Защита Модерн-Бенони

Для хода ва-банк временного не-ректора Сыктывкарского университета есть кое-какие причины

17:40. 22 декабря, 2015  
  
14

Отстранённая судом от руководства Сыктывкарским государственным университетом им.П.Сорокина Марина Истиховская совершила небольшую сенсацию для последних трёх месяцев житья-бытья Коми. Её адвокат Сергей Николаев опротестовал в Сыктывкарском суде возбуждение известного уголовного дела «о столовых», а сама временный не-ректор выложила эту жалобу на своей странице в Facebook.

Вероятно, те, кто давно следит за разными уголовными делами, смогут припомнить подобные протесты. Но мы-то понимаем, что так взбрыкнуть сейчас, в ситуации:

а) после 19 сентября;

б) человеку, который считается близким к фигурантам «дела Гайзера», –

это немалая смелость. Даже, пожалуй, – дерзость.

Но если временно вывести за скобки Гайзера и Ко и вглядеться в суть дела самой Истиховской, то в этой дерзости, как ни странно, улавливаются определённые резоны. Во-первых, те, которые приводит сам адвокат Николаев:

1.     действующие нормативные акты не обязывают учебные заведения для организации питания учащихся заключать с операторами этого самого питания непременно договор аренды. Что, собственно, и произошло: ректор СыктГУ заключила с торговым предприятием «Бумажник» всего лишь договор оказания услуг;

2.     законы не обязывают для оказания именно таких услуг проводить конкурсы или аукционы;

3.     а раз не было ни договора аренды, ни вообще какого-либо договора об использовании недвижимого имущества университета, то никакого разрешения со стороны Министерства науки и образования РФ не требовалось (что также ставится в вину Истиховской).

Таким образом, нам предстоит стать свидетелями судебного процесса, в ходе которого стороны займутся толкованием понятия «аренда» вообще и того, что именно делало ТП «Бумажник» в помещениях СыктГУ в продолжение полутора лет, фигурирующих в деле.

Но даже если вернуться к здравому смыслу и принять, что, конечно, «Бумажник» по факту использовал университетские помещения для вполне понятной, хрестоматийной коммерческой деятельности – возникают вопросы (и это во-вторых):

1.     как назвать то, что случилось в результате отсутствия договора аренды?

2.     корректно ли вычислен размер названия п.1?

Следствие выводит из отношений между СыктГУ и «Бумажником» в период с 9 июня 2014-го по 1 ноября 2015 года нанесение первому ущерба, размер которого превышает 59 млн. рублей. То есть подразумевается наличие какой-то чётко зафиксированной суммы, которая вдруг стараниями Истиховской сократилась за указанное время на 59 млн. Хотя очевидно, что такой фиксированной суммы в бюджете СыктГУ, конечно же, не было.

Просто, не заключив, как следует по смыслу этих отношений, договор аренды, университет НЕДОПОЛУЧИЛ возможный доход. Это не ущерб, а просто упущенная выгода, что, конечно, тоже не красит ректора, но, в конце концов, университет как раз – не коммерческая организация. А сверхльготные условия работы «Бумажника», как уже отмечалось, позволили в результате питать студентов, преподавателей и всех желающих по довольно невысоким ценам.

Для этого достаточно сравнить цифры, которые приводит то же следствие.

«Бумажник» платил всего 290 тыс. рублей в месяц за коммунальные расходы помещений совокупной площадью 3288 кв.метров, оформленными из которых были, однако, всего 967,4 кв.метра. То есть один квадратный метр обходился ему в месяц в 299 рублей 77 коп. Если бы в договор вписали всю действительно использовавшуюся площадь, «Бумажнику» пришлось бы платить в месяц не 290 тыс., а 985,7 тыс. рублей. За весь период, который рассматривается в деле, – 16,1 млн.

Как видим, это более чем в 3,5 раза меньше того, что насчитали следователи.

Но давайте примем их логику и пойдём от цифры 59 млн. Тогда аренда одного квадрата за всё «обвиняемое» время обошлась бы «Бумажнику» в 17,9 тыс. рублей, а за месяц – в 1100 рублей 86 коп.

А теперь открываем, допустим, портал 167000.ru и смотрим навскидку первые 15 предложений аренды коммерческой недвижимости в Сыктывкаре. Её средняя цена выходит – 529 рублей за квадрат. Самая высокая из найденных – 1000, в иных случаях расценки падают до 167-ми (Дырнос) и даже 86 рублей (прибрежный Париж).

И заведения какого рода должны были бы располагаться в предоставляемых «Бумажнику» помещениях, если бы ректор СыктГУ действительно запросила бы за них арендную плату в 1100 рублей за квадрат? Ювелирные магазины? Рестораны? Ночные клубы?..

То есть вопросы к следствию могут возникать ещё и с этой стороны. Марина Истиховская обещает максимальную гласность по крайней мере в обнародовании своих жалоб и, вероятно, реакции на них. Посмотрим, совпадут ли наши сомнения с сомнениями её и её защиты.

Которую, выражаясь шахматным языком, можно назвать «защитой Модерн-Бенони». При ней чёрные жертвуют центральную пешку e, открывая тем самым в качестве главной ударной силы ферзя. То есть – королеву. «Модерн-Бенони является одной из самых острых защит в шахматах и ведет к чрезвычайно сложной тактической игре. Белые имеют перевес в центре, чёрные инициативу на ферзевом фланге», – пишет об этой защите Википедия…

P.S. Всё выше написанное, как неоднократно повторяло «Красное знамя», стоит воспринимать всерьёз, только если действительно ограничиваться «делом о столовых».

Поделиться в соцсетях