К 95-летию «Красного знамени». Воспоминания сотрудника сельхозотдела

Опыт и молодость всегда шли в газете рука об руку

12:35. 17 февраля, 2013  
  
1
Так получилось, что после окончания филологического факультета Коми пединститута меня направили работать в газету «Красное знамя». Был сентябрь 1975 года.
 
   
Душу терзали одни и те же вопросы: как там встретят вчерашнего студента, справлюсь ли с работой? К счастью, все мои тревоги и сомнения быстро  рассеялись. Встретили меня в коллективе тепло и тут же определили, чем буду заниматься. Помню, редактор газеты В.Е. Кушманов спросил:
 
– Ты ведь, Александр, в деревне, кажется,  вырос?
 
 – Да, в Усть-Куломском районе, – отвечаю. 
 
 – Значит, сельскую жизнь чуток знаешь… Корову от быка сможешь отличить?
 
 – Могу, конечно, Василий Егорович.
 
 – Раз так, пойдешь работать в сельхозотдел,–махнул рукой Кушманов и добавил: – Ольга Александровна из приёмной покажет, где будешь сидеть. 
 
А первый материал в газету я подготовил уже на следующий день. Подкинул мне его тогдашний заместитель редактора В.И. Чистяков. Он дал мне письмо от Юрия Семейкина из Ухты. «Это наш давнишний автор, – сказал, – пишет легко, часто публикуется в газете. Посмотри его заметку. Мне кажется, она подойдет для нас. Довольно гладко написано…
 
Владислав Иванович оказался прав: заметка была небольшая, на трёх тетрадных листочках, и написана, как говорится, без сучка и задоринки. Речь шла в ней о том, как в одном из отделений местного сов­хоза смогли создать сплочённый коллектив из опытных и молодых доярок, благодаря чему удалось наладить соревнование среди животноводов, и надои от коров значительно выросли. Только вот заголовка не было. А материал без заголовка – что человек без имени. Пришлось, конечно, попыхтеть. К  концу рабочего дня  я всё же нашёл подходящий вариант: «Сплав  опыта и молодости». Жирными буквами вывел заголовок и отнёс заметку  машинисткам. Вскоре она появилась в газете практически без сильной правки, а главное – с моим заголовком. Радости-то было! 

Неизбежные притирки

Но радоваться, как оказалось, было рано. В сельхозотделе в тот период часто менялись заведующие. К каждому приходилось привыкать: к Валерию Антонову, Геннадию Ткачёву, Борису Федосееву. Да и правили материалы эти газетные «зубры» каждый по-своему. Геннадий Васильевич – тонко и деликатно, Борис Васильевич, человек мягкий и добрый, стремился максимально сохранить стиль автора. А Валерий Дмитриевич, наоборот, в первое время практически камня на камне не оставлял от моих статей. Правил-кромсал без стеснения. Сердце разрывалось, когда видел, как он перечёркивает мои опусы, разбавляя их своими мыслями и любимыми словечками. И такие «разрисованные» статьи, сгорая от стыда, мне не раз приходилось заносить в машбюро на перепечатку. Машинистки тяжело вздыхали, видя, как шлифуют редакционные «волки» заметки зелёного журналиста…
 
Сейчас, когда прошло много лет, я с благодарностью вспоминаю то время и тех маститых журналистов, которые вели за собой молодых, учили искать и находить интересные темы. И непроизвольно  получался этакий сплав опыта и молодости. Кроме таких матёрых журналистов как Владислав Чистяков, Владимир Новосёлов, Виталий Мерц и другие, работали в газете в ту пору ещё и участники Великой Отечественной войны Георгий Луцкий, Евгений Наместников, Владимир Шарков… Они, великие труженики пера, показывали пример молодым, тащили на себе главный груз по выпуску «Красного знамени». Стоит перелистать газетные номера тех лет, и во­очию увидишь плоды серьёзной журналистской работы. Отсюда и разнообразие жанров в газете. Тут и очерк, и зарисовка, и фельетон, и проблемная статья, и передовица, и свежая информация. Редакционные планёрки временами напоминали штормовое море, такие кипели страсти и столько эмоций выплескивали журналисты. Желание у всех было одно – сделать главную газету рес­публики читабельной и нужной людям. Многие журналисты были постоянно в дороге. Неделя—в командировке, неделя–в Доме печати; помню и себя: отписываешься, а затем – снова в путь.
 

