Павел Сафронов настаивает на том, что его дело политическое

В Сыктывкаре продолжается судебный процесс по делу об уклонении от армии и продаже отсрочек

21:54. 20 ноября, 2013  
  
4

Во вторник 19 ноября в Сыктывкарском городском суде состоялось очередное заседание по делу Павла Сафронова, который обвиняется в уклонении от призыва на военную службу, а также в пособничестве в уклонении от прохождения военной службы и в пособничестве в использовании заведомо подложных документов, которые он, по версии следствия, предоставлял четверым молодым людям для их поступления в аспирантуру Современной гуманитарной академии (СГА) в Москве.

 

Первой в заседании выступила свидетель защиты – Марина Седова, студентка медицинского колледжа, приятельница Павла. Девушка сообщила, что знакома с Мурзиным, Шепелевым и Авериным (трое из четверых молодых людей, воспользовавшихся, по мнению следствия, услугами Сафронова), так как они были ее одногруппниками в тот период, когда та получала свое первое образование в СыктГУ. Седова сообщила, что сама познакомила ребят с Сафроновым.

Также Марина Седова рассказала, что они все вместе встретились с Павлом, чтобы переговорить о поступлении в СГА. Передали необходимые документы. За проделанную работу обвиняемый попросил 25.000 руб. «Насколько я понимаю, это коммерческий вуз», – пояснила Седова.

По ходу слушания Марина Седова сообщила, что встречу она организовала осенью 2011 года по адресу: ул. Первомайская, 149 (в то время там располагался офис Павла Сафронова). В помещении находились только они: Сафронов, Мурзин, Шепелев, Аверин и она. Девушка «пришла за компанию». Далее гособвинитель решил прояснить некоторые детали встречи. 

– Вам известно, откуда Сафронов получил информацию об СГА? Что он – просто рекламировал московское заведение?

– Ну, я знала, что Павел – человек публичный. Тогда суши-бар открывать хотел…

– И что он к тому же региональный представитель СГА?! – разгорячился гособвинитель. – Обучение или поступление стоит 25.000 руб.?

– Поступление и обучение – взаимосвязанные вещи. Я не вдавалась в подробности.

На вопросы о дальнейшей жизни «аспирантов», их учебе и получении повестки из армии Марина Седова заявила, что ничего не знает, не слышала, «на эти темы с ними не общалась». Из ее показаний выходило, что Павел Сафронов бескорыстно решил помочь ребятам, перенаправив документы в московское образовательное учреждение.

 

Когда, наконец, дали слово самому Павлу Сафронову, тот сообщил:

– Я не согласен с обвинением и его формулировками. Могу оспаривать каждую страницу дела, если это понадобится.

Сафронов заявил, что в ноябре 2011 года ему пришла повестка в армию, по которой он не явился. Указал на неправильные сроки, которые были прописаны в повестке. Поскольку в назначенное время не явился в военкомат, его объявили в розыск.

Павел Сафронов настаивает на политической подоплеке своих проблем с правоохранительными органами: 10 декабря он должен был принять участие в митинге за честные выборы (известная всем ситуация с недовольством граждан Республики Коми фальсификацией голосов на выборах в Государственную Думу РФ). «Думали, что могу что-то совершить», – добавил Сафронов.

В это время он уже был объявлен в розыск, поэтому его повезли в военкомат.

– Призывная комиссия попросила меня встать на листочек. Я отказался. На меня долго кричал военком. Дали подписать бумагу. Когда надевал верхнюю одежду, сотрудники уголовного розыска вывели меня на задний двор и посадили в машину и повезли. На пути проезд машине закрыли мои приятели Кикоть и Сажин. Меня повезли в Княжпогост. Там были более дружелюбные люди. Там я тоже прошел медкомиссию. Врачи обо мне слышали, просили рассказать мою историю. Терапевт сообщил, что даже анализов нет. Сказал, что не может меня отправить в армию. Затем, чтобы оказаться ближе к Сыктывкару, меня отправили в психиатрический стационар. Полежал сутки и покинул его. Встретился с главврачом. Ему сказал, что у меня много дел и некогда сидеть здесь. Пообещал созвониться на следующий день. И меня отпустили, так я был психически здоров.

