По дорогам Коми ездят “бомбы”

Неисправные бензовозы могут взорваться в любой момент

17:00. 30 декабря, 2010  
  
6

По главной улице, с бензином…

По правде сказать, услышанное не укладывалось ни в какие рамки: по нашим улицам ежедневно и постоянно ездят огромные бомбы, причём неисправные!   И рвануть они могут в любой момент, стоит лишь слегка расслабиться или отвлечься водителю…

Речь  – о бензовозах ОАО “Автотранспортное предприятие-1”, которые доставляют  топливо на бензоколонки  Сыктывкара и районов. Причём утром (первым рейсом) бензовозы везут свой груз именно по городу, а вторым  отправляются куда-нибудь в Усть-Кулом, Объячево или Яренск, Визингу или Емву. Почему бензовозы являются бомбами? Всё очень просто: техника предприятия изношена на 80-90 процентов, она уже столько раз латана-перелатана, что в любой момент может развалиться. Из трёх десятков «КамАЗов»-бензовозов лишь три или четыре поступили на предприятие недавно, остальные  ездят с 1992 года, им уже около двух десятков лет…

Обо всём этом рассказал на пленуме рескома профсоюза работников транспорта председатель первичной организации АТП-1 Эдуард Батаков. Рассказал потому, что коллектив предприятия озабочен сложившейся ситуацией и тем отношением к происходящему, которое проявляет руководство. Точнее сказать, коллектив возмущён полным равнодушием начальства и намерен добиваться изменения ситуации.

Авария всегда возможна

Оказалось, что приведённые цифры – не фантазия и даже не “сгущение красок”. Действительность намного серьёзнее,  чем можно представить, и за примером ходить далеко не надо. Эдуард в настоящее время находится на инвалидности после страшной аварии, произошедшей прошедшим летом.

Это случилось в Пермской области, куда Эдуарда отравили в командировку – работать на вахте в ОАО “Краснокамское УТТ” на перевозке сырой нефти. Дело в том, что ОАО “Автотранспортное предприятие-1” является структурным подразделением компании “Спецнефтетранс”, которая имеет свои филиалы в 19 регионах страны. До него в командировке в Березниках находился другой водитель, который отработал на вахте месяц. Без выходных, поскольку в командировке нужно работать и зарабатывать.

Здесь нужно сказать о нищенских заработках водителей бензовозов. Работая в АТП-1, шофера за свой труд получают 12-13 тысяч рублей в месяц! Это при том, что смена обычно длится 12-14 часов и работают водители не 22 дня, а столько, сколько смогут. Иногда сдают по 29 путёвок. Стоит отметить и тот факт, что управлять бензовозом может водитель только высокой квалификации, кого ни попадя на автопоезд не посадят. У Эдуарда, кстати, первый класс вождения, его водительский стаж – свыше двух десятков лет… Другими словами, командировка – это возможность хоть немного подзаработать, и тут со временем не считаются. За месяц вахты набегает 23-25 тысяч…

Но ладно водитель – через месяц можно расслабиться и отдохнуть, войти в нормальный ритм жизни. Автомобиль во время командировки оказывается вне зоны контроля, его не ремонтируют, он даже утренний осмотр не проходит. Почему? Так он же прикомандированный, и потому к основному составу не относящийся, местный механик за него никакой ответственности не несёт. Обслуживание  лежит на  водителе. Только много ли он может в условиях вахты? При приёмке автомобиля Эдуард заменил масло, фильтры, запаску, провёл техобслуживание, но глубоко залезать не стал. Да и что можно сделать в чужом краю, без рембазы и даже без места в гараже?

Эдуард возил нефть со скважины на нефтеперерабатывающий завод, выезжал в шесть утра, поскольку нужно было сделать минимум два рейса, иначе ничего не заработаешь. Представьте себе огромный «КамАЗ” с цистерной, в которой 17 кубометров нефти, мчащийся по асфальтовой дороге по сорокоградусной жаре, который внезапно теряет управление!  Эдуард ничего не успел понять, когда машину вдруг понесло, она стала неуправляемой, а затем и перевернулась! Как потом записали в акте о несчастном случае на производстве, “при этом произошло переворачивание всего автопоезда вокруг своей оси на 270 градусов, розлив сырой нефти и дальнейшая непригодность к эксплуатации автопоезда из-за его аварийного технического состояния”.

