Мольер на коми языке

С чего началось приобщение наших театралов к мировой культуре

17:20. 16 декабря, 2012  
  
0
Последний театральный сезон в республике был, можно сказать, своеобразным. На коми языке прозвучали пьесы испанских авторов Гарсиа Лорки «Кровавая свадьба» (в Академическом театре драмы ) и Лопе де Вега «Учитель танцев» (в Национальном музыкально-драматическом). Театры пошли, казалось бы, на эксперимент, чтобы коми зритель мог познакомиться с образцами мировой драматургии на родном языке. Это и отличная школа, как для артистов, так и для переводчика. Но в истории нашего драмтеатра уже был выход на сцену мировой драматургии с пьесами, поставленными на родном языке.
 
 

О чём поведал газетный очерк?

В 1934-1936 гг. для первого состава коми профессионального театра Виктор Савин перевёл пьесы Островского «Лес», «Гроза» и «На бойком месте», «Слуга двух господ» Гольдони, «Ревизор» Гоголя и «На дне» Горького. Не все из них дошли до постановки, так как в 1937году Виктор Алексеевич был репрессирован. Но его начинание тогда же подхватили молодые писатели Иван Изъюров (перевёл в 1936 г. пьесу Горького «Егор Булычов и другие»), Иван Осипов («Жорж Данден» Мольера,1937 г.) и Геннадий Фёдоров («Коварство и любовь» Шиллера,1936 г.). 
 
 
В наследии Виктора Савина есть ещё один перевод, сделанный совместно с Анфимом Костроминым, – речь о комедии «Лекарь поневоле» Мольера. Во всех известных мне литературных источниках коми спектакль «Лекарь поневоле» упоминается только один раз – в газете «За новый Север» (нынешнее «Красное знамя») 7 ноября 1940 г., в очерке «Молодость коми национального театра». Он освещает творческий путь артистки Марии Николаевы Трошевой родом из села Шошка Сыктывдинского района. 
 
Говорится в нём, что героиня работала сначала в передвижном, затем в стационарном коми театре. А в 1940-м году она уже третьекурсница и сталинская стипендиатка ГИТИСа. Она учится вместе с Глафирой Сидоровой, Василием Лекановым, Софьей Ростиславиной и другими, всего в столичной коми студии более 30 человек. В октябре 1941 г. студия эвакуировалась в Сыктывкар и в январе 1942 г. в ускоренном порядке завершила учёбу и влились в состав республиканского драмтеатра. В годы войны, а скорее всего после неё, Трошева выехала из республики, выйдя замуж. В упомянутой публикации сказано, что в «Лекаре поневоле» она играла роль Жаклины. Предстояло прочесть пьесу, узнать, о чём она. 
 

«Болезнь любви»

Сюжет пьесы строится вокруг мнимой болезни Люсинды, которая, не желая соединить свою жизнь браком с богатым, но нелюбимым человеком, притворилась потерявшей дар речи. Свадьба отложена, что сильно обеспокоило её отца, богатея Жеронда. И он поручает управляющему и слуге найти лекаря, который вылечит дочь. На роль мнимого лекаря соглашается Сганарель, выдумщик, болтун и пьяница. Больше всего его, конечно же, прельщает обещанный гонорар. А так он живёт от заготовки и продажи хвороста.
 
Знакомство мнимого лекаря с мнимой немой происходит в середине второго действия. Входя во вкус своей «врачебной деятельности», Сганарель выдаёт себя за учёного мужа, все более смелеет и вот уже нагло сочиняет себе несвязную речь из медицинских терминов, в том числе латинских и греческих. Поставленный им диагноз – немота, назначенное лекарство – хлеб, смоченный в вине. После этого, из встречи с Леандром – возлюбленным Люсинды, Сганарель узнаёт о подлинной причине немоты девушки и ввергается в новую авантюру, но уже из благородных побуждений, искренне сочувствуя влюблённой паре. 
 
