Не спасли рядового Склеймина

Младший брат погибшего солдата из Коми останется служить в армии

15:06. 19 января, 2011  
  
10

В нашей газете от 6 января уже сообщалось о смерти солдата срочной службы Ивана Склеймина, призванного из посёлка Комсомольск Троицко-Печорского района.

На днях государственный центр судебно-медицинской и криминальной экспертиз города Одинцово Московской области, где служил Иван, прислал в адрес родителей следующее официальное заключение: «Предварительная причина смерти вашего сына: отёк, вклинивание головного мозга, менингоэнцефалит».

Ещё одну точку в отношениях со Склеймиными военные должны поставить, выдав полагающуюся в таких случаях компенсацию, которая, по некоторым данным, составит 75 окладов Ивана, или чуть более 30 тысяч рублей. Такова цена жизни солдата, который думал и жить долго, и успеть много. Родители намерены в судебном порядке призвать к ответу тех, кто погубил сына. Но хватит ли сил бывшей воспитательнице детсада, ныне пенсионерке, и ветерану лесозаготовительной отрасли, вынужденному в поисках заработка ездить по вахтам, одолеть противостояние военно-бюрократической системы?

Сын был одарённым человеком

Неприметный, постройки 70-х годов двухэтажный дом, где живет семья умершего солдата, в посёлке покажет каждый. В единственном подъезде обычная картина запущенного коммунального жилья – провалившиеся полы, обшарпанная скрипучая лестница, давно небелёные стены. Склеймины занимают крохотную двухкомнатную квартиру. Скромная мебель, большой компьютер на столе, множество книг. Они теснятся за стеклом мебельной стенки, увесистые тома словарей и энциклопедий разместились под столом. Стеллаж с книгами виднеется из спальни…

– Всё это Ванино, – говорит мама. – Он сам покупал, и я постоянно выписывала.

Тихий голос, потухшие глаза, траурный шарфик на голове – смотреть на убитую горем женщину больно.

А она готова без конца говорить о сыне со щемящей душу материнской нежностью. «Рос таким послушным, за что ни брался, всё на совесть делал». «Очень умный, образованный, в учёбе стремился всегда быть первым». «Как-то в лесу я потерялась – Ваня весь посёлок на ноги поднял». «У меня оба сына рослые, под метр девяносто, я на них налюбоваться не могла. Младший Виктор – балагур и весельчак, поёт и пляшет, а для Вани главное – это книги, читал он запоем. Много за компьютером сидел».

Зоя Николаевна перебирает собранные за многие годы стопки всевозможных грамот, благодарностей, газетных вырезок, с особой гордостью показывает диплом с отличием, который Иван получил, закончив Сыктывкарский государственный университет.

Затем он сразу поступил в аспирантуру Поморского госуниверситета имени Ломоносова. Проучился год и вынужден был оставить учёбу – на поездку с научной целью в Скандинавию 100 тысяч рублей у него не было.

 

«Пора и мне на службу»

Когда пришла повестка из военкомата, Иван обрадовался. «Для меня, мама, главное теперь – армия», – сказал твёрдо. Проводы были скромные. Приехал брат Витя, студент Ухтинского индустриального университета (он ушёл в армию чуть позже). Мама купила пива, истопила баньку. Как всякий здоровый, крепкий человек (последние семь лет вообще в больницу не обращался), Иван любил попариться. Бывало, до трёх раз в баньку бегал, хлестал себя до изнеможения. На торжественных проводах молодой человек был весел, много шутил и даже посетил местную дискотеку.

Ранним утром восьмого ноября, когда было ещё совсем темно, обычно сдержанный, Иван перед отъездом вдруг нежно обнял маму и сказал: «Я буду писать тебе».

У неё тогда что-то сжалось в душе от нехорошего предчувствия. Ваня звонил домой из Емвы, Котласа, наконец, из воинской части. «Записывай, – пробасил в трубку, – пятая отдельная гвардейская Таманская мотострелковая вторая рота отдельного танкового батальона. «Ну и название», – охнула мама.

 

Роковая присяга

Потом была присяга. Через день он, не переставая, кашлял в трубку. «Что с тобой?» – запаниковала мать». «Отит схватил, – отвечал, – положили в санчасть». «А чем лечат?» «Борный спирт закапывают в ухо».

Его выписали второго декабря, но без объяснения продержали ещё неделю.

Затем Склеймин был переведён в другую часть. На все вопросы матери о том, как идут дела, нет ли дедовщины, много ли гоняют, сын неизменно отвечал: «У меня всё нормально». «А почему ты посылку не просишь? Витя с меня уже давно требует, – силилась мать уловить тревожные нотки в голосе сына, но он её только успокаивал.

Узнав, что Ивана положили в госпиталь, она гнала от себя тревожные мысли: ничего, сын подлечится, и всё будет хорошо. «Сим-карты» больным солдатам выдают раз в неделю и на несколько минут, Зоя Николаевна об этом знала, и однажды после непринятого звонка решила: позвонит сыну в воскресенье.

В этот злосчастный день в 10.30 раздался звонок. «Ваш сын в тяжёлом состоянии, – сказал незнакомый мужской голос». «Но у меня два сына служат, – всполошилась мать, – называя номера воинских частей обоих. Ей ответили: «Плохо с Иваном». «Я застану его живым? – холодея, спросила мать. – «Не знаю», – был ответ. Они с мужем, который находился на вахте, собрались в дорогу.

 

Маме даже в успокоительном отказали

В Москве Склейминых встречали две машины. Сорок километров до Голицына, где в госпитале ФСБ лежал Иван, ехали молча. И только на КПП, усадив родителей, в присутствии трёх военных главный врач Байзен сказал страшные слова: «Ваш сын умер».

Заплакал отец, страшно закричала мать. В гостинице ей стало плохо… Странное дело, но главный врач госпиталя, ждавший приезда родителей умершего парня, даже об успокоительных таблетках не позаботился.

Родителям дали кофе и …цитрамон. Позже муж попросил снотворное для жены, которая трое суток не смыкала глаз. «Мы не имеем права брать лекарства из экстренного запаса, – потупили взор солдаты, мерявшие давление.

Утром отца и мать ждало главное испытание – посещение морга. На дороге неожиданно возникла белая «Газель», ехала она медленно, часто останавливаясь. «Вашего сына везут, – сочувственно сказал сопровождающий солдат, – это мы его грузили». У морга измученная долгим ожиданием, вконец замёрзшая, Зоя Николаевна так и не нашла сил взглянуть на сына. Она решила посетить казарму, где жил её Ванечка, поговорить с его сослуживцами. Этого посещения, которое военные обещали устроить в восемь утра, пришлось ждать до обеда. В казарме было всего двое солдат, которые вместо слов лишь кивали головой.

 

«Служил Иван, будет служить и Виктор!..»

Домой Склеймины вернулись первого января, а тело Вани четверо военных привезли на следующий день. «Какой это был парень! – сильно убивался лейтенант Александр Климов. – Умный, грамотный, скромный, мы его сразу за компьютер посадили…»

О том, что гроб длиной более чем два метра поместится в крохотной квартирке, где ширина коридора около метра, и речи не было. Прощание и отпевание состоялись в школе. Хоронил Ивана весь посёлок. Много добрых и тёплых слов было сказано в адрес красивого и талантливого парня. Монахи, проживающие возле деревни Усть-Уньи, передали Склейминым две иконы, священные книги. После похорон уехал на вахту в Усинск муж Андрей Александрович, а сын Виктор – в воинскую часть. Приехал он домой сильно простуженный, постоянно кашлял, обеспокоенная Зоя Николаевна возила сына в районную больницу, лечила уколами, таблетками. К слову сказать, в Комсомольске, где проживает около тысячи человек, нет аптеки. Чтобы приобрести лекарства, приходится ездить в Троицко-Печорск, тратя на дорогу 400 рублей. Так до конца и не вылечившись, Виктор уехал в свою часть на Валдай. Больше всего мечтают истерзанные горем родители о досрочной демобилизации младшего сына, которая должна последовать, согласно закону, после смерти в Вооружённых силах брата.

Тогда готовился этот материал, Зоя Николаевна позвонила мне и со слезами в голосе сообщила: «Разговаривала с командиром части, где служит Витя, и он мне заявил: «Никакой досрочной демобилизации ваш сын не получит. Вы неправильно поняли закон. Смерть брата – ещё не повод для отзыва из армии. Помочь вам я ничем не могу».

Поделиться в соцсетях

guest
10 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
АВСеменов semenale
АВСеменов semenale
19.01.2011 15:09

Я не понял, а где слова реаниматолога -члена комиссии??! Почему врачей обвиняет какой военком сраный? вину с себя спихивает?

Валентина
Валентина
19.01.2011 16:02

Твари. Другого слова нет.

Валентина
Валентина
19.01.2011 16:03

Бездушные твари.

z
z
20.01.2011 02:48

ублюдки в погонах

666
666
20.01.2011 05:36

Пиндосы сраные,а мы еще налоги платим этому сраному государству….

Вынужден повториться (копиую то, что писал 14.01). Но вот в том, что касается брата...
Вынужден повториться (копиую то, что писал 14.01). Но вот в том, что касается брата...
20.01.2011 06:33

А.Виноградов [14 января 2011г. 12:41:37] Менингит – болезнь страшная. Я был призван в октябре 1983 года, начинал службу в 73 учебной инженерно-саперной бригаде. Если память не изменяет, в конце января с менингитом слегли двое, один (койка через одну от моей, т.е. – соседняя) скончался, второго (койка через проход от нашего… Читать далее »

А.Виноградов
А.Виноградов
20.01.2011 06:34

Спасибо за статью.

Петр
Петр
20.01.2011 06:39

а еще говорят,что в армии служить почётно. Говнюки.
Порвать этого кай-сера самого.

крайний
крайний
20.01.2011 06:51

Да ладно!
На дорогах в год гибнет в 2 раза больше, чем в Афгане за 9,5 года!
Мне другое интересно: Хахалкин с Пасечником приехали из в/ч еще в ночь на Крещение, интервью почему не дать? Почему не рассказать, что там увидели?
Или такого насмотрелись, что говорить страшно?
Или команды не получили?

Влад Иванов
Влад Иванов
21.01.2011 07:21

К вопросу о новой военной форме “Новую форму российской армии утеплили пиаром”

http://www.rustm.net/news/429.html