Как Эдуард остался жив – одному Богу известно. На снимках видно, что кабину просто размяло, водителя при ударе отбросило на правое сиденье, что, вероятно, и спасло его от смерти. Он очнулся от звуков льющейся нефти и от резкого запаха бензина. Превозмогая боль, Эдуард выбрался в узкую щель переднего  окна и даже отполз от автомобиля, потом каким-то образом отошёл метров на сто, где его потом в бессознательном состоянии и нашли спасатели. У него оказался целый букет травм, среди которых перелом трёх позвонков и четырёх рёбер, сильная черепно-мозговая травма. Тело представляло сплошной синяк, на котором были резаные раны…

 

Бензовоз после аварии. Фото прислано из АТП -2 (Березники).

К счастью, нефть не загорелась, но лужа из цистерны натекла большая. Естественно, спасатели всё убрали, разбитый нефтевоз доставили на базу. А водитель попал в больницу. И вот тут начались чудеса. Его просто бросили в Березникаках, так сказать, на произвол судьбы.

При составлении акта было указано, что автомобиль не проходил ежедневного технического контроля со стороны механика, но водитель виновен в аварии на 50 процентов. Дескать, при движении он должен был слышать характерный хруст в передней ступице левого колеса и даже принять меры. Оказывается, водителю запрещается движение при неисправностях рулевого управления! Но как и каким образом водитель, сидя в кабине, мог определить неисправность, не говорится. Хотя потом при обследовании указано, что такую поломку можно обнаружить только на стационарном стенде, причём лишь при специальном обследовании. Другими словами, исследуя причины аварии, но не тогда, когда автомобиль едет по трассе.  Однако, как записано в акте, водитель “не прекратил движение, а продолжил его на неисправном автопоезде”…

Короче, в том, что водитель в командировке является и механиком, и диспетчером, он сам и виноват. Но ладно бы это. Прибывший для расследования несчастного случая инженер по технике безопасности Владимир Фролов ещё и бросил в больнице человека, нуждающегося в помощи. Как? Да очень просто: уехал один, оставив Батакова в приёмном покое. А получилось это так: больного выписали из больницы, поскольку за ним приехали из другого региона. Ну а зачем той же Березниковской  больнице чужой больной с серьёзными травмами, на которого нужно тратить лекарства и время? Его с радостью выписали из больницы на попечение сопровождающего, тем самым сняв и с довольствия. В больничном листе было отмечено, что транспортировка разрешена. Но Фролов потом заявил, что ему об этом не сообщили, поэтому он и уехал…

Пришлось Эдуарду обращаться за помощью к друзьям, которые потом на личной машине доставили его в Сыктывкар, в республиканскую травматологию. Им пришлось снять заднее сиденье и соорудить специальный щит, на котором лежал покалеченный Эдуард. К счастью, не бросили без помощи и коллеги из предприятия, в котором он находился в командировке: помогли, чем могли — едой, лекарствами на первое время. Что интересно: выписали Эдуарда как раз в день его рождения — 13 августа. Теперь у него двойной день рождения…

Чудеса в решете

Самое смешное началось потом. По закону все обстоятельства несчастного случая расследуются и оформляются в течение двух недель с момента происшествия. Но не в нашем случае. С актом Батакова не ознакомили, экспертизу аварии проводили тоже без него. Причём проводил экспертизу не специалист по автотехнике, а эксперт по электробеспечению электролиний на железнодорожном транспорте. Видимо, поэтому он не обнаружил, что автоцистерна, попавшая в аварию, была переделана, причём без всяких на то разрешений и согласований.

На снимке видно, что на цистерне сделана вставка между рамой бочки и колёсной тележкой. Другими словами, центр тяжести бочки в результате переделки смещён вверх, из-за чего она стала менее устойчивой. Зачем сделана переделка?  Да просто цистерну от одного тягача прилепили к другому, для чего сделали вставку. Но в инструкции говорится, что конструктивное переоборудование возможно в очень ограниченных случаях, причём  оно в обязательном порядке подлежит согласованию с ГИБДД. Без такого разрешения транспорт эксплуатироваться не может, но… В случае с автопоездом, попавшим в аварию в Березниках, именно так и произошло. Однако доказать вину тех, кто совершил переделку и сделал автопоезд менее устойчивым, теперь сложно, поскольку бочку разрезали. Почему? А она теперь восстановлению не подлежит, а коль так, то её можно сдать в металлолом…

Подписано, так с плеч долой?