Пользуясь тем, что Леандра в лицо никто не знает, Сганарель представляет его аптекарем и своим помощником и поручает ему проверить пульс у Люсинды. Они уединяются, после чего девушка заявляет о своей любви и верности Леандру, приводя отца в ярость своим признанием. И тут Сганарель действует решительно: под видом медицинских процедур он организует побег молодых. Но в заключительной сцене они возвращаются и просят благословения у отца Люсинды. Тот, получив сообщение о вступлении жениха в наследство, соглашается на брак дочери с Леандром. Казнь Сганареля как организатора побега отменяется. Все пришли к миру и прощению.
 

Местный вариант пьесы

Чем интересна для коми театра эта пьеса Мольера? Из биографии Марии Трошевой ясно, что в 1934-35 гг. она училась в студии при коми театре, которой руководил Василий Выборов. Её портреты, как сталинской стипендиатки, отличницы коми студии ГИТИСа, появились в республиканских газетах в 1940 г. Это позволило опознать Трошеву на двух безымянных фото, где сняты персонажи из «Лекаря поневоле», а все исполнители – выпускники студии 1935 г. В роли кормилицы Жаклины – Мария Трошева, в роли Жеронда – Семён Братинков. В заглавной роли лекаря поневоле – студиец Серафим Бутиков. Судя по его яркой, но короткой творческой жизни (он умер в 1948 г. в возрасте 31 год), это герой его амплуа. По воспоминаниям коллег и зрителей, он был очень подвижным, азартным, страстным, искромётным артистом. Только такой артист мог сыграть Сганареля.
 
В книге Л.П. Рощевской «История книжного дела в Коми АССР (1906-1941 гг.)» помещён указатель литературы, изданной в Коми книжном издательстве за этот период. В нем читаем: «Ф. Галицкий. «Беддьн пртм сьватй». Перевод на коми: А.И. Костромин и В.А. Савин. («Святой из-под палки»: антирелигиозная буффонада на основе комедии Мольера «Лекарь поневоле» с прологом и интермедиями)».
 

Акценты были смещены

В Национальной библиотеке РК эта книга имеется, и вот что можно узнать из неё. Согласно обозначенному жанру в коми переводе пьесы смещены акценты, что видно уже по «действующим лицам». Переведу с коми на русский и приведу их так, как они названы в коми варианте. «Народ. Режиссёр. Зритель. Жеронд, богатый ханжа. Люсинда, его дочь. Леандр, студент. Сганарель, дроворуб, хитрый крестьянин, не верит ни Богу, ни чёрту, ни попам. Мартина, его жена. Лука, управляющий Жеронда. Жаклина, жена Луки. Валер, слуга. Попы и всевозможные верующие. Действие происходит будто бы в эпоху Мольера (в ХVII веке), а на самом деле по ходу пьесы представлены картины сегодняшнего дня».
 
Коми текст пьесы Мольера позволяет даже точнее аннотировать фото сцен из спектакля. Обращает на себя внимание тот факт, что на одной из фотографий Жеронд и Сганарель стоят на коленях и молятся, чего нет в русском тексте Мольера. Вот какие слова предшествуют этой сцене из 3-го действия: «Сганарель: А я с этим батюшкой буду молиться отдельно. (Жеронду). Встаньте на колени и начнём…» (перевод с коми).
 
На второй фотографии – самый финал коми постановки. Он отличается от благостного финала пьесы Мольера, где героев, коварных и непримиримых, переполняет любовь и благородство. Коми вариант кончается четверостишием-нравоучением, и «звучит» указующий перст на виновника всех злоключений – Сганареля:
 
«(Все вместе) 
 
Товарищи, подумайте-ка сами,
 
Нужна ли нам канитель с Богом.
 
Теперь уже всем ясно:
 
Все святые – как этот Сганарель».
Поделиться в соцсетях