Явление Жакова (ФОТО)

Ушёл из жизни ещё один ветеран «Красного знамени», из тех, кого называли «живой легендой»

Автор:   
16:54. 24 марта, 2013  
  
0
Горько говорить об этом: ушёл из жизни ещё один ветеран «Красного знамени», из тех, кого называли «живой легендой» редакции, – Александр Михайлович Жаков. Год назад мы проводили в последний путь его одногодка-соратника, журналиста, имя которого вошло в энциклопедию Республики Коми Юрия Александровича Кочева. Теперь вот прощаемся и с Александром Михайловичем. Обоим было по 88 лет. И хоть профессии у них были разные, Жаков работал в должности выпускающего газеты, или, проще, метранпажа, в корпоративной роли они ничуть друг другу не уступали. Кочев был исключительно надёжен, так сказать, в «доставке» материалов в газету, а Жаков – в их «доставке» непосредственно на печатную машину, а в определённой степени и к читателям. 
 
 
 
 
 

На всех его не хватало

Поясню. В обычные дни, ненапряжённые, газету начинали печатать в 8-9 часов вечера. А когда по телетайпу передавали срочные материалы в номер, то и в 12, а то и позже, ночи. Это очень напрягало всех, а особенно журналистов. Так вот, по вине Жакова задержек не было никогда. Если он ещё не явился со своими полосами, значит просто не мог это сделать физически. Пока редакция не завела ещё одного метранпажа, его функции в начале рабочего дня были вынуждены исполнять сами литсотрудники, работники секретариата. Александр Михайлович приходил на работу в полдень. Когда появилось два выпускающих, они стали вести номера поочерёдно, и секретариат сосредоточился только на литературной работе.  
 

Главный конёк

Тут-то и стало ясно всем, что попасть на дежурство Жакова значило вытянуть счастливый жребий. Дежурные редакторы и «свежие головы» (литсотрудники, вычитывающие газету самыми последними) расцветали улыбками, когда узнавали, что осуществляет связь редакции с типографией в этот день безукоризненный Александр Михайлович. «Он был необычайным аккуратистом и сверхоперативным работником, – вспоминает бывший замредактора «Красного знамени» Альберт Болдырев, которому мы сообщили о печальной вести. – Вспоминаю свои дежурства по номеру. Казалось бы, ну только что умчался Жаков в типографию с последними прочитанными полосами, как уже звонит оттуда и просит внести поправку в ту или иную заметку – это он заметил, пока бежал в типографию. Когда Александр Михайлович появлялся с окончательно выправленными полосами, мы иногда острили – «вот оно, явление Жакова».
 

И орден по нему

Но только ли исключительной чёткостью в работе отличался он? Уже одно удовольствие было общаться с ним. За 29 лет его работы в газете не было ни одной конфликтной ситуации, связанной с его именем! И молодые, начинающие журналисты, и ветераны, убелённые сединой, с одинаковым обожанием относились к нему, и я понимаю почему: он никогда никого не подводил.       
 
Не знаю, был ли ещё кто-нибудь в редакции, кто был награждён орденом Дружбы народов. Когда ему вручали этот орден, в глазах каждого краснознамёнца легко читалось – вот человек, которому особенно к лицу этот орден. Он умер в прощёное воскресенье. Уверен, не случайно небеса отвели для него этот день. 
 
В понедельник позвонил его бывшим сподвижникам. Альбина Жураховская, бывшая учётчица писем, которая отдала газете 35 лет, сказала о нём: «Золотой человек». Бывший краснознамёнец Владимир Овчинников, общавшийся с Жаковым в двух ипостасях, как «свежая голова» и как дежурный редактор, тяжело вздохнул, услышав известие о его смерти. 
 
Попросил я Людмилу Фёдоровну Зыль, стаж которой в «Красном знамени» 45 лет, вспомнить какой-нибудь случай, связанный с Александром Михайловичем. «Жаков и его жена Вера были парой, излучающей огромное человеческое тепло, – дрогнул голос Люды в трубке. – Ты же знаешь, что он подчинялся непосредственно Виталию Мерцу, ответсеку, моему мужу. И однажды Александр Михайлович пригласил Витю в гости попариться в его баньке. Виталий взял почему-то с собой нашу дочку Анюту, ещё маленькую, годика три-четыре. Малышке продемонстрировали там подворье – с кроликами, курицами, другой живностью. И ей очень понравился… цыплёнок. Ну  и Жаковы подарили его ей. Пожил в нашем доме в коробке цыплёнок и превратился в петушка. Что с ним делать? Не в суп же отправлять. Кое-как уговорили ребёнка возвратить дяде Саше «золотого петушка». 
Таким и запомнился по жизни Александр Михайлович Жаков, наш дорогой товарищ, наш собрат, краснознамёнец.    
 
 
От имени краснознамёнцев автор выражает искреннее соболезнование родным и близким. Общее мнение в коллективе: его имя останется не только в газете, но и в журналистике республики.
Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments