Не буди лиха — убивай тихо!

Отечественная история в картинках: от Льва Троцкого до Литвиненко и Скрипаля

16:03. 27 апреля, 2018  
  
0

— Товарищ Троцкий, тут к вам альпинист какой-то.

Продрался через заборы, колючую проволоку, кактусы. Прошел в тяжелом плаще, несмотря на жару и охрану. Потея под грузом оружия. Неся на себе пистолет, кинжал, ледоруб. А глаза мутные, как у Раскольникова.

Эх, Лев Давидович, совсем потерял революционную бдительность!

Да и повод дурацкий — статейка насчет троцкизма.

 

Начали обсуждать, разгорячились, поспорили. Обычные, в общем, разборки между автором и редактором. Но Бронштейн неожиданно рассердился:

— Ты мне весь мозг уже вынес!

И это были его последние слова…

Лев Троцкий в Турции, между 1929-м и 1933 годами

А другой еврей, Наум Исаакович Эйтингтон, стоял в это время на шухере. Легендарный «товарищ Пабло», он занимался терактами по всему миру. То есть был настоящим интернационалистом. По иронии судьбы много лет спустя Сталин объявит его главой «сионистского заговора».

Ядовитые зубы

Художнику не удалось, а начинающему журналисту — легко. Сикейрос оконфузился, Меркадер не подкачал.

Правда, вождь троцкизма успел-таки цапнуть киллера за руку. Укус любого вождя, как известно, смертелен. И у Рамона Меркадера началась гангрена. Но он выжил, хотя и был приговорен к высшей мере. По мексиканским меркам, это «двадцатка» — тюрьмы там страшные…

Да, в Мексике киллеру дали 20 лет за убийство. А в Советском Союзе за то же самое — Звезду Героя СССР. То есть двойные стандарты существовали уже тогда.

Москва особо не афишировала, но мир и так был в курсе, кто заказал Льва Давидовича. Сталину это было в плюс: друзья восхищались, враги ужасались. Все понимали — никому не избежать карающей десницы Сосо, великого и ужасного.

21 августа 1940 года, когда пришла весть о гибели Троцкого, в Кремле царило праздничное настроение. Иосиф Виссарионович радовался как ребенок. В тот день он много шутил с соратниками и даже не подписал ни одного смертного приговора. Со словами «На сегодня хватит!» Сталин порвал расстрельные списки, принесенные ему на подпись (Берии потом пришлось подбирать бумажки и склеивать).

Но это была тихая радость в узком кругу. Никаких публичных заявлений вождь не делал. Ему бы и в голову не пришло выступить, например, по радио Коминтерна: «Ликвидацию Троцкого организовали западные спецслужбы. С целью дискредитации советской власти, которая является опорой мира и гуманизма».

Суть гуманизма заключается как раз в том, чтобы беспощадно карать врагов гуманизма. Дело это святое, и нельзя его доверять буржуазным агентам.

Перед Второй мировой сталинские соколы-террористы провели целую серию блестящих заграничных операций. Похищали, взрывали, резали, душили, травили. А одного генерала даже сбросили живьем с самолета. То есть проявляли выдумку и находчивость. И странно было бы отдать лавры этих успехов чужим спецслужбам. Это означало бы, что они работают лучше нашей, отечественной. Нет, пусть лучше мир боится Берию с Судоплатовым, чем каких-нибудь зарубежных деятелей плаща и кинжала.

Поэтому Вячеслав Молотов лишь усмехался в усы, если его спрашивали о Троцком. Глава МИДа не кричал с международных трибун: «Ледоруб — это не наш метод! Где у вас доказательства, подлые антисоветчики?»

Молотов знал: Кремль никогда не ошибается и ни перед кем не оправдывается. Тем более — перед гнилым Западом.

То была эпоха высокого стиля: слова не нужны, а суета неуместна. И когда великая империя замолкала, остальной мир охватывал трепет.

В сущности, красная империя держалась на трех китах. Это три монополии: на правду, на водку и на государственный терроризм (внутренний и внешний).

Нам, потомкам, удалось сохранить почти все. Кроме, к сожалению, водки — ею нынче торгуют обыкновенные частники. Тут уж, конечно, явный ревизионизм. И товарищ Сталин этого бы не одобрил.

«Шведский Моисей»

Другой громкий международный скандал тоже был связан с евреями (куда от них денешься?).

В январе 1945 года в Будапеште бесследно исчез дипломат Рауль Валленберг. Этот «шведский Моисей» в течение нескольких лет выводил из чужой страны народ, приговоренный нацистами к смерти. Он спас десятки тысяч венгерских евреев.

Валленберг был храбрым и хитрым. Проявляя чудеса изворотливости, он легко обманывал и салашистов, и фашистов. Затевал сложные и опасные игры с гестапо. Комбинировал против лучших умов немецкой спецслужбы. Но был немедленно арестован первым же лейтенантиком НКВД, ворвавшимся в город. Только потому, что «тип в шляпе» показался энкавэдэшнику подозрительным.

Вокруг Будапешта еще шли жестокие бои, а Валленберга уже везли в Москву, на Лубянку.

За героя Холокоста вступились не только шведы, но и вся мировая общественность, включая, конечно, самую шумную — еврейскую.

