Малоизвестные факты из биографии основателя Института геологии Коми научного центра Александра Чернова

В числе российских «колумбов»

Автор:   
17:46. 2 февраля, 2013  
  
1

Сегодня много говорится о деятельности Русского географического общества (РГО). Но далеко не всем известны удивительные факты, связывающие со знаменитыми страницами истории РГО одного из выдающихся учёных Коми края, первооткрывателя Печорского угольного бассейна Александра Александровича Чернова. В 1907-1909 годах это общество организовало легендарную Монголо-Сычуаньскую экспедицию. А одним из главных участников и единственным геологом её был тогда 30-летний преподаватель Московского университета Александр Чернов. О значении и результатах его экспедиционной работы говорит тот факт, что РГО удостоило его премии им. Н.М. Пржевальского, а Московское общество любителей естествознания, антропологии и этнографии наградило Большой серебряной медалью. Награды далеко неординарные, чтобы заслужить их, надо было показать выдающиеся результаты.

 

Город, затерянный в песках

В начале XX века Центральная Азия была объектом интенсивных исследований более чем 20 русских экспедиций, снаряжённых Императорским Русским географическим обществом, при содействии Главного штаба. Экспедиции занимались маршрутной съёмкой, проводили астрономические, гипсометрические, магнитные и метеорологические наблюдения. А их главной задачей было создание новой, достоверной карты Центральной Азии и сбор обширной информации об изучаемом регионе.

В числе таких экспедиций была Монголо-Сычуаньская, осуществлённая в период с декабря 1907 по лето 1909 годов под руководством офицера Генерального штаба и опытного путешественника Петра Козлова. Его публикации об экспедиции сравнимы с приключениями знаменитого киногероя Индианы Джонса, с той лишь разницей, что члены экспедиции Козлова реально обнаружили и исследовали затерянный в песках Монголии средневековый город с хорошо сохранившимися стенами, гробницами, мавзолеями и привезли в Санкт-Петербург тысячи материальных свидетельств исчезнувшей цивилизации.

Старт экспедиции

Государственное казначейство выделило на экспедицию 30 тысяч рублей. Кроме того, в Урге (будущем Улан-Баторе) в русско-китайском банке было получено серебро в китайских и гамбургских слитках, необходимое экспедиции на её караванном пути в глубины Центральной Азии.

Состав экспедиции состоял из 14 человек: 10 – вооружённый конвой (казаки и гренадеры), руководитель П.Козлов, геолог А.Чернов, топограф капитан П.Напалков и собиратель растений и насекомых С.Четыркин. Задача двухлетней Монголо-Сычуаньской экспедиции состояла в исследовании Средней и Южной Монголии, изучении Кукунорской области с озером Кукунор и достижении Северо-Западной Сычуани, а также в сборе естественно-исторических коллекций в этих районах.
Отправившись 18 октября из Санкт-Петербурга, экспедиция добралась по железной дороге до Верхнеудинска, где пересела на лошадей. Начальник экспедиции вспоминал: «Лихая тройка, а местами и четвёрка, быстро катила меня и моего спутника Чернова сначала по Селенге и её правому притоку Чикою, а затем наперерез более или менее мощной гористой местности, широко расстилавшейся к югу. Горные цепи, россыпи, одинокие скалы привлекали внимание Чернова и служили темой нашего разговора. На вершинах перевалов мы останавливались, чтобы подольше полюбоваться широкой горной панорамой». 2 декабря прибыли на границу Китая в городок Кяхту. Но лишь 28 декабря удалось двинуться дальше: пришлось искать нового переводчика, так как прежний отказался от участия в экспедиции.

День выступления запомнился Козлову таким: «Утро холодное, ветреное; небо покрыто слоистыми облаками. Мы все на ногах ещё задолго до рассвета: всё прибирается, всё укладывается. После утреннего чаепития это «всё» выносится наружу, в просторный двор. Вьючный багаж расположен в три линии, поэшелонно. Вскоре приводятся верблюды, начинается вьючка. Толпа зевак кольцом обступила двор, любители-фотографы с разных сторон направляют свои камеры».

Вольный график Чернова

Вспоминая об экспедиции, Козлов постоянно отмечает, что Чернов вёл самостоятельные геологические исследования, отделяясь от основного каравана на несколько часов, а то и на более длительное время. Например, около монастыря Тухумын-догыне караван отправился в путь за исключением его руководителя и Чернова, решивших провести час-другой, чтобы познакомиться с характером обнажённого дна здешнего озера.

Или другой случай: «На этом колодце нас догнал геолог Чернов, отставший от нас с целью более подробного ознакомления с ханхайскими отложениями окрестностей Цзамын-худука; он был очень доволен результатами своих работ и с присущей ему энергией принялся за изучение песков и выходов коренных пород, залегавших на нашем пути». Даже в неведомом Хара-Хото Чернов оставался на двое суток дольше всей экспедиции, взяв себе в помощники урядника А.Мадаева.

Далее всё то же самое: «Между тем главный бивак экспедиции при Дын-юань-ине вновь оживился, прибыли мои старшие сотрудники: капитан Напалков и геолог Чернов, благополучно совершившие свои исследования в области хребта Алашаня и долины Желтой реки. Начав экскурсию вместе, через десять дней они решили разделиться и составить два совершенно самостоятельных разъезда. Кропотливая и тщательная работа геолога требовала довольно продолжительного пребывания в каждом попутном ущелье, тогда как картограф, ведая более общей частью научного исследования, мог подвигаться гораздо быстрее, охватывая более обширный район, нежели его товарищ». Видимо, члены экспедиции следовали увлеченности Чернова, так как Козлов неизменно подчеркивал: «Зато геолог, как всегда, был щедро вознаграждён обстоятельным сбором пород». Неудивительно, что к концу июня 1908 года геологические образцы занимали 18 пудовых ящиков.
И никто не утонул
А 2 июля Чернов в сопровождении Мадаева и гренадера Демиденко отправился в новый путь по пустыне, чтобы пересечь её по диагонали Лян-чжоу – Кукунор. Чернов со спутниками прошёл около 850 вёрст и исследовал новый, никем из европейцев не посещённый район, в котором ему удалось открыть несколько ледников, защемлённых ущельями северного склона на высшей цепи Наньшаня.
Далее Чернов отправился на неведомые озеро и остров, что привело в изумление даже самих монголов и китайских чиновников: «Молва о нашем плавании по Кукунору и работах на этом озере, сведения о миролюбивом отношении туземцев быстро облетели Синин и породили много толков и рассуждений. Всех особенно изумляло, что из нас никто не утонул. Цин-цай и прочие чиновники Синина при встрече с нами исключительно говорили о нашем плавании по Куку-нору, о посещении острова, и все они с большим интересом рассматривали лодку в собранном и разобранном видах, даже пробовали садиться в неё и просили показать Чернова и Четыркина их руки, на которых всё еще сохранялись основательные мозоли. В конце концов, цин-цай сказал: «Вы, русские, первые плавали по Кукунору, первые сказали нам о глубине Цинхая и первые иностранцы, посетившие остров Куйсу или Хай-синь-шень; обо всём этом я непременно сообщу в Пекин».

А мог бы сделать и больше

16 сентября 1908 года экспедиция прибыла в г. Синин, где местные власти отвели ей просторный дом в центре города. Однако здесь работа Чернова неожиданно прервалась. Руководитель экспедиции описал это так: «Получив два пакета почты, мы прежде всего занялись чтением писем; как всегда, дорогие вести с родины принесли одним радостные новости, другим печальные. Наш А.Чернов был крайне удручён сообщениями из дома и настолько расстроился, что счёл своё дальнейшее пребывание в экспедиции невозможным и официально заявил мне о необходимости вернуться в Россию… Я, конечно, не счёл себя вправе удерживать сотрудника в экспедиции против его воли и тотчас приступил к снаряжению обстоятельного транспорта в Алаша; решено было, что геолог возьмёт с собою часть коллекций и весь лишний груз, в количестве семи вьюков».

Сегодня можно только гадать, что явилось причиной такого решения Чернова. Как бы то ни было, 27 сентября геолог в сопровождении двух казаков отправился в Ургу.

Работа Чернова в Монголо-Сычуаньской экспедиции, позволившая ему самостоятельно исследовать доселе неведомые европейцам огромные территории Центральной Азии, собрать солидные геологические коллекции, впервые сделать географо-геологическое описание обширного района, заслуженно ставит его в один ряд с великими российскими «колумбами»: Н.М. Пржевальским, П.П. Семёновым-Тян-Шан-ским, Н.Н. Миклухо-Маклаем и другими знаменитыми путешественниками и исследователями. Признанием выдающихся результатов его работы и стали названные выше награды авторитетных научных обществ.

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Всем вам
Всем вам
03.02.2013 18:47

Кабзда!