«Поезжай-ка в район»

Работа в отделе сельского хозяйства напоминала мне движение больших волн. Они накатывались на нас одна за другой: первыми шли  весенне-полевые работы, затем – заготовка кормов, потом – уборка урожая, за ней – зимовка общественного скота. Каждая такая «волна» требовала к себе внимания. А чуть что – сразу же звонок редактору: почему мало статей о заготовке кормов, нет критических материалов по уборке картофеля… «Воспитывали» нас  чаще всего работники отдела пропаганды и агитации, реже – сельхозотдела обкома КПСС. От ужаленного критикой редактора в первую очередь доставалось нашему отделу, в котором людей-то было – раз, два и обчёлся. Четыре руки на сто сельских проблем!
 
 Как-то раз, после очередного нагоняя, зашли мы в кабинет  Ткачёва. У меня на душе кошки скребли, а он, широко улыбаясь, «травил» очередной анекдот. Закончив, смачно закурил и, пуская густой дым, с юморком кивнул мне:
 
– Пора, юноша, и честь знать. Засиделись мы тут. Поезжай-ка в Прилузский район, посмотри, как в совхозах к зиме готовятся. С людьми поговори, в районную газету загляни…
 
Год назад я уже ездил в Прилузье. Это  была моя первая командировка. Тогда, казалось, работал, не жалея сил, за два дня успел исписать толстый блокнот. А когда приехал в редакцию, отписался и сдал материалы, то всего три малюсенькие заметки вышли в газете. Дабы не повторять прошлых ошибок, договорился с Ткачёвым, что буду в районе не день или два, а целую неделю. 
 

Благодарность за… «Выговор»

…Стояла хмурая осень. Моросил мелкий, нудный дождик. В Загарском отделении совхоза «Объячевский», куда я заехал в то раннее утро, механизаторы как раз ставили уборочную технику под деревянные навесы. Они и подсказали мне, где найти управляющего отделением Ю.С.Беляева. Нашёл, разговорились. Юрий Спиридонович подробно рассказал, к какому сроку поставят технику на зимнее хранение, какие проблемы есть с запасными частями, чего не хватает для ремонта техники. Называл цифры, перечислял фамилии механизаторов… Но говорил как-то вяло, а потом с горечью махнул рукой: мол, какое настроение может быть, когда вчера получил выговор от руководства. За снижение надоев молока. Директор совхоза П.П.Панев придирается по мелочам. Раздражает его, что я свою линию гну…
 
– Нет больше сил работать, – признался он мне.
 
Не думал, что наш разговор так круто повернёт своё направление. Приехал в Загарье за одним материалом, а судьба неожиданно предлагает совершенно другой. Забыв про трактора и машины, уборочные агрегаты, я целый день провёл с Юрием Спиридоновичем. Он на ферму — и я за ним, он в контору – и я туда же, он в поле — и я тут. Потом дома у него побывал. Через день-другой встретился с директором совхоза, с секретарем парткома, поговорил с рабочими Загарского отделения, жителями деревни… И нутром чувствовую: будет интересный материал, в корзину не выбросят…
 
Не выбросили. Доволен был и Ткачёв. Мою статью под заголовком «Выговор» заметили и даже похвалили на  планёрке. Вышла она 29 сентября 1976 года. До сих пор храню её и добрым словом вспоминаю Геннадия Васильевича, упрямого Юрия Беляева, который  так и не ушёл с должности управляющего отделением, остался, как он выразился, дальше пахать и сеять…
Да, опыт и молодость в газете «Красное знамя» всегда шагали вместе. Нам, начинающим журналистам, в 70-ые годы было у кого учиться и с кого брать пример. А матёрые  газетчики никогда не ставили себя выше других, хотя и работали в «Красном знамени» долгие годы, объездили республику вдоль и поперёк, написали сотни материалов, попробовали себя во всех газетных жанрах.
 
Александр Ульянов,
краснознамёнец 70-х годов,
редактор “Коми му” в 90-х годах,
член Союза писателей РФ   
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
Ха! Recent comment authors
новые старые популярные
Ха!
Гость
Ха!

Узнаю Александра Васильича!