Будет ли пересмотрен сомнительный приговор по делу о трагедии на острове Зелёный?

История казалась из ряда вон выходящей: поехали три товарища на рыбалку, а глухой ночью один из них во хмелю одного приятеля зарубил топором, а другого чуть не убил из ружья, выстрелив тому в грудь. Но что интересно: ни стрелок, ни оставшаяся в живых его жертва ничего не помнили!

Автор:   
18:03. 26 июля, 2014  
  
0

Об этом деле республиканские СМИ начали писать около года назад, когда оно ещё даже не было направлено в суд. Сначала на ленте информагентств появилась информация под названием «Трагедия на острове Зелёный: 42-летний печорец жестоко расправился с двумя приятелями», потом в разных интерпретациях эта история появилась в местных газетах, а затем пошла гулять по интернету.

История казалась из ряда вон выходящей:  поехали три товарища на рыбалку, а глухой ночью один из них во хмелю одного приятеля зарубил топором, а другого чуть не убил из ружья, выстрелив тому в грудь. Но что интересно: ни стрелок, ни оставшаяся в живых его жертва ничего не помнили! А потому практически все информагентства посчитали нужным добавить: «Особенностью расследования уголовного дела стало то, что доказывать причастность фигуранта к совершению преступлений пришлось с помощью многочисленных экспертиз, в том числе трасологической, медико-криминалистической, генотипоскопической, баллистической и других… По результатам психолого-психиатрической экспертизы обвиняемый признан вменяемым. Следствием собрана достаточная доказательственная база, в связи с чем уголовное дело с утверждённым обвинительным заключением направлено в суд для рассмотрения по существу».

Вот так. Суд ещё не поставил окончательную точку в этой истории, а человек уже несколько месяцев носит звание убийцы, его проклинают родственники покойного и потерпевшего, хотя никто в селении не верит в то, что именно он мог совершить преступление. И основания для этого у людей имеются…

Маловато будет

Знаете, чем отличается рыбалка зимняя от летней? Любой опытный рыбак скажет так: «Ничем. Та же пьянка, только в валенках». Это, конечно, шутка, но в любой шутке, как говорится… Мужики обычно едут на рыбалку, «вооружившись», кроме снастей, богатым арсеналом спиртного. Действующие лица этой истории делали так много лет подряд, тем более что жили на берегу Печоры и знали друг друга лет по пятнадцать. Всем за сорок, все отцы семейств. Работали в одном учреждении, жили по соседству, вместе рыбачили. Отношения между ними были прекрасные. По крайней мере, так написано в материалах дела.

В мае прошлого года на двух моторках приятели отправились на остров Зелёный посреди Печоры, где у них была обустроена собственная стоянка. Поскольку в мае рыба косяком в снасти не ломится, то делать рыбакам на берегу особо нечего. И мужики просто отдыхали: пили, закусывали, «разговоры разговаривали». В общем, «отрывались» вдали от семей и проблем. Ну, а поскольку «отдыхали» весьма активно, то выяснилось, что водка на исходе. Втроём съездили на лодке в деревню, где приобрели ещё литр водки, кроме того, в запасе имелся самогон в пластиковой бутылке. В итоге, кто и как ложился спать, оставшиеся в живых потом вспомнить не смогли…

Весело веселье, тяжело похмелье

Первым проснулся Иван, продрогший от холода. Он помнил, что вечером собирался отправиться спать в стоявший невдалеке стог сена (когда-то он уснул возле костра, получил ожоги и с тех пор спать у огня опасался). Приходя в себя, Иван понял, что до стога не дошёл. Отправился к костру, где остались ночевать братья Николай и Григорий. Подойдя, увидел лежащего у костра стонущего Николая, а с ним рядом – окровавленного Григория, заметил, что их импровизированный стол из куска брезента весь в крови, как и их вещи и рюкзаки.

Николай попросил вызвать «скорую». На вопрос о том, что случилось, тот  ответил, что не знает, после чего Иван стал звонить в Печору, объяснил, что здесь один раненый, а другой без сознания. Принявшая вызов женщина просила сообщить о ранах, но Иван ничего конкретного сказать не мог: Николай прижимал руки к груди, поэтому ничего увидеть было нельзя, у Григория никаких ран не обнаружил, определив лишь, что вся голова у того в крови…

Тут стоит представить, в каком состоянии были горе-рыбаки после вчерашнего возлияния: на каждого из них, по подсчётам экспертов, приходилось не менее литра спиртного…

Взят под стражу

Понятно, что пьянство не является смягчающим вину обстоятельством. Даже наоборот. Однако то, что сделал дальше Иван, аукаться ему будет ещё долго.

