Работать вместе было интересно. К 95-летию «Красного знамени»

Мы публикуем письма бывшего замредактора газеты Михаила Бримана редактору Александру Ануфриеву

Автор:   
16:00. 24 ноября, 2012  
  
0

Такое уж времечко 

Эти письма бывшего зам. редактора «Красного знамени» Михаила Бримана редактору Александру Захаровичу Ануфриеву были написаны в 1970-м году. В переломное время для обоих журналистов. Для первого оно уже наступило. Судя по ходившим тогда разговорам, Михаил Семёнович был вынужден уйти из редакции из-за разрыва с женой и давления на него в связи с этим партийных органов, что в ту пору происходило сплошь и рядом. Нередко партчиновники бесцеремонно вмешивались и в личную жизнь членов партии. Только выезд в другой город мог решить проблему, в чём и помог ему редактор, выдав блестящую характеристику. Впрочем, никакого лукавства в этом не было. Бывший учитель, «выуженный» газетой из сельской глубинки, быстро вырос на плодородной почве редакции и стал замечательным публицистом и писателем. В Москву уезжал уже как автор антирелигиозной книги «Понять, чтобы помочь». С распростёртыми объятиями его готов был принять журнал «Наука и религия». Был готов, да не принял, обратимся к письму. 
 

Ветер дул северный

«Дорогой Александр Захарович! Не писал Вам всё это время не потому, что «с глаз долой – из сердца вон», а потому, что хорошего было мало, и я всё ждал: авось, придёт оно, хорошее. Не знаю, пришло или нет, но вот пишу, пишу перед дорогой.
 
Предостережение Ваше насчёт обкома, кажется, было более важным, чем я по наивности своей предполагал. Дважды ходил редактор «Науки и религии» в Большой дом, но так ничего и не выходил. А поскольку было ему неловко передо мной очень, ведь звал и уверял, то сам стал докапываться. И сказал мне на прощание: подумай, с кем ты поссорился там, у себя, не с той ли стороны ветер дует?
 
После этого мне предлагали временно, до появления штатного места, заключить договор с «Лит. Газетой» и «Сменой», но осточертело мне всё это. Я взял командировку от «Советской культуры», съездил в Свердловск. Было это очень интересно, впервые я увидел, что такое Урал. Вместе с тамошним корреспондентом сделал полосу. Она пришлась ко двору, и я отдал свою трудовую (книжку – ред.) в сию газету.
 
Словом, с 28 февраля я собкор по Дальнему Востоку, но слать меня в те края не торопятся. Хотят, чтоб пару месяцев я поработал поближе. И вот через несколько часов полечу на Украину – Днепропетровск, Харьков. 
 
Мама у меня по-прежнему больна, и я рад возможности её повидать. О чувствах своих писать не буду: горькие они очень. Горечь эта не только от потерь, но и от одиночества. Реакция типично московская. Что это, Вы знаете. Единственно, что меня успокаивает – это километры, которые меня поставят особняком. 
 
Личных планов у меня нет. На Дальний Восток поеду один, может быть, возьму с собой брата. Вот коротко все мои новости. Мне, конечно, очень интересно знать, как там у нас в редакции. Если б Вы нашли полчаса, чтобы написать, был бы я Вам благодарен до чёртиков. Ещё раз хочу Вам сказать: работать с Вами было мне хорошо, интересно, и особое спасибо Вам и Жене за то, что в трудную минуту вы были мне друзьями. Привет ему сердечный. Привет Юре, Вале, Георгию Трофимычу, Татьяне Ефимовне, всему машинописному (бюро – ред.), избавившемуся, наконец, от несносного моего почерка. Славе привет и пожелание не забывать о планах и рубриках. Витьке напишу отдельно. Обнимаю Вас, дорогой мой шеф, и желаю сил и бодрости. Не забывайте ВСЕГДА ВАШЕГО М.Бримана».
 

Необходимое пояснение

Женя – это второй замредактора Евгений Анатольевич Наместников, человек очень добрый и отзывчивый. Юра – Юрий Александрович Кочев, зав. отделом сельской жизни. Валя – Валентина Васильевна Маклакова, зав. отделом писем, а в то время недолго – отделом пропаганды. Георгий Трофимович Луцкий – зав. отделом промышленности, Татьяна Ефимовна – Невская, стенографистка, очерк о которой газета опубликовала 15 ноября. Слава – Владислав Чистяков, занявший место самого уехавшего Бримана. Витька – Виталий Фердинандович Мерц, ответственный секретарь редакции. Не ошибусь, если скажу, что все сотрудники газеты относились к Михаилу Семёновичу с огромным уважением. Такой была при Ануфриеве атмосфера в коллективе. 
 

Письмо второе

«Дорогой Александр Захарович! Вчера прилетел с Сахалина и сразу пошёл на почту. Очень ждал письма от Вас, но его не было. Это здорово меня огорчило, но сегодня всё-таки я получил Ваше письмо и здорово обрадовался, хотя чисто информационная часть его могла быть и получше. Но что поделаешь: жизнь есть жизнь, и хорошее в ней чередуется с огорчениями.
 
Конечно, Вы поступили абсолютно правильно, отказавшись от этого предложения. И не потому, что Вы бы не потянули, а потому, что газета во многом Ваше детище, которому Вы отдали всю жизнь, а за детей положено драться, их на чужие руки без боя не сдают. Это я не только о том, что Вы сделали на этот раз, но и на будущее. И я не хочу, чтобы Вы думали о годах. Люди значительно старше Вас, в том числе и те, кому действительно пора на пенсию, работают и руководят газетой. 
 
Единственное, чего я боюсь, – это какого-либо недогляда. Мне не хотелось об этом писать, но всё-таки рискну. Валя в качестве зава меня здорово беспокоит. По крайней мере один материал, который Виталька мне случайно завёз в Москву (пропагандистский), в этом отношении был очень уязвимым. Словом, то, что Смирнов мог пропустить по легкомыслию, она пропустит по недо… Вы, конечно, всё это знаете и без меня, равно как и определённое благодушие некоторых других товарищей, и я говорю об этом из принципа «бережёного бог бережёт».
 
Сейчас я уже не знаю всех тонкостей редакционных отношений, но, может быть, рокировка Новосёлов – Маклакова обезопасила бы газету от возможных политических и прочих ляпов. А Советы Валя бы тянула. Ещё раз простите за то, что говорю об этом. Просто будущее «Красного знамени» мне не безразлично.»
 

Пояснение второе

В процитированных строчках уже чувствуется беда, подстерегающая редактора: интриги, исходящие из обкома партии. Как показало время, как бы ни вёл себя редактор, какие бы перестановки в отделах ни делал, меняя местами Валентину Маклакову, Владимира Новосёлова и Анатолия Смирнова, журналистов, которыми могли бы гордиться и центральные газеты, ничто не спасло бы его от надвигавшейся бури, причину рождения которой связывали тогда с желанием первых лиц обкома освободить место для «своего человечка». Замена была неравноценной, и через несколько лет «ошибку» пришлось исправлять.
 

Неистребимый дух «Красного знамени»

«О себе. Я уже писал Вам, что живу неплохо, и город мне нравится. За это время сошёлся с хорошим парнем собкором «Правды» Юрой Макеевым. Так что есть даже кой-какое общество. Положение собкора имеет свои приятности. Дело не только в свободном времени, но и в отношении. На Сахалине, например, я делал статью первого секретаря, много и интересно общался с ним, много ездил и кое-что повидал весьма примечательного. В ноябре полечу на Камчатку и Магадан, а потом снова на Сахалин. Правда, утомляет, что слишком часто приходится иметь дело с художниками и артистами, но я гну в газете свою линию и стараюсь больше давать материалы о рабочих. Свои и организованные. И всё это хорошо идёт. Если Вы следите за газетой, то, наверное, видите. Кажется, сегодня вышел материал о Дальнем Востоке бригады, которую я возглавлял. Кусок о Комсомольске с Амурстали делал я сам. 
 
Общение с рабочими здорово освежает, и очень жаль, что по роду своей работы Вы вынуждены всё больше заниматься начальством. Очень Вам советую как журналист журналисту время от времени плевать на неё и заниматься простыми людьми, хотя бы любимыми Вами тундровиками. Правда, Александр Захарович, это здорово помогает жить. 
 
Материалы мои идут для нашей газеты даже слишком хорошо, так что я, чтобы поддержать марку, кое-что решил отложить в загашник и добиться более высокого качества, а потом отослать. Дело в том, что у нас в собкоровский зачёт на равных входит и то, что подписано, и то, что не подписано. А московскую зависть Вы знаете.  
 
Кстати, мне пришла сейчас в голову мысль о рубрике для «Красного знамени», которая бы освежила газету. По крайней мере в «СК» её приняли с большим удовольствием. Рубрика эта «Рабочий класс и культура». Сюда может войти духовная жизнь рабочих, художественное и техническое творчество, проблемы самообразования. Вот видите, стоило Вам написать мне, как ретивое снова взыграло. Всё-таки мне здорово не хватает нашего «Знамени». Что-то во мне пропадает зря, не находит выхода. Ну, на сегодня хватит. Всегда Ваш Миша. «Всегда Ваш» это не просто слова. Всегда и во всём располагайте мной».
Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments