Версии смерти

Кто стоит за этим чудовищным преступлением?

Автор:   
18:05. 24 января, 2012  
  
6

В понедельник сторона обвинения продолжила знакомить присяжных заседателей с протоколами осмотра места происшествия. Эту нудную, но, по мнению прокуроров, нужную работу планируют завершить за месяц. Сам процесс обещает растянуться на полгода (минимум). Пока присяжные по очереди рассматривают фотографии и выслушивают длинные описания прогоревших балок, стен, дверей, окон, имеет смысл внимательнее присмотреться к обвинению по существу.

Сложности с «оформлением»

Вкратце напомню, что прокурор Юрий Овчинников предъявил братьям Махмудовым и их младшему родственнику Валентину Гаджиеву букет обвинений: от вымогательства в особо крупных размерах до организации особо тяжкого умышленного убийства группой лиц общеопасным способом (25 жертв). В совокупности в случае положительного вердикта присяжных всем обвиняемым конкретно светит пожизненный срок.

Дела о заказчиках убийств, покушений и других противоправных действий справедливо относят к категории самых сложных, как в расследовании, так и в суде. Не случайно даже Ходорковскому – нашему «политическому» сидельцу – предъявили чистую «экономику». И это несмотря на то что «сам» Путин публично возложил на опального олигарха вину за серию заказных убийств. Посадили за уклонение от налогов и хищения.  При желании за то же самое можно переселить на малозаселённые  территории необъятной Родины всю Рублёвку вместе с Кремлём, Белым домом и прочими достопримечательностями столицы.

Дело в том, что даже если исполнитель почему-то остался жив, пойман и изобличён, то сдавать заказчика ему никакого резона нет. Участь осуждённого это не облегчит. Скорее – усугубит. А вот на свободе влиятельный покровитель может (и должен будет) сделать многое.

Поэтому от оперативников, следователей и прокуроров требуется высший пилотаж в чисто психологической обработке исполнителей, свидетелей, судей и (в данном случае) присяжных заседателей. Не случайно наши обвинители с радостью приняли безвозмездную помощь маститого московского адвоката Анатолия Иванченко (официальный представитель матери погибшей на пожаре девушки). Поэтому  так много времени и внимания  уделено деталям жуткой трагедии, хотя к доказательствам вины именно Махмудовых и Гаджиева тема отношения и не имеет. Обвинение очевидным образом настраивает присяжных на нужную волну. И оно в своём праве.

Убийцы, свидетели и потерпевшие

Во всех этих качествах предстали перед присяжными Алексей Пулялин и Антон Коростелёв, отбывающие пожизненное заключение в колонии «Чёрный беркут». Во вступительном слове прокурор обнародовал массу живописных деталей подкупа, избиений и давления заказчиков на потенциальных исполнителей поджога. Пулялин и Коростелёв с его слов выглядят скорей запуганными жертвами, чем хладнокровными убийцами. Расчёт обвинителя Юрия Овчинникова очевиден. Также очевидно, что все эти «ужасы» записаны исключительно со слов самих исполнителей страшного преступления.

И, действительно, такие показания (очень противоречивые и путаные) Пулялина и Коростелёва есть в материалах уже закрытого дела по обвинению самих поджигателей. Более того, Овчинников получил детальные признательные показания осуждённых уже в колонии «Чёрный беркут». Более того, он не поленился выдать видеозапись в эфир республиканских и федеральных телеканалов. Более того, телекомпания «Юрган» сняла и выдала в эфир документальный фильм обвинительного содержания. Более того, известная журналистка Юлия Латынина явным образом поддержала обвинения «главарей Дагестанской ОПГ» в организации страшного преступления (1, 2).

Так что у присяжных заседателей, если они читают газеты, слушают радио и дружат с Интернетом, определённое мнение могло сложиться задолго до того, как они сели в зале суда. Справедливости ради стоит отметить, что столь мощная и, по сути, не вполне законная информационная атака стороны обвинения стала своеобразной реакцией на волну публикаций в связи с фальсификациями доказательств в деле Пулялина и Коростелёва. Впрочем, это другая  большая тема…

Но вот незадача! Сами «потерпевшие» на первом же заседании использовали возможность доступа к независимым СМИ и рассказали о пытках к колонии «Чёрный беркут». Со слов осуждённых, избиения и издевательства прекратились только в феврале 2010 года в связи с принятием Федерального закона о защите свидетелей, а виновные в пытках начальники уже сами сидят. Показания, данные прокурору Овчинникову,  и запись на видео были результатом именно таких «следственных действий». Стоит особо отметить, что вместе с прокурором в допросе участвовал и такой «уважаемый» сотрудник МВД по РК как  Олег Мансуров, успешно совмещавший служение Закону с  «крышеванием» наркобизнеса и проституции. Вряд ли эти сведения адвокаты скроют от присяжных. Подробно и развёрнуто молодые люди изложили эти сведения в адвокатских опросах от 15 ноября 2010 года (1, 2).

Приведу лишь один фрагмент из показаний Антона Коростелёва, официально зафиксированных его адвокатом:

«…27 января 2010 года меня вывели из камеры, подняли на второй этаж в кабинет оперативных работников, где находился начальник оперативного отдела Колесников Виталий Сергеевич. Также там был Денис Александрович, фамилию и должность которого я не знаю, Андрей Юрьевич Ивин – оперативник, Белявский Андрей Сергеевич – начальник одного из отрядов колонии. Колесников заявил мне о том, что «игры в невиновность закончились и меня интересуют следующие вопросы”. После чего он достал бумажку, точнее примерно три листа, скреплённые обычной скрепкой, и сказал, что его интересует наша связь с Махмудовыми, каким образом был произведён заказ поджога, а также обстоятельства возникновения конфликта. Я сказал, что я невиновен и по этим вопросам не смогу ответить, что я не знаю Махмудовых. На это Колесников сказал мне, что «я совершил ошибку и что мой подельник (Пулялин), возможно, будет умнее меня». Меня вывели из этого кабинета и завели в пустую камеру на этаже. Меня пристегнули наручниками к трубе, и Денис Александрович стал избивать меня резиновой дубинкой. Я кричал и плакал, просил меня не бить и говорил, что я невиновен. Потом привели осуждённого Торопова, который пытался снять с меня штаны и приговаривал: «Лучше делай, как тебе говорят!»

Я сел на пол, чтобы он не смог снять штаны, плакал и говорил о своей невиновности. Денис Александрович продолжал наносить мне удары резиновой палкой. Потом меня отстегнули и повели в кабинет к начальнику оперотдела Колесникову. В кабинете стоял Пулялин. Колесников сказал Пулялину о том, чтобы он сказал мне, чтобы я признавал вину, после чего Пулялин мне сказал, чтобы я признавался в том, чего я не совершал. Думаю, что он просто испугался, так как увидел меня избитого в камере. Я снова заявил о своей невиновности и о том, что не буду писать то, что требуют».
Можете себе представить, как воспримут такие заявления присяжные, когда всё это прозвучит (а оно прозвучит) в зале суда: глаза в глаза.

Мы уже столько написали о переплетениях лжи, интересов, ошибок и подтасовок в этом деле (1, 2, 3, 4, 5, 6, 7), что повторяться нет смысла.

Грубо суммируем две озвученные (прокурорами, адвокатами, двумя составами Верховного суда и журналистами) версии произошедшего.

«Чёрные» купили всех

Главари Дагестанской ОПГ Ухты, авторитетные бизнесмены братья Махмудовы и примкнувший к ним племянник Гаджиев держали в страхе весь город (при поддержке местной милиции). Запугав двух мелких воришек, они угрозами и подкупом заставили их совершить поджог собственности «нелояльных» к ним граждан. Особая жестокость и дерзость акции объясняется её показательным характером и чувством безнаказанности.

Позже они купили и прокурора Чекалина, который по их заказу разваливал дело по обвинению Пулялина и Коростелёва.  Прокурор выступил в  суде с сенсационным заявлением о фальсификациях. В результате суд вынес сенсационный оправдательный приговор:

«…Таким образом, признательные показания подсудимых Коростелёва А.А. и Пулялина А.А. не только непоследовательны и не согласуются между собой и с показаниями свидетелей Агеева, Могилевича – по времени и обстоятельствам конфликта, по обстоятельствам, при которых им был сделан заказ на поджог торгового центра «Пассаж», количестве, местах, характере встреч и лицах принимавших в них участие, но и были опровергнуты в ходе предварительного следствия.

 Никаких иных доказательств, свидетельствующих о том, что неустановленные следствием лица, угрожая физической расправой и требуя от Коростелёва и Пулялина уплаты крупной денежной суммы, склонили Коростелёва и Пулялина к поджогу торгового центра «Пассаж», в судебном заседании представлено не было. При этом ни в ходе досудебного производства по делу, ни в судебном заседании не было представлено вообще никаких доказательств не только об этих обстоятельствах, но и о факте существования заказчиков и наличия у них умысла на уничтожение чужого имущества путём поджога, а именно здания, в котором размещался  ТЦ центр «Пассаж», расположенного по адресу: Республика Коми, город Ухта, улица Октябрьская, дом № 9.

При таких обстоятельствах суд приходит к выводу, что обвинение Коростелёва А.А. и Пулялина А.А в части того, что инкриминируемые им преступления были совершены по заказу неустановленных следствием лиц, своего подтверждения не нашло».

Повторный суд на базе тех же доказательств вынес как бы более справедливое решение:

«…При совершении преступлений действия Коростелёва и Пулялина носили совместный и согласованный характер. Коростелёв и Пулялин до совершения преступления совместно встречались с не установленными следствием заказчиками преступления и обсуждали обстоятельства совершения поджога ТЦ « Пассаж», совместно подготовились к совершению поджога, совместно забрали ёмкости с ЛВЖ в заранее обусловленном с заказчиками месте, совместно принесли ЛВЖ к ТЦ  “Пассаж», совместно зашли с ёмкостями  с ЛВЖ в помещение торгового центра, совместно разлили ЛВЖ и подожгли её и совместно скрылись с места преступления, что свидетельствует о совершении ими преступлений группой лиц по предварительному сговору.

Судом установлено, что в связи с конфликтом в марте 2005 г., произошедшим между ними и лицом кавказской национальности, у Коростелёва и Пулялина перед не установленными следствием заказчиками поджога ТЦ «Пассаж» образовался долг в сумме 500 тысяч рублей, и заказчики предложили им совершить поджог ТЦ «Пассаж» в обмен за избавление от денежного долга и выплату им денежного вознаграждения  в сумме 200 тысяч рублей, на что Коростелёв и Пулялин согласились. После совершения поджога ТЦ «Пассаж» Коростелёву и Пулялину не установленные следствием заказчики преступления простили долг в сумме 500 тысяч рублей и выплатили денежное вознаграждение в сумме 10 тысяч рублей, не сдержав своего обещания заплатить за поджог деньги в сумме 200 тысяч рублей, что подтверждается последовательными, стабильными признательными показаниями Коростелёва и Пулялина, данными во время предварительного следствия, запиской Пулялина, написанной «ворам в законе», аудиозаписями разговора Пулялина с сотрудниками правоохранительных органов и другими материалами дела.

Вышеизложенное свидетельствует о том, что Коростелёв и Пулялин совершили преступления по найму и из корыстных побуждений».

По версии журналистки Латыниной, был куплен и первый состав суда, и прокурор Чекалин, и сотрудники ФСБ. Более того, заинтересованность в братьях Махмудовых проявил генерал ФСБ Пиюков, впоследствии выступивший в поддержку Чекалина и даже написавший официальное письмо Президенту:

«Уголовное дело по факту поджога торгового центра «Пассаж» в г. Ухте Республики Коми является точным аналогом печально известного «Витебского дела». Готовность судебных органов, в частности Верховного суда РК, угодить органам власти очень ярко подтверждает необходимость продолжения и активизации судебной реформы. Ваше вмешательство остро необходимо для того, чтобы обеспечить объективную и профессиональную проверку судебных решений  в отношении Пулялина А.А. и Коростелёва А.А., а также установления лиц, причастных к данной трагедии…»

В этой красивой версии, вполне укладывающейся в наши реалии, есть один серьёзный логический просчёт. Столь могущественным «братьям» в принципе не нужна была вся эта возня со свидетелями, покупкой прокурора и суда. Достаточно было закопать «отморозков» сразу после совершения поджога: дёшево и сердито.

Не может быть!

Защита настаивает на полной невиновности Пулялина и Коростелёва. Разумеется, братья Махмудовы и Гаджиев тоже не имеют к поджогу никакого отношения. Некие могущественные силы сфабриковали дело с целью:

– отчитаться перед начальством;

– отобрать у Махмудовых прибыльный бизнес.

Может такое быть? Вы скажете: как?! А я скажу: почему бы и нет? Ведь набрала же  ПЖиВ почти 60%. Это в нашей-то «богатейшей» провинции! Невероятно, но факт. Также невероятно, как и совершенно «убойное» доказательство в виде записки мелкого воришки Пулялина «вору в законе» Пичуге. В «маляве», невероятным образом обнаруженной под лавкой Замоскворецкого(!) РОВД, Пулялин кается перед авторитетом в поджоге, который он совершил по заказу Махмудова за 200 тысяч рублей. И эта откровенная «халтура» была принята повторным судом в качестве «допустимого» доказательства. И тот же суд не принял в качестве доказательства заключение эксперта, проверившего показания Пулялина и Коростелёва на «детекторе лжи». С вероятностью в 80-90% эксперт утверждал, что обвиняемые не врут об отсутствии связей с Махмудовыми. И довольно путаные показания бывших милиционеров и прокурорских (иные из них уже распростились с должностями за разные «мелкие шалости») повторный суд принял без тени сомнения.

Вообще на этом суде  защита (пять адвокатов) держится внешне довольно уверенно  и обещает обвинению много сюрпризов. Так что присяжным будет трудно.

Продолжение следует

Не стану, подобно маститой Латыниной и местной «телезвезде», фамилию которой называть не стану из этических соображений, предвосхищать решение присяжных, а уж тем более пытаться на них влиять (Боже упаси! Им и так несладко).
И всё же здравый смысл, жизненный опыт и внимательное знакомство с приговорами, показаниями и заявлениями подсказывают: истина где-то посередине. Мы живём не в романе Агаты Кристи или Юлии Латыниной. Обе версии слишком красивы. Ведь виновность Пулялина и Коростелёва установлена судом не только на основании «липовых» доказательств. Есть там и вполне серьёзные аргументы. Наивно было бы подозревать судей в совсем уж бессовестном пренебрежении законом. Дру ое дело, что корпоративные связи вполне могли подвигнуть их на признание и фальшивок тоже. Дабы не полетели головы хоть и непутёвых, но всё же  – коллег. Судьи, прокуроры и следователи – это по факту большая корпорация, о чём с тревогой пишет Президенту генерал ФСБ Пиюков.

Не знаю, сумеет ли обвинение представить прямые доказательства участия в заказе братьев Махмудовых. Будем посмотреть. Но, сдаётся, что им лично возиться с какими-то «отморозками» было бы как-то «не по чину». Да и смысла, то бишь – мотива, не просматривается. Мелковато для «бизнесменов» такого уровня. А вот их непутёвый родственничек Гаджиев… Тут есть вопросы. Именно он пытался конкурировать с владельцем сети магазинов «Сотовик». И именно этот горячий дагестанец первым оказался на месте пожара. Своим навороченным джипом срывал решётки с окон и тем самым спас несколько жизней.

В общем, судебной интриге, которая будет разворачиваться в нашей тихой провинции, позавидует любая столица. Что-то да будет.

Поделиться в соцсетях