Бабушка Нади Касевой попросила для убийцы её внучки высшую меру наказания

Мать погибшей девочки вновь не явилась в суд

19:50. 10 февраля, 2015  
  
0

Сегодня в Верховном суде Коми состоялось второе заседание по уголовному делу в отношении Константина Субботина, который обвиняется в убийстве двухлетней Нади Касевой.

 

Подъельская параллель

К стороне гособвинения присоединился прокурор Юрий Овчинников (напомним: он представлял гособвинение в суде по делу в отношении соцработника сгоревшего в 2009 году в селе Подъельск Корткеросского района дома ветеранов Алексея Королёва), который активно включился в процесс допроса свидетелей.

Первой в ходе процесса была допрошена прабабушка погибшей девочки Надежда Андреевна Потехина, которая, кстати, проживает в Подъельске. Именно в её доме провела, пожалуй, самые счастливые моменты своей жизни Надя. По словам 69-летней женщины, первые недели правнучка не отходила от неё ни на шаг:

– Всегда держалась за подол моего платья, – вспоминала пенсионерка. – Когда в дом по-соседски заходили мужчины, похожие на Субботина, у девочки случалась истерика. Она плакала до посинения.

На суде прабабушка также заявила, что психика девочки была подавлена,. На такие мысли её наводил, например, странный выбор карандашей для рисования её правнучки: Надя всегда выбирала чёрный цвет. За те полтора месяца, которые девочка провела в деревне, она оттаяла, стала чаще улыбаться, а занятия с прабабушкой начали давать свой результат — мало-помалу Надя начинала говорить.

Удивительно, но за семь недель Виктория Зюзева всего один раз позвонила справиться о Наде, а 27 июня заявилась в дом к Надежде Андреевне, чтобы забрать свою дочь.

– Вика заявила, что она не лишена родительских прав и приехала забрать Надю. С ней вместе явился Субботин, – рассказала перед судом пенсионерка. – Когда Надюша увидела на пороге отчима, то онемела… В глазах ребёнка читался ужас.

Пожилая женщина впала в отчаяние, уже тогда она понимала, что от наглого и хамоватого сожителя внучки добра ждать не стоит.

– Я встретила его кочергой, а он заявил, что я — никто и больше Надю не увижу, – утирая слёзы, говорила Надежда Андреевна.

Беспутная мамка

Следующей к трибуне пригласили мать Виктории Зюзевой Оксану Ивановну. В отличие от матери подсудимого Субботина, которая выступала на первом заседании, Оксана Зюзева не стала обелять дочь и честно рассказала, что в последнее время Виктория вела недостойный образ жизни.

По её словам, с декабря 2013 года Виктория работала няней в детском саду на улице Печорская. Примерно в то же время она познакомилась с Константином Субботиным.

– Вика забирала Надю, говорила, что едет на работу, даже приезжала на обед домой… В апреле дочь вместе с Надей пропала на неделю. Я отправилась в садик, где работала Вика, но там сказали, что она у них не работает уже несколько месяцев, – сообщила в зале суда Оксана Зюзева.

Вероятно, именно тогда Субботин впервые серьёзно избил девочку. Когда Виктория всё же вернулась домой, то бабушка обнаружила глубокую ссадину на лице и большой синяк на спине ребёнка. Мать малышки указала, что Надя упала с горки во время прогулки.

– Я ей не поверила. И сама повезла Надю в ДРБ, а вечером домой к нам пришли из полиции, – продолжала женщина.

По словам Оксаны Ивановны, дочь была очень скрытной и замкнутой, не делилась проблемами. С Константином Субботиным Виктория мать знакомить не стала даже тогда, когда вместе с дочерью переехала к нему жить. Однако это не мешало ей обращаться за финансовой помощью к матери.

– В начале октября Вика позвонила, попросила денег, так как Субботин купил в кредит сотовый телефон, сам нигде не работал. Я отказала. Потом снова позвонила седьмого октября, сказала, что Надя заболела, нужны лекарства. Я накупила продуктов и дала дочери тысячу рублей на лекарства. А 10 октября мне позвонили и сказали, что Надю убил Субботин, – заявила женщина.

В конце своего выступления Оксана Ивановна попросила для подсудимого высшей меры наказания.

Бил обеих

На этом заседании должна была быть допрошена Виктория Зюзева, но мать погибшей Нади вновь не явилась в зал суда. Гособвинитель тщетно пытался дозвониться до эжвинки, та сбрасывала звонки.

– Своё отсутствие она объяснила тем, что не хочет заново переживать этот стресс, – уже после заседания сообщил «Красному знамени» представитель прокуратуры. – Но в переписке Зюзева интересуется, какой срок дадут Субботину.

Тем не менее, судья Василий Котляков зачитал показания Виктории, которые она давала в ходе следствия. Виктория рассказала, что сожитель не раз избивал дочь на её глазах. «Когда он ударил Надю, я сразу взяла её на руки. Потом он вывел меня в коридор и ударил по лицу и спине. Затем вернулся в комнату и схватил Надю за руку и толкнул, она стукнулась головой о стену», – цитировал показания судья.

Такое отношение к девочке Субботин объяснял тем, что Надя ему неродная дочь, и тем, что она не хочет его слушаться — шумит, не собирает игрушки. Иными словами, подсудимого раздражал сам факт того, что девочка живёт с ним под одной крышей.

Из показаний Виктории также следует, что Субботин часто проявлял агрессию к ней и ребёнку, был вспыльчив, любил выпить. В тот роковой день, когда Виктория, оставив Надю, отправилась на собеседование Субботин тоже выпивал. Когда мать вернулась домой, то увидела Надю, лежащую на полу. «Я была в замешательстве. Костя сказал: давай пока не будем вызывать «скорую», может оклемается. Я испугалась, поскольку боялась, что все подумают, что я во всём виновата», – цитировали слова Виктории в зале суда.

Мать подняла девочку с пола, принесла полотенце и обтёрла кровь с лица Нади. Драгоценное время шло, девочка так и не пришла в себя. Прошло больше часа до того момента, когда Зюзева всё-таки позвонила «03». Врачи госпитализировали двухлетнюю Надю в ДРБ, а вечером 10 октября девочка умерла.

Сейчас Виктория Зюзева не общается с матерью и бабушкой, а также не хочет видеться с сожителем.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000