Позарастали стёжки-платёжки

Некоторые мысли об усинском тепловом скандале

15:11. 11 мая, 2020  
  
0

Весна, как известно, ознаменовалась для Коми известным сомнительным лидерством по заболеваемости короновирусом, от которого титаническими (наверное) усилиями Владимира Уйбы нам, кажется, удалось избавиться. Но неожиданно республика начала вспыхивать в федеральных новостях не только по поводу заразы. Причём вспышки эти обеспечил один муниципалитет – Усинск.

Увы – отнюдь не радужными сообщениями из Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции, каковых, вероятно, при нынешнем положении дел в отрасли и быть не может. Сначала – скандалом с перерасчётом платёжек за потреблённое по итогам 2019 года тепло, а затем – идиотским плакатом с финскими солдатом и оленем. Ну, с последним вроде, несмотря на весь стыд, разобрались. А вот тепловые корректировки – дело куда серьёзнее.

 

И впрямь: сложно испытывать тёплые чувства, когда к тебе приходит бумажка, согласно которой ты к начисленным 4,5 тыс.рублей должен доплатить – и как раз за тепло, только не душевное, а вполне себе материальное, – ещё 5,3 тыс. Взрыв усинского негодования достиг ушей врио Главы РК, федеральных СМИ, наконец – прокуратуры и УФАС по Коми. Прокуратура, кстати, должна завершить свою проверку 7 мая, а Антимонопольное управление продлило её до 6 июля, видимо, намереваясь копнуть действительно глубоко. Хотя, подозреваю, усинцев сейчас волнует не столько глубина, сколько скорость принятия решений – ибо совершенно непонятно, что же теперь делать.

Усинский кейс интересен тем, что снова и снова (как в случае, например, с капремонтом и мусором, а равным образом и электроэнергией, и газом) окунает нас головой в те вопросы, в которые до сей поры жильцы многоквартирных домов предпочитали чересчур глубоко не вникать. Пока в платёжках цифры не вышибают кровь из глаз, и кошелёк от них не сильно худеет, смотришь на эту бумажку не очень внимательно и быстро кликаешь соответствующие кнопки в какой-нибудь онлайн-платёжной системе. Говорю так, потому что сам сособственник квартиры в одном из таких домов.

Но вот когда, как в Усинске, на голову падает подобная платёжная кувалда, вот тут и начинаешь вникать в нюансы нашего жилищно-коммунального нормотворчества. И выясняется, например, что существует два способа оплаты тепла:

  • равномерно в течение календарного года;
  • только в течение отопительного периода.

В первом случае базой для исчисления платежей станут нормативы потребления, которые доводит поставляющая тепло организация (в случае с Усинском это ООО «Усинская тепловая компания», УТК), а для их корректировки – показания общедомового прибора учёта (ОДПУ). Вы в течение 12 месяцев заплатили столько, сколько вам выставлял поставщик тепла – а он выставлял именно нормативные счета, которые к реальной температуре за окном и, соответственно, к расходу тепла имеют сугубо академическое отношение. Затем, условно говоря, в ночь с 31 декабря на 1 января комиссия, в которую входят представители поставщика, управляющей компании, а вообще-то, по уму, и собственников жилья, торжественно проводит поверку ОДПУ, составляет протокол – и вот на основании внесённых в него цифр начинает корректировать платежи. Если прибор показал, что дом потратил меньше гигакалорий, чем записал ему поставщик, платежи потребуется откорректировать вниз. Если больше – соответственно, вверх.

На перерасчёт даётся первый квартал наступившего года. Так оно и получилось: наступил апрель – и выяснилось, что усинцы реально нажгли в 2019 году тепла больше, чем им полагалось по нормативам. Руководство УТК объяснило это необыкновенно холодным летом 2019-го: отопительный сезон в Усинске нормативно длится-де 278 дней, а в прошлом году тепло пришлось подавать уже 27 августа.

Ну а теперь оцените реальность описанной мною картины в ночь с 31 декабря на 1 января. Вам случайно не доводилось в эту ночь снимать показания теплового счётчика в своём доме? Вот и мне…

Правительство республики утвердило платёжный способ № 1 ещё в июне 2016 года, и с тех пор если и вспыхивали где-нибудь недоразумения, то они носили сугубо местный и единичный характер. Эпидемия же здорово обострила у людей нервы. Самоизоляция дала им возможность тщательно проверить свои счета – и вот результат. УТК отозвала итоги поверки ОДПУ по одному из домов – но что это значит в масштабах города, если корректировки пришли в 68? УТК объявила об отсрочке исполнения своих корректировок до итогов проверки как минимум прокуратуры – и весь город замер в ожидании этих итогов.

(наконец, уже в Сыктывкаре поползли слухи, что начались поиски стрелочника, и вроде бы таковых ищут в управляющей УТК компании – Коми тепловой. И вроде бы уже нашли – финансового директора Владимира Бармашова. Но это – не более чем побочное лирическое отступление)

***

А что же способ № 2? Можно ли использовать его, если правительство региона уже утвердило способ № 1? Как следует из разъяснений Министерства энергетики, ЖКХ и тарифов Коми, оказывается, можно. Правительство республики может изменить способ для отдельных муниципалитетов, а внутри них самих такую смену могут произвести собственники МКД. Для этого, правда, требуется собраться в количестве более 50% жилого метража, что само по себе, как показывает практика, в современных условиях совсем не просто. Затем требуется принять соответствующее решение, оформить его, передать УК и самое главное – каким-то образом контролировать его исполнение.

Так начинается политика. Да-да, она начинается именно на таком уровне. Который очень быстро приводит к желанию понять, почему и отчего принимаются те или иные решение на уровне муниципальном, региональном и, наконец, национальном.

***

И вот тут как раз у меня возникают самые главные вопросы. Как взволнованным усинцам помогли те, кто считается среди них уже действующими политиками? Зайдите на официальный сайт Усинска. Тишина. Глубоко-глубоко спрятано одно-единственное официальное сообщение УТК об отсрочке. Официальная позиция администрации – ноль. Официальная позиция Совета города, его председателя или хотя бы одного депутата – ноль.

Наконец, ищем реакцию депутатов Государственного Совета РК. Ура – находим! Но позвольте… это реакция председателя комитета по политике Сергея Артеева, который, собственно, и обратился за разъяснениями в надзорные органы. Оно, конечно, профиль комитета и должность обязывают – но Артеев избран в Госсовет вовсе не в Усинске. А что же местные – Екатерина Дьячкова и Михаил Серов?

Поведение первой понятно: Екатерина Валериановна проживает совсем не в многоквартирном доме, каковых в селе Усть-Уса, как и во многих других усинских сёлах, попросту нет; и она ни физически, ни психологически не может разделить чувства горожан. Хотя, конечно, в городе тоже вообще-то проживают её избиратели.

Но Михаил-то Альбертович, который с 17 лет живёт в Усинске, а с 41 года неизменно выбирался депутатом горсовета? Или избрание в республиканский парламент по партийному списку, тем более по остаточному принципу, тоже способствует моральной глухоте?

Это к вопросу о том, где, как и в ком персонально сосредотачиваются нынче якобы политика и якобы политика. Нынче – но пока. Есть подозрение, что события нынешнего года внесут в эту картину существенные изменения.

Поделиться в соцсетях
  • 27
    Поделились

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments