Предтеча открытий на Коми земле

Тертий Борноволоков - малоизвестный исследователь минерального богатства Печорского края, заслуживающий всемерного уважения и благодарности

Автор:   
20:15. 17 марта, 2013  
  
2

Портрета этого человека не сохранилось. И имя его в истории Коми мало известно, более громкие имена его современников и потомков затеняют его. Но тот интерес и упорство, с которыми он исследовал минеральные богатства Печорского края, заслуживают всемерного нашего уважения и благодарности.

 

Из древнего рода

Тертий Степанович Борноволоков происходил из старинного дворянского рода, имевшего герб «в коем изображена птица чёрнаго цвета, летящая в правую сторону». Родился он в 1764 году в Костромской губернии, около Галича, в поместье своего отца Степана Андреевича Борноволокова. При рождении получил имя Терентий, которое позднее изменил на римский манер. В 11-летнем возрасте был зачислен капралом в Преображенский полк. С 1785 года в чине поручика был адъютантом ярославского генерал-губернатора Алексея Петровича Мельгунова. В 1798 году женился на Марии Сергеевне Соковниной и к концу жизни имел пять дочерей и четверых сыновей.

В 1799 году стал вологодским губернским прокурором, а с 1808 года – коллежским советником в Архангельской палате уголовного суда. В журнале заседаний присутствия Вологодского губернского правления обнаружено «Дело по рапорту губернского прокурора о перемещении за черту города кожевенных и салотопенных заводов ввиду вредности их для населения». Это одно из первых в России судебных дел в защиту окружающей среды, инициированное Тертием Борноволоковым. 

 

«Старался узнать богатства…»

К 1799 году относятся первые научные изыскания  Борноволокова, которые он проводил по собственной инициативе, не имея никакого специального образования. В 1808 г. он писал: «Я, проживший в Вологодской губернии девять лет и употребляя все способы, старался узнать богатства сего края, в чем частию и успел».

Первые научные публикации исследователя относятся к 1809 году, когда появилась целая серия статей в «Технологическом журнале», издававшемся Вольным экономическим обществом. Всего за свою жизнь он опубликовал 10 научных работ по геологии, экономике, биологии и три художественных произведения. Научные результаты, полученные Борноволоковым, были очень высоко оценены видными российскими учёными. Признанием научных заслуг стало его избрание в 1809 году в члены-корреспонденты Императорской Академии наук. Академики Николай Фус, Николай Озерецковский и Василий Севергин в своём представлении-рекомендации писали: «Нижеподписавшиеся имеют честь представить в корреспонденты Академии наук г. коллежского советника Тертия Степановича Борноволокова яко мужа, желающего споспешествовать успехам наук, доставлением оной разных естественных произведений Вологодской губернии; также опытов и наблюдений своих по разным частям естественной истории и технологии». 

Звание «корреспондента Академии наук», соответствующее нынешнему званию члена-корреспондента, было учреждено в январе 1759 года. Оно присуждалось тем исследователям, кто «знаний, требуемых для надлежащего члена, не имеет, а может какими записками и известиями служить Академии». Корреспонденты проживали в провинции, а не в столице, и сотрудничали с Академией наук. В 1803 году было установлено: «Если Академия заблагорассудит приобщить к себе учёного, который не столько ещё известен, чтобы мог требовать чести быть почётным членом, но своими полезными сочинениями или познаниями, или же ревностию и старанием, оказав полезные Академии услуги, обратил на себя отличное её внимание, то она принимает его в класс своих коррес-пондентов». 

 

Уголь, доманик, точильный камень

Широта научных интересов, инициативность и неожиданность выводов Тертия Борноволокова вызывают  удивление. В опубликованных работах он приводит данные личных наблюдений в экспедициях, результаты собственных экспериментов с горючими сланцами Печорского края, описывает месторождения каменного угля и нефти. Для ухтинского сланца-доманика, «который по горючести своей весьма удобен для употребления», исследователь даже предлагает научное название «ардезия битуминоза вологдиензис», потому как именно в Вологде эта порода была впервые им подвергнута тщательному анализу и по достоинству оценена.

Исследователь подвергал доманик сухой перегонке, затем сжигал в реторте оставшийся уголь, а пепел выщелачивал последовательно горячей водой, серной кислотой, щелочью и спиртом, обрабатывал нитратом серебра. Все опыты им проводились с учётом веса образовавшихся продуктов, в том числе и газообразных. Фактически это были первые опыты по термическому разложению сланцев с получением углеводородного газа. Кроме того, он сделал вывод о генетическом единстве ухтинской нефти и доманика (кстати, близ Ухты есть посёлок под названием Нижний Доманик).

 

«Наши точилы» лучше заморских

Продолжив исследования, Борноволоков нашёл способ превращать доманик в чёрный мел, т. е. «карандаш, за который мы платим иностранцам весьма дорого». Он обращался к читателям: «Известные учёные химики могут усовершенствовать сие исследование, поистине поверхностно сделанное, может быть, сколько от недостатка сведений, а не меньше того от неимения способов, в рассуждении химических орудий и снарядов, которые иметь не всегда в состоянии частной человек». 

Исследователь обращал внимание учёных и властей на месторождения точильного камня в Печорском крае: «Они хотя и известны, но оставлены без внимания, а могли бы, напротив, составить немаловажные отрасли промышленности и приносить казне доход без отягощения жителей… Наши точилы гораздо лучше выво-зимых из-за моря». 

Поразительно, но уже в 1809 году Борноволоков писал об угольных богатствах Печоры: «Соображение заставило меня догадываться, что там должен быть каменный уголь; догадка моя, впрочем, на правилах минералогических основанная, была справедлива; ибо и подлинно каменного угля там изобильно; но жители тутошние рачительно скрывают оной, опасаясь разработки; однако же успел я добыть небольшое количество и угля тамошнего, который по испытанию моему и сравнению хотя не столь хорошего качества, как Английский, но лучше Шотландского, ибо горит жарче и дольше; а как обыкновенно верхний слой онаго всегда бывает не столь добротен, то и можно надеяться, что при разработке достигли бы до лучшего. Тогда в Архангельске как тамошнее Адмиралтейство, так и хозяева сахарных заводов, может статься, не имели бы надобности платить Англии за уголь дорогу цену, ибо до Архангельска доставление водяным путём удобно и не дорого. Сверх того Серёговский соляной завод купца Рыбникова, по близости от тех мест находящийся, на коем ежегодно вываривается до 500 000 пудов соли, мог бы, вместо большого количества дров, на нём сжигаемых, пробавляться с лучшими выгодами и успехом в солеварении сим углём». Исследователь за сто с лишним лет предвидел перспективы промышленного освоения Печорского угольного бассейна. 

 

Мог сменить правителя

После года службы в Архангельске Тертий Борноволоков ещё два года работал в петербургском Министерстве юстиции. С важными государственными поручениями побывал на Мурмане, в Коле, выезжал на Новую Землю и Шпицберген. В апреле 1812 года он вышел в отставку и перешёл в частную Российско-Американскую компанию. Её директорами он был «единогласно определён в помощники к правителю Русской Америки со значительным жалованьем, с тем, что, в случае смерти или выезда господина Баранова из Америки, займёт его место». Возможно, что по прошествии времени Борноволоков сменил бы на посту первого правителя Русской Аляски А.А. Баранова, которому в то время перевалило за шестьдесят.

Дорога из Петербурга в Америку лежала через Урал и Сибирь: от Перми на Иркутск, далее по Лене к Якутску, оттуда – в Охотск. В одном из писем Тертий Борноволоков писал: «Пребывание моё в Охотске и мысль, что скоро буду в Америке, изгладили из памяти моей дорогу, на которой я чуть-чуть не простился с жизнью».

Фрегат «Нева», на котором Т. Борноволоков плыл в американский порт Ново-Архангельск, потерпел кораблекрушение близ острова Ситхи. Существует весьма редкая книга «Описание несчастного кораблекрушения фрегата Российско-Американской компании «Нева», изданная в Петербурге в 1817 году. Там сказано, что 9 января 1813 года шторм выбросил корабль на скалы. Из 62 человек спаслись 28. Тертия Борноволокова среди них не было.

 

 

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Сарычев ЮрийСон грядущий Recent comment authors
новые старые популярные
Сон грядущий
Гость
Сон грядущий

какая-то лажа для музея… не для газеты же… Вот если бы этот Борноволоков спер бы рублей…сколько ни будь.. пропил… перетрахал мужское население стефановской площади и открыл нанотехнологию…это было бы навость… хотя… перетрахал – вычеркнуть… это – не новость… спер – тоже… виноват

Сарычев Юрий
Гость
Сарычев Юрий

Чудесная статья А.Иевлева – академически обработанный, скромный и со вкусом отделанный вклад автора в синодик имён прогрессоров (давайте вспомним Аркадия и Бориса Стругацких) Коми края. Эта статья подвигает на дальнейшее исследование линии страстотерпцев и святых подвижников Цивилизации в некогда глухом краю Коми. К автору – с уважением.