Всё это очень похоже на заметание следов происшествия. Человек стал инвалидом на производстве, но никто не собирается компенсировать ему потерю здоровья. Да что здоровья – даже расходы на его перевозку из Перми в Сыктывкар руководство предприятия оплачивать не желает! И стоимость корсета, который ему выписали в больнице и который Эдуард вынужден постоянно носить – тоже не оплачивают, хотя общая стоимость расходов по счетам – немногим больше 13 тысяч рублей.

Расследование несчастного случая, как уже отмечалось, должно быть закончено в течение 15 дней. Но оно не только не закончено, но всячески затягивается. Наверное, в расчёте на то, что Эдуард Батаков плюнет на эту историю и постарается забыть о ней, как о страшном сне. Тем более что на предприятии уже скоро пройдёт реорганизация, в ходе которой наверняка сменится руководство, а к новому – какие претензии? Подписано – так с плеч долой: так ещё в басне Крылова, написанной два столетия назад, говорится. А порядки с тех пор на Руси не сильно изменились…

Где рванёт в следующий раз?

Напоследок нужно сказать, что Эдуард сдаваться не собирается: он хочет поставить точку в этой истории. Он убеждён, что если бы бензовоз не подвергался переделке, ничего страшного бы не произошло. Ну, сломалась ступица, понесло машину в сторону: опытный водитель смог бы остановить автопоезд. Но здесь был смещён центр тяжести, бочка накренилась и перевернула весь автопоезд. Он написал заявления во все инстанции, и дело, кажется, с мёртвой точки сдвинулось. К расследованию подключилась прокуратура, Трудовая инспекция, реском профсоюза отрасли. Кто-то должен ответить за произошедшее. В крайнем случае, Эдуард должен хотя бы компенсацию за травмы получить.

Нас же интересует ещё один аспект: состояние техники «ОАО «Автотранспортное предприятие-1». Здесь кстати сказать, что цена нового «КамАЗа» – около пяти миллионов рублей. С цистерной — и того больше. А разбитый автопоезд оценили всего в… 106 тысяч рублей! Наверняка и другие бензовозы, бегающие сегодня по улицам Сыктывкара и других городов и посёлков, стоят не намногим больше. Как ни печально, с прошедшей аварии лучше техническое состояние автопарка предприятия  не стало и никто не даст гарантии, что где-то сейчас не едет такая же переделанная цистерна, которая при малейшей  аварии может стать настоящей бомбой.  Никто не может гарантировать и того, что сто раз ремонтированная техника не развалится где-то  прямо на бензозаправке или на дороге в Визингу, Микунь или Емву… В том, что это может произойти в любой момент, сомневаться не приходится. Другой вопрос – когда? Завтра, послезавтра, через неделю?

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
6 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Лукойл нищая организацияАнонимИринаЕвгенияШтулка Recent comment authors
новые старые популярные
Валерий
Гость
Валерий

Нельзя гонять без отдыха и с превышением допустимой скорости.Соблюдал-бы скоростной режим,-не было-бы таких последствий.

Штулка
Гость
Штулка

А как это “траспортное средство” проходило техосмотр? С ГИБДД-шниками что ли начальство за какие-то “пряники” договаривались?

Евгения
Гость
Евгения

Неужели непонятно, что человека погнали из-под палки, под угрозой увольнения.

Ирина
Гость
Ирина

Зарплата мизерная, водители работают без выходных, запчасти с “колес”. В среднем в год поступает 2 новые единицы техники, а автопарк насчитывает около 40 единиц. А о какой безопасности может идти речь? Другой хозяин предприятия приобрел бы технику иностранного производства, а не занимался бы перереконструкцией спецтехники.

Аноним
Гость
Аноним

Хоть правильно бы еще имена участников событий написали) И грамматические ошибки бы исправили.

Лукойл нищая организация
Гость
Лукойл нищая организация

Лукойл нищая организация. Водители получают гроши. операторы на заправках еще меньше. За последнее десятилетие стало непрестижным работать в системе лукойла. Может много ворует начальство?