Не словом единым

К 95-летию "Красного знамени"

Автор:   
16:07. 31 марта, 2013  
  
0

Душа компании

Не часто, но всё же два-три раза в летний сезон и пару раз зимой удавалось нашему брату расслабиться на природе. Более или менее регулярно это происходило при редакторстве Ануфриева (конец 60-х годов) и Чистякова (80-е годы), когда складывались стабильно устойчивые коллективы. Причём, как правило, душой, главным организатором этих вылазок был никто иной как незабвенный Владимир Павлович Шарков, зав отделом информации и спорта. За неуёмную энергию его не раз избирали и переизбирали профоргом, и лучшего председателя месткома, по общему свидетельству, за всю историю газеты у нас не бывало.
 
Кто попадал в сложную житейскую ситуацию, тот знает, что значит иметь в коллективе такого рода опору. Случись болезнь, другие непредвиденные обстоятельства, идёшь к Владимиру Павловичу, и тот решение принципиальных вопросов (скажем, звонок из редакции в нужную контору или нужному человеку, необходимость повлиять на что-то или кого-то) безоговорочно берёт на себя. Мне самому пришлось убедиться в этом, когда врачи отправляли меня на лечение в Москву. Всего неделю пробыл я в Первой градской больнице, когда мне, ещё до операции, принесли посылку из Сыктывкара. Гостинец из редакции с открыткой от Шаркова и приветствием от Чистякова. Ну, ребята…  

 

Сюрприз зазнайке

Отдыхать на природе чаще всего ездили в Лемью, где можно было посоревноваться в подвижных играх – волейболе, настольном теннисе, а то и в прыжках в длину. В последней дисциплине не было конкуренции мне, бывшему вице-чемпиону Сыктывкара по прыжкам в длину, пусть и среди школьников. Я уже начал задирать нос, пока не получил по нему, что и положено зазнайкам. Однажды Владимир Павлович пригласил отдохнуть с нашим коллективом болгарских гостей – двух молодых девушек. А когда начались традиционные соревнования, пригласил и их подключиться к ним, испросив предварительно нашего согласия. Ну а кто бы возвражал. Это уже потом, анализируя происшедшее, мне припомнилось, как Шарков всё отворачивался от меня, пряча улыбку. А поначалу я, как всегда, совершил свой дальний прыжок и уже уверовал, что снова стану победителем, как вдруг мой результат был превзойдён одной из приглашённых девушек. Что за чёрт! Я размялся поактивнее и вложил в следующий прыжок всё, на что был способен. Увы, и на этот раз  меня опередили. И кто! Представительница слабого пола! Потом смеялись все вместе. Чтобы утереть мне нос, Палыч пригласил на «пленэр» мастера спорта по прыжкам в длину из Болгарии, с которой в те годы республика крепко сдружилась.   

 

Не теряйте челюстей

На одной из таких редакционных вылазок отличился Владислав Иванович Чистяков. Не секрет, что на природу выезжали с выпивкой и закуской. Бывало, кто-нибудь поднабирался, появлялись проблемы. Быстро тёпленьким становился бывший артиллерист, зав. отделом промышленности Георгий Трофимович Луцкий. Вот и на сей раз, решив после выпитого искупаться, наш фронтовик не заметил, как у него выпала, простите, челюсть. Вставная, понятное дело. Кто помоложе, начали её искать, ныряя в том месте, на которое указал пострадавший. Сноровку проявил Чистяков, сумевший обнаружить потерю на дне речном и вручить коллеге. Слава был большим  любителем рыбалки, бывало, ездил на неё и вместе с Луцким на его моторке. И всегда, рассказывал, смеясь, что-нибудь да случалось в этих поездках. 

 

А Луцкому хоть бы хны

Как-то и я поехал с ними. В дороге, действительно, у хозяина лодки всё время летели шпонки, это такая часть в моторе, которые приходилось то и дело менять. А вот на обратном пути могла случиться и беда пострашнее. Георгий Трофимович, сидевший на корме и правивший лодкой, вдруг начал искать свой топорик и совсем забыл об управлении. В те годы на реках часто устанавливались боны – длинные связки брёвен, которые использовались при молевом сплаве леса. На такую бону и вылетела лодка и вполне могла опрокинуться, если  б не крестовина, которая её остановила. Я сидел впереди и уже был готов к худшему. Чистяков позади меня сидел бледный, как полотно. Лишь Луцкий, казалось, оставался совершенно невозмутимым. 

 

Как Коля учудил        

В числе любителей рыбалки были почти все известные читателям в разные времена журналисты: и Новосёлов, и Наместников, и Турьев, и Демидов, и Смирнов, и Низовцев, и Овчинников. Особенно Володя Овчинников, для которого рыбалка и по сей день остаётся главной страстью. Единственным, пожалуй, кто равнодушно относился к природе, был Коля Травяников, карьера которого в отличие от других развивалась не вверх, а… вниз. Был редактором «Молодёжки», литсотрудником в «Красном знамени», а потом и вовсе в районной газете. Когда коллектив собирался на пикники «в объятия природы», Коля, как правило, отмахивался. А однажды всё-таки явился на сбор, назначенный на пристани. Но почему-то в костюме, в котором ходил на работу. Оказалось, что он явился сюда только для того, чтобы сообщить, что не поедет. При этом произнёс фразу, ставшую потом крылатой. Он сказал: «У каждого свои недостатки: один пьёт, другой слово не держит». Сам Коля как раз обоими и обладал.
 
А бывало, что вылазки на природу заканчивались неприятностями, но об этом как-нибудь в другой раз.
 
 
 
Настоящие мужики – Виталий Мерц и Юрий Попов.
 
 Тёплый денёк. Владислав Чистяков, Тофик Агаев (вид со спины), Валерий Туркин с трубкой Агаева.
 
 
 

Виталий Мерц помогает готовить лыжи, за ним справа – Валерий Туркин, его дочь Марина и племянник Дамир Басыров.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments