К 95-летию газеты. Как журналисты «Красного знамени» боролись с партийными функционерами

Ради истины

Автор:   
17:00. 26 января, 2013  
  
3

Во все времена, начиная с первых номеров, газету «Красное знамя» отличало от других региональных изданий наличие собственных принципиальных позиций. Определяли их свобода мнений и поиск истины. Противостоять определённому политическому давлению всегда было в характере газеты. Свою лепту в создание образа издания-спорщика внесли, например, такие яркие представители разных поколений краснознамёнцев как Яков Задов, Александр Мурзин, Анатолий Смирнов… А к концу 80-х годов закипели страсти и во взаимоотношениях журналистов с функционерами Компартии, под прессом которой и находились тогда все СМИ. Именно в то время, в октябре 1987 года, произошёл небывалый случай: наш журналист выступил с критикой партийных органов не у «себя дома», а… в центральной прессе. Одна из самых авторитетных газет страны «Советская Россия» опубликовала статью зав.отделом партжизни «Красного знамени» Рейнгольда Бихерта. Вот эта статья (Печатается в сокращении).

 

Странный разнобой

Утром в редакции нашей республиканской газеты «Красное знамя» раздался телефонный звонок из обкома партии. Заведующий отделом оргпартработы Н.Кондырев высказал крайнее неудовольствие публикацией отчёта «От укола – к анализу» с пленума Октябрьского райкома города Сыктывкара. Сказал резко: «Статья предвзятая…» Аргументов было немного – больше раздражения. Затем в редакцию позвонил заведующий отделом пропаганды и агитации обкома М.Свириденков и ту же публикацию… одобрил.

Почему же отчёт вызвал столь полярные оценки?

На пленуме райкома шла речь о том, как усилить влияние парторганизаций министерств и ведомств автономной республики (абсолютное большинство их расположено в Октябрьском районе) на работу аппарата управления в условиях перестройки. В минувшем году промышленность республики… по темпам роста выпуска продукции оказалась на одном из последних мест! По сути дела, Коми АССР в прошлом году оказалась единственным в Российской Федерации регионом, где был спланирован не рост, а снижение выработки. А кто определял эту политику, как не штабы отраслей?

Словом, райком КПСС сделал попытку глубже вникнуть в работу таких парторганизаций. Но анализ их работы оказался слабым, мелочные уколы вызвали лишь раздражение министров.

Участники пленума ждали ответа на коренные вопросы: как происходит ломка психологии управленцев, как идёт демонтаж механизмов торможения, переориентация «аппаратного» мышления… Но этот пласт в докладе практически не был затронут.
То есть не было самого главного – анализа. Райком прошёл и мимо положительного опыта, который в республике есть. Министерство бытового обслуживания населения, например, энергично подключилось к экономическому эксперименту – переводу предприятий на новые условия хозяйствования…

Обо всём этом я и попытался порассуждать в своей публикации. Может быть, сгустил краски? Но вот два месяца спустя, заслушав отчёт райкома, бюро обкома партии пришло, по сути, к тем же выводам, дав неудовлетворительную оценку работе райкома в руководстве парторганизациями министерств и ведомств.

Казалось бы, какие тут «разночтения»? Откуда взяться обвинению в том, что автор публикации осветил работу пленума райкома предвзято?

Но вот проходит ещё немного времени, и в докладе первого секретаря обкома партии В. Мельникова, в разделе, где говорилось о том, что средства массовой информации недостаточно активно освещают проблемы кадровой политики, вдруг прозвучало: «…Это полностью относится и к статье т. Бихерта «От укола – к анализу»… Само название статьи как раз и характеризует её качество – укол есть, анализ отсутствует. Можно назвать и другие примеры».

Но «других примеров» в докладе первого секретаря не было.

Так как же всё-таки понимать столь удивительную трансформацию в оценках?

Видимо, верх взяли амбиции руководителей отдела оргпартработы, и прежде всего заместителя заведующего В. Мастракова, который готовил пленум райкома. Владимир Николаевич не смог примириться с мнением журналиста, с тем, что «не прозвучало» подготовленное им мероприятие. Его поддержал и непосредственный руководитель – Н. Кондырев. И вот эта позиция обозначена уже в докладе первого секретаря обкома КПСС на пленуме.

Впрочем, отношения оргпартотдела обкома к критическим выступлениям газеты на партийную тему довольно последовательны. В прошлом году, например, была опубликована корреспонденция «Далеко ли райкому до фермы?» В ней шла речь о серьёзных просчётах в работе с животноводческими кадрами в Удорском районе, личной нескромности первого секретаря В. Колесова. Публикация вот так же привлекла внимание бюро обкома, которое обсудило её на очередном заседании. Но часть работников аппарата болезненно восприняла критику в адрес секретаря райкома. Мол, это дискредитация партийных руководителей. Начали тщательно искать изъяны в доводах журналиста. Но члены бюро заняли принципиальную позицию и поддержали выступление газеты. Первый секретарь райкома получил строгое взыскание и вскоре был освобождён от занимаемой должности.

Ещё случай из моей практики. После серии критических материалов на партийные темы, которые были опубликованы в нашей газете несколько лет назад, тот же Н. Кондырев на одном из заседаний бюро обкома заявил, что эти выступления «предвзяты». Обвинения, как видите, разнообразием не отличаются. После этого меня пригласил заведующий отделом агитации и пропаганды обкома М. Свириденков и сообщил, что есть решение «убрать» меня из отдела.

Словом, мне дали понять – подыскивай новое место работы…

Всё это вспомнилось теперь, когда услышал своё имя в докладе. Не за критику обидно – ошибки у нас, журналистов, случаются, и мы за них должны нести ответственность. Удивляет другое – стремление отдельных работников партийных комитетов напрочь отметать мнения, которые отличаются от их собственных…

Р. БИХЕРТ, заведующий отделом партийной жизни Коми республиканской газеты «Красное знамя».
Газета «Советская Россия», 28.10.1987 г.

 

Посмел иметь своё мнение

Что же было дальше и почему наш товарищ был вынужден прибегнуть к помощи центральной прессы? Но по порядку. Конечно же, публикация с критикой Коми обкома КПСС вызвала резкую реакцию в партаппарате, особенно у тех функционеров, чьи фамилии журналист предал гласности. Его незамедлительно вызвали к тогдашнему первому секретарю обкома Владимиру Мельникову для объяснений…

Предоставим слово самому Рейнгольду Ивановичу:

– Людям с опытом, наверное, не надо объяснять, что в эпоху партийного всевластия «неудобных» журналистов особо не жаловали. Мне это довелось испытать на себе с первых же дней моего прихода в «Красное знамя» в мае 1980 года. Нередко материалы готовились, так сказать, «под острым углом», что в обкоме не очень жаловали. Скажем, уже в ноябре того же года секретарь обкома по идеологии Альберт Сюткин, ознакомившись с моей корреспонденцией об отчётно-выборной конференции коммунистов Княжпогостского района, публично жёстко указал мне, что деятельность райкома я оценил «через чёрные очки». А после появления статьи по письму из Усть-Куломского района с «ремарками» в адрес райкома и парткома головного леспромхоза на автора написали «телегу» в обком.

Как-то меня непредумышленно подставил заворготделом Октябрьского райкома Сыктывкара, не предупредив о внесении в последний момент поправки в один из документов учредительной партконференции. В отделе оргпартработы обкома «перевели стрелки» на журналиста.

В отсутствие первого секретаря Ивана Морозова (он находился в отпуске) от меня решили избавиться. Предлагали несколько мест работы, я всё отклонил. Редактор ко мне не имел претензий, однако он не мог вступать в конфронтацию с обкомом, откуда получил команду запретить печатать мои материалы. Ничего не оставалось, как напрямую обратиться с докладной запиской к первому секретарю обкома, когда он возвратился из отпуска. Иван Павлович, надо отдать ему должное, «разрулил» ситуацию в течение часа. Больше меня не трогали, пока Морозов был у руля.

Через год, когда Морозов ушёл в отставку, партчиновники отыгрались на мне. Его преемник Владимир Мельников на первом же пленуме обкома после своего избрания «удостоил» меня приличной порцией саркастической критики за «дискредитацию партийных органов, предвзятость» и т.д. Мне ничего не оставалось, как обратиться в центральную газету. Что касается объяснений «на ковре» у Мельникова, то они свелись лишь к эмоциональному разговору о том, вправе ли журналист иметь собственное мнение. Никаких оргвыводов: на дворе стояла уже другая пора…

Поделиться в соцсетях

guest
3 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
да...
да...
27.01.2013 00:48

бихерт…

Андрей
Андрей
27.01.2013 16:23

И вечно обиженный Бихерт…Опять надулся…

Geron45
Geron45
29.01.2013 00:14

” К. З.” – орган Обкома КПСС, и должен был выражать мнение Обкома. С 87-го года началась компания по дискредитации социализма. Газета издаётся для читателей и постоянно получает письма с мнениями о публикациях. Смею полагать, что писем в защиту социализма было множество. Разумных возражений быть не могло. Интересно, какой была… Читать далее »