Гособвинитель поинтересовался у Сафронова:

– Вы сообщали в военкомат, что не планируете находиться в психиатрической больнице?

– Никому я не сообщал, такой необходимости не было. В моем деле сразу видна политическая мотивация, – настаивал Сафронов.

Затем гособвинитель решительно попросил далее не упоминать политмотивацию, так как она не имеет никакого отношения к делу.  

– Политическая мотивация имеет место быть! Это же очевидно! Я ее игнорировать не собираюсь! – повысил тон Павел Сафронов.  

После ряда уточняющих вопросов и словесных перепалок Сафронова все же попросили рассказать об обстоятельствах дела.

– На одном из сайтов я прочитал, что есть такое заведение в Москве, где можно легко поступить в аспирантуру. Нужно было лишь внести некоторую сумму и дать копию диплома. Мне показалось, что это просто. Помню, как я поступал в СыктГУ – было сложнее.

Обвиняемый также рассказал, что в 2011 году к нему обратился его знакомый – В. Гаутса, который поинтересовался, не знает ли он чего об аспирантуре, так как считал Павла вполне знающим и мобильным человеком.

– В то время я половину времени жил в Москве. Гаутса сказал: «Если не затруднит – передай». Мне было нетрудно это сделать.

Затем подсудимый описал вкратце операцию. Он рассказал об аспирантуре 5-10 знакомым. Марина Седова была в их числе. Она сказала, что у нее есть трое знакомых, которые бы хотели поступить в аспирантуру. На Первомайской, 149 состоялась встреча.

Далее Павел сообщил, что есть некий человек в СГА – Федор Федорович Гогуа. С ним Сафронов вначале связался по скайпу. Пришел в СГА. Всего было две встречи в его кабинете (тот занимал какую-то административную должность). Ему впоследствии были переданы копии документов и деньги четверых молодых людей.

– Вам сообщалось о каком-либо расчетном счёте СГА?

– Наверное, он есть. Но я видел здание в центре Москвы. Это не цирк, который завтра уедет…

Уже ближе к концу заседания Сафронова всё-таки попросили пояснить, почему он так критически относится к службе в армии.

– Призыв в армию – вещь иррациональная, – заявил обвиняемый. – Бегать с лопатой я не хотел бы. Я считаю, что каждый должен заниматься своим делом профессионально. Бухгалтера будут защищать нашу страну? Я думаю, что, занимаясь предпринимательством и защитой гражданской позиции, буду полезнее. Меня защищать не обучали. У нас идут в армию студенты в очках! В других странах ребята с улицы, которые иногда могут дебоширить, идут в армию. Их там перевоспитывают и делают из них хороших защитников.

В суде зачитали показания Павла Сафронова от 25-го марта. Выяснилось, что некоторые положения не сходятся. К примеру, ранее обвиняемый на допросе говорил о 15000 руб. с человека. Сейчас – о 25000 руб. На это Павел Сафронов ответил: «Сумма, мне кажется, была около 20000 руб. Не помню, я на нее просто согласился – 25000 так 25000». Также не сошлись и способы доставки документов: в материалах указано, что он отправлял их почтой, а в суде сказал, что привозил сам.

– Следователь Рудометов делал такие формулировки, какие ему выгодно. Извращал мои слова…

Следующее заседание суда состоится 21 ноября.

Поделиться в соцсетях

guest
4 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
серж
серж
21.11.2013 08:44

Павел Сафронов настаивает на том, что его дело политическое

Напоминает старый анекдот про петуха,что председателя в жoпу клюнул.

капрал
капрал
21.11.2013 12:26

плохой зуав… не хочет отслужить – пусть отсидит.

13
13
22.11.2013 18:42

Займется просвещением в тюряшке,талантливый либераст везде найдет себе применение!))))

Антихабал
Антихабал
24.11.2013 12:10

павлик может настаивать на чём угодно. Подобных “политических” необходимо лишать гражданских прав с запретом на любую деятельность кроме старшего по уборке мусора,благоустройства города(он очень по этому поводу переживал-скамейки и прочее) дайте парню возможность .пусть сделает город чище .