Узнав про Валленберга, Сталин очень удивился. Он не понимал, что это за важная птица такая. Почему за него впряглись международные силы? И зачем, собственно, дипломату нейтральной страны понадобилось спасать каких-то евреев, да еще и венгерских? Чепуха какая-то! Хотя — подозрительно…

Тем не менее, вождь обещал разобраться. И слово свое сдержал. С Валленбергом «разобрались». Больше его никто никогда не видел.

Сталина сменил Хрущев, но и его шведы достали вопросами о судьбе дипломата. «Да кто такой этот Валленберг? — кипятился Никита Сергеевич. — Не знаю я никакого Валленберга. Что вы ко мне пристаете? Нету его у нас!»

Хрущев, как и Сталин, говорил правду. В Советском Союзе шведа действительно не было. А там, где он к тому времени находился, не существовало советской власти. И вообще — никакой.

Существует легенда, будто Валленберг 12 лет скитался по гулаговским лагерям. Его якобы даже видели  в солнечной Воркуте. На самом же деле этот великий человек погиб еще в 1947 году. Его замучили лубянские костоломы.

Памятник Раулю Валленбергу в Будапеште

Но самым честным из всех вождей оказался Михаил Горбачев. После долгих препирательств со шведами в 1989 году он все-таки признал (с болью в сердце), что Валленберг был похищен и умер в советской тюрьме. Михаил Сергеевич даже распорядился выдать родственникам паспорт и записные книжки покойного. То есть Горбачев совершил акт гуманизма. Хотя и несколько запоздалый.

Ишь куда залетел!

В ночь на 1 сентября 1983 года в небе над Сахалином случилась трагедия. Истребитель «Су-15» вступил в неравный бой с нарушителем воздушной границы.

Бой был действительно неравный. В том смысле, что «сушка» атаковала пассажирский самолет. На залп ракет гражданскому «Боингу-747» было нечем ответить. Да и некому: в корейском лайнере, летевшем на автопилоте, все спали. Вздремнули, возможно, и летчики. А проснулись уже от взрыва. И 14 минут «Боинг» падал с высоты 11 километров. Погибло 269 человек, включая детей.

Мир был в шоке. «Атаковать безоружный гражданский самолет — все равно что атаковать школьный автобус», — возмущался американский сенатор.

Тогдашний Лавров — министр иностранных дел Андрей Громыко — в свою очередь был до крайности изумлен такой постановкой вопроса.

— Но ведь самолет нарушил границы нашей Родины! — возмущался Громыко. — А они священны!

Это был достойный ответ, в библейском стиле. Дескать, вот мы объявили себя священной территорией и не позволим на нее залетать. Никому, даже Карлсону. Это святотатство!

Логика, конечно, жестокая, но понятная. При этом сам факт советские власти не отрицали. Да, сбили, но так будет с каждым, кто покусится… Во всяком случае, Громыко не утверждал, что пассажиров уничтожали американцы, японцы или, может, даже сами корейцы.

Вообще, в то время советские вожди вели себя довольно бесхитростно. Это суровое поколение знало только две войны — «горячую» и «холодную». А вот информационную особо не признавали. Да и не было в то время ни интернета, ни Роскомнадзора, ни телеканала «Лайф-Ньюс». Володя Соловьев тогда еще был комсомольцем, студентом, а Маша Захарова училась во втором классе.

Это вам не покер

Да, члены Политбюро — это были глыбищи! Дядьки солидные и основательные. Не склонные к изощренному вранью. Правду они, как правило, попросту замалчивали, не снисходя до постыдных оправданий на публике.

Нынешние обитатели Кремля, похоже, утратили это олимпийское спокойствие, величественный имперский стиль, сила которого — в холодном молчании.

Казалось бы, зачем суетиться, вступать в скандальную перепалку со всем миром? Запад все равно уже не поверит. А своим — оно надо?

Свои всё простят, поймут и одобрят. Вот зачем нам каждый день объясняют, что все эти литвиненки, березовские, немцовы и иже с ними — явные предатели? Мы и так знаем. Значит, туда им и дорога! И не надо переводить стрелки, утверждая, будто Родина постепенно избавляется от врагов только благодаря западным спецслужбам. Есть у нас и свои спецы, и славные традиции, начиная с Феликса Эдмундовича.

Власть должна быть молчаливой, непоколебимой и беспощадной. Только тогда ее можно уважать.

Почему, к примеру, Путин с Лавровым до сих пор называют этих западных подлецов «нашими партнерами»? Пусть даже в шутку, но слышать все равно неприятно. Партнеры — это в покере. А тут — война на носу. И нечего церемониться.

Такие слова, как «переговоры» и «компромисс», пора выбросить из нашего лексикона. Компромисс в принципе возможен, но только такой: пусть немедленно снимут санкции и приползут на коленях. Тогда, может, простим. Впрочем, тоже — не факт.

А вот со Скрипалем действительно вышла накладка. Там, в Солсбери, на скамеечке, случилось недоразумение. Яд оказался слабоват, газ не «той системы»… Но, кстати, сам факт, что предатель выжил — лучшее доказательство нашей непричастности.

Неужели наш агент мог бы допустить такую грубую халатность — «недокрутить гайку»?

Оставлять в живых — это не наш почерк.

Поделиться в соцсетях
  • 16
    Поделились