Дело о поджоге «Пассажа» в Ухте: в преддверии прений

Громкий процесс вышел на финишную прямую

Автор:   
22:57. 6 сентября, 2013  
  
4

Продолжающийся более полутора лет в Верховном суде Коми уголовный процесс в отношении Валентина Гаджиева и братьев Фахрудина и Асрета Махмудовых, обвиняемых в организации поджога ухтинского торгового центра «Пассаж» в 2005 году, жертвами пожара в котором стали 25 человек, наконец-то вышел на финишную прямую. 9 сентября начнутся прения сторон, а в минувший понедельник, в день окончания судебного следствия по делу, был допрошен последний свидетель – супруга подсудимого Фахрудина Махмудова Мария, заявившая о том, что ей известны люди, конфликты с которыми привели её мужа на скамью подсудимых.


Собравшаяся 2 сентября после почти двухмесячного перерыва, вызванного отпускным периодом, коллегия присяжных заседателей не досчиталась одного из своих членов: присяжный под №4, из-за болезни которой ранее не раз срывались судебные заседания, в очередной раз не явилась в суд и с согласия сторон была заменена заседателем из запасного состава. После последовавшей замены из 12 запасных присяжных, отобранных для участия в рассмотрении дела в январе прошлого года, в распоряжении суда остались только двое, но теперь этого запаса, кажется, должно хватить до завершения получившего в кулуарах Верховного суда Коми определение «вечного» процесса. 
Ранее председательствующий – судья Александр Мищенко – не раз и не два высказывал в судебном заседании опасение в том, что коллегию сохранить не удастся и тогда уголовное дело придётся рассматривать заново – с самого начала, то есть с отбора новой коллегии присяжных. «Жизнь – такая штука, что я боюсь, не дай бог, за эти 45 дней что-то случится: ДТП, скоропостижная смерть, утонул, застрелили, улетел – не вернулся, политическое убежище попросил, – делился своими предположениями с участниками процесса на последнем перед летними каникулами заседании судья Мищенко. – И останемся мы с девятью присяжными. Я утрирую, конечно…»
 
Ничего из перечисленного с присяжными заседателями за время перерыва, слава Богу, не случилось, а вот известному ухтинскому адвокату Виктору Козлитину, ранее представлявшему в процессе интересы потерпевшего Алексея Пулялина, повезло куда меньше. В начале июля Сыктывкарский горсуд приговорил его к 3 годам и 9 месяцам колонии общего режима, признав виновным в совершении преступления, предусмотренного ч. 4, ст. 309 УК РФ (подкуп и принуждение свидетеля к даче ложных показаний, соединённые с угрозой убийством и причинением вреда здоровью лица и его близких, совершённые организованной группой).
Принявший сторону обвинения суд посчитал, что Виктор Козлитин, имеющий в адвокатских кругах республики безупречную репутацию, возглавлял преступную группу из трёх жителей Кировской области и бывшего оперуполномоченного уголовного розыска МВД по Коми Михаила Евсеева, члены которой пытались подкупом и угрозами склонить начальника оперативной части ИК-56, расположенной в Свердловской области, Виталия Колесникова к даче в суде по делу о поджоге «Пассажа» ложных показаний. 
В Верховный суд Коми Колесников был вызван по ходатайству признанных судом виновными в поджоге «Пассажа» Алексея Пулялина и Антона Коростелёва, заявивших в присутствии коллегии присяжных заседателей о том, что вынуждены были оговорить себя, а также обвиняемых в организации поджога торгового центра Валентина Гаджиева и братьев Махмудовых, поскольку они подвергались психическому и физическому воздействию, в том числе со стороны Виталия Колесникова и приезжавшего в колонию в феврале 2010 года вместе со следователем Игорем Овсянниковым сотрудника МВД по Коми полковника милиции Олега Мансурова. 
Виктор Козлитин, который, по версии следствия, осуществлял финансирование преступной операции и контроль за действиями Михаила Евсеева (ранее настаивавшего на том, что он предлагал Колесникову дать в суде не ложные, а именно правдивые показания о физическом воздействии на Пулялина и Коростелёва со стороны Мансурова, но позже вступившего в так называемую сделку с правосудием и осенью прошлого года приговорённого к наказанию ниже низшего предела, предусмотренного вышеуказанной статьёй УК РФ), не признал вину в предъявленном преступлении. Он объяснил выдвинутое против него обвинение стремлением правоохранителей очернить в глазах присяжных заседателей сторону защиты в процессе по делу об организаторах поджога «Пассажа», а якобы обличающие его показания, данные Евсеевым, назвал «ахинеей», которую тот «нёс для того, чтобы снизить себе срок наказания». 
Тем не менее при явном дефиците прочих доказательств, представленных следствием, суд вынес приговор, взяв на веру свидетельства «раскаявшегося» Евсеева и не приняв в расчёт показания Козлитина. Стоит напомнить, что это уже не первый обвинительный вердикт, напрямую связанный с большим делом о поджоге «Пассажа». В декабре 2011 года тот же Сыктывкарский горсуд осудил за дачу заведомо ложных показаний в суде по делу в отношении Пулялина и Коростелёва экс-зампрокурора Ухты Григория Чекалина. Тот, будучи членом оперативно-следственной группы, расследовавшей громкое преступление, в судебном заседании заявил о фальсификации ряда доказательств, содержащихся в материалах уголовного дела. 
 