Николай взял с собой ружьё – он был заядлым охотником, причём сезон на плавающую дичь уже был открыт. И даже успел сходить днём на маленькое озерцо в середине острова – пострелять по уткам. Но ружьё это не было зарегистрировано, проще сказать – владел Николай им незаконно. И он чуть ли не сразу попросил Ивана выбросить «левое» ружьё в реку. Тот сдуру так и сделал, скорее всего не сознавая, что делает: коли друг просит, нужно выручать. Здесь стоит отметить, что стоянка наших рыбаков была на высоком обрывистом берегу Печоры, поэтому брошенное ружьё найти не удалось. И это стало чуть ли не главным доводом обвинения…

Прибывшие вскоре сотрудники МЧС увезли Николая в больницу, а Иван остался дожидаться полицию, которую вызвали прибывшие спасатели. Ни к чему не прикасался, ничего не трогал. Только это не спасло его от обвинения в убийстве.

Прибывшая бригада следователей сделала осмотр места происшествия, всё запротоколировала, собрала вещественные доказательства и увезла в Печору. Вместе с ними отправился и Иван, который после допроса был взят под стражу как единственный обвиняемый. Других не было.

Немотивированное преступление?

Надо сказать, следствие провело огромнейшую работу: все вещи убитого, раненого и подозреваемого были отправлены на экспертизу, и по каждой из них давалось заключение. Поскольку ни раненый Николай, ни протрезвевший Иван ничего не помнили, упор был сделан именно на заключения экспертов. Понятно, что превалировала в деле версия о том, что Иван взял ночью топор и зарубил лежащего Григория, нанеся тому шесть ударов. Мог бы, наверное, зарубить и второго брата, но почему-то взял ружьё и выстрелил в грудь Николаю. Что заставило его так поступить? Он что, садист? Ответов на этот и другие подобные вопросы в деле нет.

Интересно, что характеризуется Иван по жизни как очень спокойный и уравновешенный человек. С братьями, как было сказано, он был в прекрасных отношениях, к ружью никогда не подходил, поскольку охоту не любил, а тут вот взял и убил  топором одного и пытался застрелить другого. Почему не убил окончательно? Да кто же его, пьяного, знает?

А вот братья, по показаниям свидетелей, бывало ссорились, особенно после выпивки, были у них и неразрешённые вопросы, касающиеся наследства. Николай к тому же был вспыльчив и неуравновешен, так что могли они ночью и повздорить. Но эта версия следствием практически не рассматривалась, а доказательствами вины стали лишь косвенные улики в виде капель крови на одежде Ивана. Причём даже эксперты не дали утвердительного заключения о том, что попали эти капли на одежду обвиняемого именно в  тот момент, когда он убивал лежащего Григория. Капли эти могли оказаться на куртке Ивана, когда он продирался к стоянке сквозь кусты, которые были все в крови.

К сожалению, нет в деле и ответа на вопрос о том, кто брал в руки орудие убийства – топор. Хотя при современной технике исследований это вполне возможно сделать. И что мешало тому же Ивану выбросить тот самый зло-счастный топор, как и ружьё, в реку, а потом заявить, что ничего не слышал и не видел? И получилось бы, что в этом случае убийцы бы не было вообще. А может, той ночью на острове побывал кто-то ещё?

Без отягчающих обстоятельств

Суд первой инстанции не нашёл в действиях Ивана «отягчающих обстоятельств», в числе смягчающих назвал то, что он оказывал помощь раненому Николаю, которого сам же и подстрелил. Иван приговорён к восьми с половиной годам колонии строгого режима. И он сам, и его защита надеются, что Верховный суд ещё раз рассмотрит все обстоятельства дела и доказательства, предъявленные следствием. И обратит внимание на то, что в деле упор делается на вероятность заключений. А они вызывают сомнение. Если помнить о презумпции невиновности, то любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Пока же получается, что виновного просто назначили, поскольку другого не оказалось…

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments