Сила бумаги. Часть 1

Откуда есть пошёл Сыктывкарский ЛПК

17:30. 23 апреля, 2019  
  
0

Предстоящее в конце июня нынешнего года 50-летие АО «Монди СЛПК» – не просто золотой юбилей одного из ведущих предприятий Коми. Значение этого юбилея выходит за границы собственно комбината. Ибо его строительство и работа привели к коренному изменению социально-экономического облика республики.

 

Официальная дата начала работы Сыктывкарского лесопромышленного комплекса – 29 июня 1969 года. В этот день свою первую серийную продукцию выдала первая – картоноделательная – машина. Но, во-первых, понятно, что для её пуска нужно как минимум откуда-то получить целлюлозу – а варили её также на комбинате; а для неё, в свою очередь, – древесину, которую, конечно же, складировали и обрабатывали также на комбинате. Вот вам уже несколько крупных и важных объектов.

Но главное даже не это. Строительство Сыктывкарского ЛПК началось уже в самом начале 60-х. И именно оно радикально преобразовало промышленное лицо Коми АССР.

Гримасы государственности Коми

Инициаторы образования из восточных уездов Вологодской и Архангельской губерний особой самоуправляемой территории для коми-зырян, помимо следования общим ветрам Революции 1917 года, имели в виду, естественно, и экономическую самостоятельность. Потому что к тому времени некоторые результаты экспедиций Александра Чернова уже были известны, и они свидетельствовали о немалых потенциальных запасах и угля, и углеводородов в Коми крае. Не говоря уже, казалось бы, об очевидном богатстве этого края – лесе.

Именно что – казалось бы. Ибо использовать это очевидное богатство можно по-разному. Первое лесопильное предприятие в Автономной области Коми – Усть-Сысольский лесозавод (ныне Сыктывкарский ЛДК) – открылось только через пять лет после провозглашения самой области, и даже это по тем временам было великое достижение: до той поры главным товаром был только лес-кругляк.

Но в 30-е годы мощный толчок индустриальному развитию Коми края действительно был дан. Дан – но кем и чем? Вот три символических имени, которые знаменуют этот толчок: Чибью, Кожва и Воркута. То есть – нефть, железная дорога и уголь. На фоне того строительства и того освоения подземных кладовых, которые развернулись к северу от Сыктывкара, его значение, равно как и значение южных районов Коми АССР, поблёкло и как-то ужалось. Несмотря на пресловутый столичный статус.

В результате широкомасштабного развития Воркуты и Ухты республика по праву стала называться индустриальной. Полностью изменив при этом своё исходное общественно-демографическое лицо. И дело даже не столько в контингенте, который был задействован на строительстве железной дороги, шахт, а потом на самой добыче угля, а кстати, и на заготовке древесины. Изменился и национальный состав Коми АССР, и – главное – сам характер населения. Ведущим социальным персонажем стал не сельский пахарь (в наших широтах он и не мог широко распространиться), не охотник и даже не лесоруб. Общественным ориентиром отныне становился житель города, вкалывающий на шахте, буровой, на паровозе и получающий при этом несравнимые с деревней и даже лесным посёлком деньги.

Так экономический фундамент государственности Коми преобразил национально-политический импульс её зарождения.

Три возможных ЦБК

Описанный феномен не будет полным и просто справедливым без важной оговорки. Руководство Коми автономии, практически сразу вслед за пуском Усть-Сысольского лесозавода, всё-таки начало думать о мерах по дальнейшему развитию и углублению переработки древесины. По данным газеты «Огни Вычегды», 3 ноября 1929 года в селе Слобода под Усть-Сысольском (ныне Эжвинский район) состоялся митинг, посвящённый строительству будущего целлюлозно-бумажного комбината (см. № 2 от 18 января 2019 г.).

Более того: изыскательские работы 1929-1937 годов выявили целых три подходящих площадки для строительства будущих ЦБК в бассейне Вычегды, причём первый из них планировалось построить не в Слободе, а в Княжпогосте. Этим планам помешала война, в условиях которой значение угля, конечно, не могло сравниться с бумагой.

После войны, помимо Сыктывкара, для строительства ещё одного ЦБК рассматривался также город Печора.

Роль личностей в целлюлозно-бумажной истории

Идейным вдохновителем возведения лесопромышленного комплекса под Сыктывкаром история поручила быть уроженцу Усть-Куломского района, инженеру ленинградского института «Гипробум» Николаю Тюрнину. Именно он возглавлял проектно-изыскательские работы 30-х годов. Вот как это описывается в книге «Эжвинская застава» авторства Е.Бородихина и В.Литвинова: «Работа захватила молодого специалиста. Заготовляя и отправляя в различные области страны сотни тысяч кубометров древесины, республика сама очень мало перерабатывала её. Потери при сплаве, отходы на местах заготовок – сучья, вершины, пни… Становилось обидно: путь древесины был вымощен золотом, страна теряла миллионы рублей.

На основе тщательных изысканий в 1937 году Николай Николаевич разработал первый проект Сыктывкарского комплекса. Но его доработке помешала война. В послевоенные годы Н.Н.Тюрнин значительно усовершенствовал своё предложение по комплексной переработке лесных богатств республики» (цитируется по книге «Северный лес на все времена», Сыктывкар, 2011 г.).

Фото из архива “Ленгипробума”

В 1952 году происходит знаменательное событие: Тюрнин показывает, доказывает, защищает и, наконец, увлекает тогдашнего председателя Совета Министров Коми АССР Зосиму Панева идеей строительства Сыктывкарского ЛПК. И последний открывает свою «проектно-изыскательскую экспедицию», которая в условиях предельно жёсткой централизованной плановой экономики СССР приобретает характер хождения и сидения в приёмных высоких московских кабинетов. «Экспедиция» Панева переживает смерть Сталина. В Политбюро ЦК КПСС начинается известная борьба за власть, а у премьер-министра Коми идёт собственное сражение – с коллегами из Архангельской области. Панев чувствует, а в иных случаях и прямо видит: в тех же кабинетах, где он стачивает язык в бесконечных убеждениях разного рода завотделами, кто-то постоянно проталкивает тезисы о бесперспективности строительства ЦБК в среднем течении Вычегды. Угроза немалая: в июне 1953-го архангелогородцы одерживают, казалось бы, серьёзную победу. Союзный Совмин постановляет строить крупный целлюлозно-бумажный комбинат в устье Вычегды – в посёлке Коряжма под Котласом.

«А в дальнейшем пустим на нём и вторую очередь, куда и пойдёт древесина из Коми», – Панев регулярно слышит в Москве эхо этих архангельских аргументов.

Но он не сдаётся. Он продолжает топтать ковры в бесконечных московских властных коридорах. И через два года одерживает блестящую победу: в 1955 году Министерство целлюлозно-бумажной промышленности СССР наконец-то одобряет план строительства Сыктывкарского ЛПК.

Эти два имени – Николай Тюрнин и Зосима Панев – отныне навсегда будут вписаны в историю Коми. Как те, кто коренным образом переломил социально-экономическое развитие республики, дав толчок промышленному освоению её юга.

Из книги Е.Бородихина и В.Литвинова «Эжвинская застава»:

«…В плане развития народного хозяйства республики на 1959 год появились знаменательные строки: «В этом году будут заложены жилой посёлок и предприятия для строительства Сыктывкарского лесопромышленного узла: завод бетона, деревообрабатывающий завод, автогараж, база материально-технического снабжения».

Четверть века отдал Николай Николаевич осуществлению своей большой мечты – созданию лесопромышленного предприятия в месте слияния Вычегды и Сысолы, и именно здесь в 1959 году начались первые изыскательские работы. Интерес, внимание к будущей стройке растут с каждым днём. Анализы и расчёты ещё раз подтверждают огромную экономическую эффективность предложения Тюрнина, и в 1960 году Совет Министров РСФСР поручил Ленинградскому «Гипробуму» составить проектную документацию Сыктывкарского лесопромышленного комплекса. К ответственной работе были привлечены также двенадцать институтов Госплана РСФСР, министерств и комитетов при Совете Министров СССР. Главным инженером проекта был назначен Николай Николаевич Тюрнин»

Железнодорожное эхо победы

Одним из косвенных последствий важной политической победы Зосимы Панева стало существенное изменение статуса небольшой железнодорожной станции Микунь Северной железной дороги. До 1958 года она была достаточно рядовой станцией, пусть даже с собственным депо. Когда стало ясно, что под Сыктывкаром вот-вот начнётся масштабное строительство лесопромышленного комплекса, именно станцию Микунь было намечено сделать ключевой и узловой для этого строительства.

В январе 1958 года отсюда началась прокладка ветки на Сыктывкар, которая велась ударными темпами. Уже через два года по ней пошли первые грузовые составы. А 22 января 1961 года в Сыктывкар прибыл первый пассажирский поезд.

С той поры подавляющее большинство грузов по этой ветке прямо или косвенно связано с Сыктывкарским ЛПК.

(Продолжение здесь, окончание здесь)

Поделиться в соцсетях

avatar
1000