К слову, тема фальсификации доказательств и незаконного давления на свидетелей на стадии предварительного следствия неоднократно всплывала и в ходе настоящего процесса, в обвинительном исходе которого могут быть заинтересованы не только органы следствия и прокуратуры, но и, по данным информированных источников «Красного знамени», отдельные высокопоставленные чиновники Жёлтого дома. Так, на одном из июльских заседаний Алексей Пулялин продемонстрировал присяжным заседателям факт несоответствия тарификации телефонных переговоров подсудимых, представленных оператором связи на бумажном носителе, с теми же переговорами, но представленными следствием на компакт-дисках. На другом судебном заседании, состоявшемся в конце июня, засекреченный свидетель стороны обвинения под псевдонимом Сергеев полностью отказался от своих показаний, данных им на предварительном следствии и косвенно подтверждающих вину подсудимых, заявив, что он «таких показаний не давал» и был вынужден их подписать под воздействием «угроз и морального давления».
Вообще же, «битву свидетелей», количество которых перевалило за сотню, сторона защиты, на взгляд корреспондента «Красного знамени», выиграла за явным преимуществом. Дошло до того, что на стадии дополнения судебного следствия не менее половины свидетелей стороны обвинения давали показания, скорее подкрепляющие позицию подсудимых, заявивших о своей невиновности, чем версию следствия. 
 
Судебное расследование по делу завершилось в минувший понедельник допросом супруги Фахрудина Махмудова Марии, которая ещё раз подтвердила алиби мужа и его младшего брата, в том числе и в части нахождения их за пределами Коми в те периоды времени, в которые, по версии обвинения, они были в Ухте и совершали преступные деяния. 
Отвечая на вопрос защитника Фахрудина Махмудова адвоката Константина Рыбалова о характере взаимоотношений её мужа с собственниками торгового центра «Пассаж», в частности с отцом и сыном Геворкянами (по версии следствия, конфликт с ними послужил причиной поджога), свидетель заявила следующее:
– Ни непрязненных отношений, ни конфликтов между моим мужем и Геворкянами не было. Это я вам утверждаю компетентно. Но я также знаю о конфликтах с другими людьми, из-за которых он находится здесь.
– Минуточку, – прервал Марию Махмудову председательствующий Александр Мищенко, после чего, обратившись к присяжным, попросил их не учитывать последнюю фразу свидетеля при принятии ими вердикта. (В соответствии с законом в суде присяжных рассматриваются лишь фактические обстоятельства уголовного дела).    
Адвокат также спросил у свидетеля о том, какого рода бизнесом, кроме торговли строительными материалами, занимался его подзащитный в середине прошлого десятилетия.   
– Заводами. Он связывал дальнейшие проекты развития своего бизнеса только с заводами, там были колоссальные перспективы. 
– Что за заводы? – последовал уточняющий вопрос адвоката. 
– По производству железобетона. И о том, что перспективы огромные, знали ведь многие. Поэтому…
На этот раз, не дожидаясь вмешательства председательствующего, госпожу Махмудову остановил сам адвокат Рыбалов. 
Между тем и без лишних слов ясно, о чём хотела, но не имела права сказать в суде присяжных супруга подсудимого. «Красное знамя» уже писало об одной из версий поджога «Пассажа», связанной с желанием известных в республике людей в преддверии намечавшегося (но так и несостоявшегося) тогда поблизости от Ухты строительства большого глинозёмного комбината перехватить у Фахрудина Махмудова принадлежащие ему успешные бизнес-активы по производству строительных материалов. Представители инициативной группы влиятельных чиновников и депутатов предлагали Махмудову продать часть его активов за смешные в свете намечавшихся супердоходов деньги. Бизнесмен отказался, и тогда ему пообещали скорые неприятности…
Как бы там ни было, решать вопрос о виновности или невиновности братьев Махмудовых и  Валентина Гаджиева предстоит присяжным заседателям. Уже в ближайшее время. На следующий понедельник председательствующий в процессе назначил прения сторон. 
 
Поделиться в соцсетях

guest
4 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Полковник
Полковник
08.09.2013 21:39

Сергей, тут запятые нужно самому расставлять. Больше – некому. И еще… “по данным информированных источников «Красного знамени», отдельные высокопоставленные чиновники Жёлтого дома”. Вот с ЭТИМ – предельная осторожность! По некоторым данным – это одни и те же лица. Тут тебе не семью семь

комментарий из будущего
комментарий из будущего
08.09.2013 21:48

что-то не понимаю, сейчас 8 сентября 2013 года время 20:43, как мог быть оставлен предыдущий комментарий в 21:39:15

Полковник
Полковник
08.09.2013 21:51

это кто интересуется?)))

Полковник
Полковник
08.09.2013 21:51

это кто интересуется?)))