Укрощение строптивого

Газетные разборки в республике докатывались до самой Первопрестольной

10:10. 24 февраля, 2013  
  
0

 Этот случай необычен уже тем, что в самом начале журналистской карьеры сразу два будущих краснознамёнца Альберт Болдырев и Валерий Туркин были вовлечены в конфликтную ситуацию, тянувшуюся несколько лет. Оба оказались в одном месте, далёком лесном посёлке Троицко-Печорского района Конашъёле, благодаря письмам, полученным редакциями газет «Заря» (Троицко-Печорск) и «Молодёжь Севера» (Сыктывкар). Из районки приехал разбираться Болдырев, из Сыктывкара — Туркин. Рассказывает Альберт Егорович.

 

 

С какой стороны посмотреть

В письме каллиграфическим девичьим почерком был брошен вызов сложившейся системе школьно-учительских взаимоотношений. Конкретно это выразилось в неприятии позиции и поведения директора местной школы Михаила Никульшина. Комсомольская организация учителей выступила против методов его руководства и грубого, неуважительного отношения к молодым педагогам. Было в письме даже требование о его отставке и предложено впредь выбирать директоров школ на общем собрании учителей и членов родительского комитета. 

В райотделе народного образования на мою просьбу объяснить сложившуюся в Конашъёльской школе ситуацию ответили, что там всё в порядке. Занятия начались в новом добротном здании, все педагогические вакансии укомплектованы молодыми специалистами, прибывшими из разных мест страны, а директор умелый хозяйственник и опытный учитель, приехавший из Мурманской области. В школе тепло, светло и чисто, чувствуется крепкая рука директора. Звоню в Конашъёль. В трубке раздаётся какой-то недоверчивый испуганный женский голос: «Нам запрещено говорить по телефону, обращаться в другие инстанции, а также выезжать из посёлка во время учебного года». 

В те времена до любого таёжного посёлка в районе можно было, как в песне, «только самолётом долететь». Но даже в самом дальнем из них оторванности от «большой земли» не чувствовалось. Действовали почта, фельдшерско-акушерские пункты, клубы, бани. А центром притяжения везде считались школы. Учителя, кроме просвещения, выполняли функции организаторов культурно-воспитательной деятельности. Лекции, вечера отдыха, художественная самодеятельность – всё лежало на них. 

 

Не в яйцах дело

В Конашъёле же учителя стояли в стороне от всего этого. На вопрос «почему?» ответили: «Нам это настойчиво рекомендует… директор школы». И посыпались примеры узурпаторских действий Никульшина, грубого, а порой и невежественного отношения к педагогической работе молодых учителей, вмешательства в их частную жизнь. А когда они пытались протестовать, раздавался грозный рык: «Яйца курицу не учат». И при нашей встрече директор нет-нет да повторял эти слова. «Их надо учить всему, – убеждал он меня, – иные даже дров себе наколоть не могут».     

– Что правда, то правда, – с грустью призналась одна учительница физики. Я выросла в степном краю, в большом городе, топора в глаза не видела. Но это же не синхрофазотрон, научусь.

Поговорил я и с членами родительского комитета. Те не могли нарадоваться на учителей. После занятий в школе ребятишки не болтаются на улице, набираются умения в различных кружках, занимаются в спортивных секциях. Помнил я и наставления, которые давали журналистам в райкоме партии, мол, об учителях и врачах писать только положительное, кадры надо закреплять, чтобы не уезжали из района. 

Всё это я держал в голове, когда готовил публикацию, старался избегать острых выражений и очень уж негативных фактов, касающихся директора. Каюсь, из-за торопливости дал неряшливый заголовок «И яйца курицу учат». Да ещё ответственный секретарь взял слово «яйца» в кавычки. Последнее, видимо, больше всего взбесило Никульшина. Несколько раз звонил он редактору и ругался: «Зачем вы трясёте мои яйца!».

 

Строгие дамы из столицы

Моя заметка вышла во вторник, а в среду добавила жару статья моего коллеги из «Молодёжки» под названием «Столкновение». Посёлок, можно сказать, «стоял на ушах». Школьники (не без наущения натерпевшихся от Никульшина учителей) развесили вырезки из газет в многолюдных местах Конашъёля — на дверях конторы лесопункта, клуба, почты. Райком же КПСС долгое время никак не реагировал. И вдруг, как гром среди ясного неба, в район приезжает комиссия из обкома партии. В её составе две работницы обкома, бывшие учительницы. 

С ходу предложили садиться в самолёт и лететь в Конашъёль для встречи с героями публикаций, прихватив с собой и завроно. Встретивший нас Никульшин предложил «с морозца» крепкого чая, а то и чего покрепче. Но обкомовские дамы сухо оборвали директора и объявили, что будут присутствовать на уроках молодых учителей. Последние, почувствовав внимание к себе, провели уроки с подъёмом. Непробиваемый Никульшин и тут не преминул уколоть: «Ишь как вырядились, чтобы понравиться комиссии. Чувствуют, что жареным запахло. Да и тебе влетит, будешь знать, как балаболок защищать».      

Однако никаких оргвыводов не последовало. Партработницы поговорили с каждой из учительниц наедине и долго объяснялись с Никульшиным. А руководителей школы и роно пообещали перед отъездом вызвать для разбора на коллегии Минпроса республики. Никульшин и тут «бил копытом», грозился написать в обком партии и даже в ЦК КПСС. 

Перед отлётом из Конашъёля ко мне подошёл один из рабочих лесопункта. «Я знаю, – сказал, – что вы приехали к нам по делу Никульшина. У меня есть подозрение, что он не тот, за кого себя выдаёт. Не может учитель, директор драться с рабочими и заниматься браконьерством…» Но тут взревел самолёт, и мы поспешили на посадку. Лишь через много лет этот разговор на ходу всплыл уже в высоких партийных кабинетах. 

 

Любитель «телег»

А Никульшин выполнил свою угрозу, написал жалобы и в Москву, и в Сыктывкар. По заметке в «Молодёжке» разбирательство в присутствии её автора Валерия Туркина, редактора Владислава Чистякова и вызванного для этого Никульшина происходило аж на заседании бюро обкома, которое вёл сам первый секретарь Иван Павлович Морозов. Вердикт в отношении газеты был вынесен тогда – «поставить на вид» (серьёзные докладчики на бюро раздражённо поучали журналистов, осмелившихся покритиковать директора школы, что делать этого нельзя), а кадровый вопрос по Никульшину отложен до выяснений подробностей на месте. Потом до нас доходили слухи, что Никульшина всё-таки уволили…

И вот прошло почти 20 лет. Неожиданно меня приглашают в обком КПСС (я уже тружусь в «Красном знамени»). Встречает меня там председатель парткомиссии Виталий Шишкин и протягивает номер  «Зари» с моей давней статьёй. «Здесь всё правда?» – спрашивает. Я сконфуженно отвечаю: «Заголовок надо было бы сменить или хотя бы кавычки со слова «яйца» убрать». Шишкин рассмеялся и пригвоздил меня поговоркой – «что написано пером, того не вырубишь топором». 

 

Укрощение строптивого      

По делу же пояснил, что всплыли факты о браконьерских замашках бывшего директора в Конашъёле. Оказалось, что Никульшин «приватизировал» мелкокалиберную винтовку, состоявшую на учёте в школьной организации ДОСААФ. Бесплатно, как бы для соревнований, выписывал себе патроны и при каждом удобном случае уходил в тайгу, где бил пушных зверей. Обнаружил это инспектор по надзору за оружием, прибывший в школу и потребовавший предъявить его. Никульшин просто вытолкнул его из своего кабинета. Вот тогда и прижучили распояшевшегося строптивого директора, исключили из партии и уволили. А тот, упёртый, привыкший к тому, какую канитель разводят по его жалобам, и не думал сдаваться, написал очередную в Комиссию партконтроля при ЦК КПСС с просьбой защитить его от преследований местной власти и прессы.

– Как бы вам не пришлось встретиться с самим Арвидом Яновичем Пельше, – предупредил меня тогда Виталий Шишкин.

Было от чего вздрогнуть: Арвид Пельше — всесильный председатель Комитета партконтроля при ЦК КПСС. В своё время ещё работал вместе с Лениным. И Коми край знал не понаслышке. В революционные годы был не на вторых ролях в Архангельской губернии, куда входила и земля Коми. 

Но всё обошлось. Через некоторое время Шишкин сообщил, что в Москве разобрались и без выезда в Сыктывкар. Неизвестно, правда, читал ли Пельше лично наши статьи в «Заре» и «Молодёжи Севера».

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments