Москвы, Александру сделали томографию,  и выяснилось, что он перенёс инсульт.

Свидания с сыном превратились для Нарбековой в настоящую пытку. Ей было невыносимо смотреть на угасающего Александра. Молодой мужчина частично потерял память и зрение. Его отправили обратно в ИК-18. А незадолго до Нового года у него началась гангрена. Медики вынесли вердикт — ногу ампутировать.

Мать Александра начала бить тревогу. Обратилась в прокуратуру с просьбой провести проверку в лечебном учреждении. Сотрудники ведомства связались с колонией и успокоили женщину — ампутация её сыну не грозит. Однако, как выяснилось, операция всё-таки состоится.

– Я ничуть не оправдываю сына за совершённое им преступление,  – говорит Галина Сергеевна. – Но те ужасы, которые он перенёс в неволе, несоизмеримы с его проступком. Я вдова, у Саши в Ухте – жена-студентка и годовалая дочь. Мы оказались заложниками этого кошмара.

«Красное знамя» обратилось в ГУФСИН Коми с просьбой провести проверку в учреждении, где находится Александр Нарбеков. Мы будем следить за ситуацией.

Поделиться в соцсетях

guest
5 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Дохтор
Дохтор
27.01.2012 13:04

Допустим, ногу он сам потерял из-за наркоты. При употреблении всякой дури, ноги покрываются язвами, струпьями, начинается гангрена. Любитель дури гниет заживо.

Знающий
Знающий
28.01.2012 16:55

Во-первых, он еще не осужден,а во-вторых, только суд может решить виновен он или нет!

ВСЕЗнающий
ВСЕЗнающий
28.01.2012 17:06

Ногу он еще не потерял! Он не наркоман, до того как его избили он был абсолютно здоровым человеком, занимался спортом,играл в футбол…и наркотики он не распространял! Его подставили.., да вдобавок здоровье испортили…

малыш
малыш
24.02.2012 17:04

а может это вовсе и не наркотики? а вы всех уже убивать решили. Оступился человек . но остались дорогие ему люди. и все раньше было разрешено.

Александр
Александр
19.11.2012 20:46

Такое впечатление,что ВСЯ республика коми живет по своим законам. УФСИН и их исправительная система не работает,прокуратура по надзору прерывает сотрудникав УФСИН,прокуроры приезжают пить чай в колонии,а не выявлять нарушения. Вся,абсолютно вся исправительная система работает в автономном режиме,осужденных не лечат,все наши права лишь на бумагах.