“Находясь в воркутинских лагерях, участвовал в сопротивлении режиму…”

О поэтическом наследии литератора ГУЛАГа Леонида Мальцева

Автор:   
19:38. 12 января, 2013  
  
4

Сведения об этом человеке можно найти в «Книге Памяти Республики Коми». В ней говорится: «Мальцев Леонид Михайлович, родился в 1910 году, Алтайский край, г. Бийск, русский, литератор драмтеатра Печорстроя. Проживал: Коми АССР, п. Абезь. Арестован 26 марта 1947 г. Приговорён: ВТ войск МВД Севжелдормагистрали 11 августа 1947 г., обв. по ст. 58-1 «б» УК РСФСР…». Судя по тому, что в 1947 году был арестован житель посёлка Абезь, это было уже второе судебное преследование Мальцева.

 

Неукротимый дух

Стихи этого «литератора драмтеатра Печорстроя» помещены в сборнике «Поэзия ГУЛАГа» (М., 2005) со следующей краткой биографической справкой Платона Набокова: «…Окончил в Москве Лесотехнический институт. С августа 1941 года в составе Московского ополчения на фронте. 12 октября под Малоярославцем, будучи контуженным, попадает в плен. Участвовал в антигитлеровском сопротивлении в группе москвича Макса Минца в концлагере «Фолленгсботель», где, благодаря знанию иностранных языков, являлся связным с пленными французами и англичанами.

В 1945 году освобождён союзными войсками и вернулся на Родину, где после допросов «с пристрастием» осуждён по 58-й статье на 10 лет лагерей. Находясь в воркутинских лагерях, участвовал в сопротивлении режиму, за что был переведён в Особый режимный лагерь №7 на трассе Тайшет – Братск. В Озерлаге он снова встретился с Максом Минцем, таким же занумерованным заключённым. Всё это время Леонид тайно писал стихи, старался их запомнить и оставить в памяти лагерных друзей. Реабилитирован в 1956 году»…

Пуля конвоира

Верной опорой была для Мальцева его супруга – Людмила Школьник (крупный химик, лауреат Сталинской премии). В 1947 году Людмила Абрамовна добилась от генпрокурора разрешения на свидание с мужем в воркутинском лагере и добралась с сыном до лагпункта, где находился муж. Дошла до нас леденящая кровь информация: когда его под охраной вывели за зону, мальчик бросился к отцу, а конвоир, следуя уставу, запрещающему личные контакты с заключёнными, выстрелил… Якобы в воздух выстрелил, но пуля просвистела над головой ребёнка. Его психика была травмирована, и он закончил жизнь в психиатрической больнице Белые Столбы.

Кстати, Сталинская премия за выдающиеся изобретения и коренные усовершенствования в области химии была присуждена группе химиков, в числе которых была Людмила Школьник, в 1948 году «за разработку и внедрение непрерывного метода производства бензидин-судьфата, обеспечившего значительное увеличение производительности аппаратуры и снижение вредности производства». То есть на Воркуту, на свидание с мужем ехал ещё малоизвестный в науке учёный.
Тот же Платон Набоков выразился в том смысле, что «литературное наследие Леонида Мальцева… рассеяно по свету». И это верно. Как, например, ко мне шли его стихи? Одно стихотворение Мальцева – «Театр будущего» – я обнаружил в личном архиве композитора Михаила Носырева в Воронеже (тоже узник Воркутлага). Оно было записано Михаилом Иосифовичем и сохранено. Это шутливый экспромт, начинающийся так:

Он будет выпуклый и плоский,
Шершаво-гладкий и густой,
Каурый, в яблоках, в полоску,
Невыразимо-новый в доску,
Битком набитый и пустой…
Коллекционируя стихи

На Воркуте и вольнонаёмные, и заключённые имели хорошую привычку заводить заветные тетрадочки, куда записывали понравившиеся им стихи и песни. Несколько таких тетрадей хранится в семейном архиве М.С. Вольф: из этих тетрадей ко мне пришли имена нескольких лагерных поэтов Воркуты, включая и отдельные стихотворения Мальцева.

Какие-то строчки попали в книгу воспоминаний Б.Дьякова «Повесть о пережитом». Дьяков также оставил воспоминания о том, каким был его солагерник по Озерлагу. Вот стихи, написанные Мальцевым в день похорон Сталина в марте 1953 года:

Кто лгал, что в этой стороне
Мы все отверженными будем?
Сегодня верится вдвойне,
Что мы и правда
                           нужны людям.
Кто лгал, что в этой тишине
текут неправедные мысли?
Сегодня в помыслах вдвойне
Я к судьбам Родины
                               причислен.
Кто лгал, что по моей вине
Я жил без Родины и друга?
Сегодня ценим мы вдвойне
Своё доверие друг к другу…

«Прервав стихотворение, я взглянул на Мальцева. Он стоял в глубине полутёмной аптеки, крест-накрест обхватив руками плечи, и смотрел на меня. Стоял, как тень…

Во время перекура я спросил у Мальцева, кто он, откуда. Мальцев облокотился на лопату, задумался. На лбу выступили капельки пота:

Всё просто и обыкновенно. Жил в Москве. Инженер-химик. Зачем-то писал плохие стихи. Печатать их даже не пытался. Знал, что такое стихи хорошие… Началась война. Ушёл с народным ополчением. Первые бои, окружение, плен… Увезли в Германию, в штрафную зону шталага одиннадцать. Это в Северной Германии. Не выжил бы, но поддержала подпольная группа антифашистов… В мае сорок пятого испытал какое-то невероятное, чудесное чувство… Как бы определить его точнее?.. – размышлял он. – Потрясение радостью! Думал, свобода. Она не пришла… Из одного лагеря – в другой. Тут опять начал писать стихи. Они, знаете ли, укрепляют душу…»

Из воспоминаний Дьякова

Вот оно! «Они, знаете ли, укрепляют душу…». С таким настроением жили и все другие зеки, которые рискнули впервые обратиться к рифме, или продолжить общение с ней, прерванной арестом… Они «укрепляли душу» словом! И ещё одна цитата из воспоминаний Дьякова, она даёт надежду на прочтение и других стихов Мальцева:

«Мальцев принёс листок из тетрадки. У него собралось шесть растрёпанных книжечек со стихами, которые он написал в лагере. Называл их так: «Шеститомное собрание сочинений Леонида Мальцева – поэта заключённого и пока что в современную поэзию не включённого».

– Твоё состояние мне очень понятно, – сказал он, – Вот стихи. Не будь строг. Твоей жене посвящаю:

Приснилось мне,
                        что город мой
Ко мне придвинулся
                           так близко,
Что хоть пиши и шли домой
С попутным первую записку.
Казалось – вот через порог
Шагну,
    в объятьях тебя скомкав.
И, развязав узлы дорог,
Заброшу пыльную котомку.
Душа бездомна, голодна
И, поседев от жажды, вправе
Ворваться,
                Выпить всё до дна,
Что я недопитым оставил.

Прочитал, добавил:

– А мы с тобой, старина, ещё сценарий вместе напишем!…

Я сейчас же послал письмо Вере с этими строками…»

Рядом с великим Гребневым

В примечаниях к воспоминаниям Дьякова указано, что «Л.М. Мальцев – в Москве. Он поэт-переводчик и драматург».
Поэт-переводчик… В 1967 году издательство «Художественная литература» издало сборник «Лирика» Мирзы-Шафи Вазеха в переводах Н.Гребнева, выдающегося переводчика поэтов Востока, и Л. Мальцева. Автора сборника также упоминают в одном ряду с такими великими поэтами, как, например, Омар Хайям. Точной даты рождения Мирзы-Шафи не знает никто (Вазех – его псевдоним). Поэтому в некоторых изданиях, в том числе и в сборнике «Лирика», даты жизни этого поэта определены так : 1792 (1804) – 16.11.1852 гг. Всемирная слава пришла к поэту не только со стихами. Значительно подогрело интерес к поэзии Мирзы-Шафи то, как она стала достоянием просвещённой Европы…

В 1844 году в Тифлис, где жил Мирза-Шафи, приехал немецкий литератор Фридрих Боденштедт, издавший по результатам этой поездки книгу «1001 день на Востоке». В 1847 году он покинул Тифлис, увозя с собой записи песен Мирзы-Шафи и подарок – тетрадь стихов «Клич мудрости». В конце концов, вся европейская слава обрушилась на немецкого литератора, поскольку он опубликовал стихи Мирзы-Шафи… под своим именем. Долго он наслаждался этой славой, пока другие исследователи не усомнились в его авторстве. Впоследствии в заслугу Боденштедту было поставлено не только то, что именно он якобы спас стихи Мирзы-Шафи от забвения, выведя на свет цивилизации, но и то, что он, в конце концов, всё же покаялся и вернул стихам имя настоящего автора.

Как и большинство поэтов Востока, Мирза-Шафи в поэзии осмысливает несколько основных и важных для тамошних поэтов тем: вино, женщина, смысл жизни…

Едва Мирза-Шафи сольётся
Губами с налитым вином,
Из уст его стрела несётся
С неумолимым остриём.
И каждый
             верит на мгновенье,
Что будет зло истреблено:
Того,
   в чьём сердце зреет мщенье,
Венчает с мудростью вино.

Или вот другой перевод Л. Мальцева:

Мулла, взгляни-ка на вино,
Не грех ли им пренебрегать?
А что напиться не грешно –
Ты можешь
               истиной считать!
Аллах при помощи вина
Помог не сбиться мне в пути:
Смекнул, видать,
                         что я спьяна
В мечеть способен забрести.

Леонид Михайлович Мальцев умер в 1966 году. Где-то «рассеяно по свету» его литературное наследие, нет пока в моём собрании и фотографии поэта, но практика поиска предполагает обязательные встречи с тем, что, казалось бы, уже утрачено безвозвратно: примеры тому, пусть не часто, но радуют ищущих…

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
1 Comment authors
неважноGeron45Бучо Recent comment authors
новые старые популярные
Geron45
Гость
Geron45

Мне посчастливилось жить в сталинское время; детство моё прошло в прилагерном посёлке. Матушка моя работала телефонисткой на местном радиоузле. День начинался в шесть часов, с Гимна Советского Союза, а отнюдь не в пять, как писал А Солженициин. Жизнь в сталинских лагерях была человечней, чем жизнь нашего общества. Помнить надо солдат,… Читать далее »

Бучо
Гость
Бучо

А ты что, в сталинском лагере пожил?

Geron45
Гость
Geron45

Кормёжка в лагерях была отменная; мы, пацанята, наткунулись на бригаду лагерников во время обеда. Нас пригласили, накормили; суп был ” Полевой. “. Вкуснятина и сытнятина. Лучше, чем дома. А конвоира я и не помню. Но помню, что зэка были и бесконвойные; работали в мех.мастерских, шофёрами, ещё на газгенах. Но самое… Читать далее »

неважно
Гость
неважно

как связаться с Анатолием Поповым?важно