Лучшая роль Татьяны Невской. К 95-летию «Красного знамени» (ФОТО)

Маэстро Дунаевский предрекал ей большое будущее...

Автор:   
14:31. 18 ноября, 2012  
  
0
Газете нашей всегда везло на таланты. Пожалуй, не было такого периода в её истории, чтобы среди журналистской братии не числилось трёх-четырёх поэтов-писателей. А то и с десяток. Чтобы не быть голословным, назову навскидку литераторов-краснознамёнцев 60-х годов. Поэты Юрий Поляков, Виктор Сергин, Виктор Кушманов, Василий Журавлёв-Печорский, Надежда Мирошниченко, писатели Александр Рекемчук, Валентин Гринер, Владимир Новосёлов, Тофик Агаев, Михаил Бриман…В эти же годы «созревали» будущие поэты-авторы сборников Владимир Блинов, Александр Суворов и другие. 
 
Запас прочности в создании «срочной литературы», как иногда называют журналистику, придавали и необычные, яркие судьбы сотрудников газеты. В числе таких можно назвать стенографистку Татьяну Ефимовну Невскую, проработавшую в «Красном знамени» 23 года! В предстоящее воскресенье исполняется 90 лет со дня её рождения. 
 

Среди громких имён

Много удивительного связано с Невской. Всё сходилось у неё одно к одному. И то, что звали её Татьяной, любимым именем Пушкина. И то, что она тоже, как и поэт и его знаменитый герой Онегин, с «брегов Невы», что подтверждает даже её фамилия. И то, что она замечательно пела, была красива и росла, а потом и работала в окружении знаменитостей, что не могло не отразиться на её характере и внутреннем содержании. И даже то, что в профессии своей была чуть ли не единственной в Сыктывкаре, по крайней мере, самой лучшей. 
 
Но по порядку. В Ленинграде (нынче Санкт-Петербург) она ходила во Дворец пионеров с десяти и до 19 лет, была одной из четырёх солисток ансамбля знаменитого композитора Исаака Дунаевского. За это время повидала весь цвет музыкальной и артистической культуры: прославленных балерин и танцоров Галину Уланову, Наталью Дудинскую, Константина Сергеева, Вахтанга Чабукиани, популярных артистов кино Павла Кадочникова, Любовь Орлову, Лидию Смирнову, режиссёра Григория Александрова… Сам маэстро Дунаевский очень нежно относился к юной певице, предрекал ей большое будущее, даже приходил к ней домой, познакомился с родителями. В её альбомах было несколько фотографий композитора, одна из них с дарственной подписью: «Тане Невской – Исаак Дунаевский».
 
 
Татьяна в молодости и её кумир в искусстве – Исаак Дунаевский

Пережить блокаду

Все грандиозные планы разрушила война, в считанные месяцы ставшая реальностью. Таня бросила институт, в который успела поступить, устроилась на работу в военный госпиталь, расквартированный в школе, где и училась. Невзгоды, которые переживали блокадники Ленинграда, полной мерой выпали и на её долю. От голода и холода умерли её мать, бабушка. Спасло Таню знакомство с Сашей Морозовым, приехавшим из Коми и тоже служившим в госпитале. Когда они поженились, удалось выехать на родину мужа, в село Межадор. Взяли с собой молодые и сестру Татьяны Лилю. Жизнь в деревне спасла недавних блокадниц от голодной смерти. 
 
Некоторое время после войны молодые жили в Москве. В столице она приобрела специальность, которая потом пригодилась в газете. Курсы стенографистов проходила при Министерстве внешней торговли СССР, была распределена на работу за границей. Но так сложилось, что зарубежье потеряло, а «Красное знамя» обрело классного специалиста.
 

«Согрела место» для Есевой

Но прежде по приезде в Сыктывкар Таня Невская попыталась проявить себя на любимом поприще – в пении. Устроилась певицей в кинотеатре «Родина» (в то время в Сыктывкаре ещё не было музыкального театра, да и соответствующего образования получить из-за войны Татьяна не успела), выступала вместе с оркестром шести братьев-поляков, исполняла песни своего кумира Дунаевского. Любопытно, что когда оставила это занятие, её место заняла Валентина Есева, впоследствии любимая всеми северянами народная артистка. А Татьяна Ефимовна (уже Татьяна Ефимовна!) заняла место в редакции главной газеты республики у стационарного магнитофона, на который вначале записывала, а затем расшифровывала тексты журналистов, передававшиеся по телефону. Постоянно приходилось пользоваться и стенографическими записями. Очень часто Невскую как бы «брали взаймы» у газеты, если можно так выразиться, на различные съезды, конференции, расширенные совещания, где требовалось делать записи с голоса: в обкоме партии её работа тоже ценилась высоко. 
 

Побудка от Татьяны 

А в газете лучше других её знали собкоры и внештатники, для которых она была своего рода старшиной, раздающим приказы от командования. То на первую полосу нужна срочная информация о трудовой победе нефтяников, то горняки Воркуты отличились, и надо побывать на шахте… Газета не могла жить без такого рода оперативной информации.
 
«Меня она нередко «будила» по утрам телефонными звонками и просьбами от руководства срочно подготовить 50 или 100 строк в номер, – с улыбкой рассказывает бывший собкор по Ухте Альберт Болдырев. – И хотя не всегда это совпадало с нашими личными планами, мы, как правило, не обижались на неё. Мелодичный голос её, извинения, доброе расположение превращали приказ начальства в просьбу, которую хотелось не просто выполнить, а выполнить блестяще. Даже Александр Рекемчук, ревниво оберегавший свою свободу, а иногда даже избегавший общения с ней (пойдём, говорил, в другой кабинет, пока Танька не позвонила), относился к Невской очень тепло. Соответственно и она любила его как литератора, верила, что он станет большим писателем. 
 
Она всегда тонко чувствовала ту грань человеческих отношений, которую нельзя переступать, обладала замечательным чувством юмора. Помню, когда умер знаменитый учёный-геолог Андрей Яковлевич Кремс, мне поручили написать о нём посмертную заметку. Я написал, а когда начал трагическим голосом диктовать её Невской, она вдруг останавливает меня и спрашивает, смеясь: «Ты что, Альберт, сам, что ли, умираешь?» Она любила всех собкоров Ухты, а был ещё в те времена Владислав Круковский, и нам передавали её мнение о нас, мол, ухтинские ребята тянут всю газету». 
 

Душа общества

Работа работой, но артистическое обаяние её проявлялось во всём. Много лет она руководила массовой работой в профкоме, поставила спектакль «Кошкин дом» с участием детей журналистов, проводила для малышей утренники. А уж в праздничных концертах редакции была, так сказать, первой скрипкой. Очень сближали людей в коллективе неофициальные творческие посиделки, душой которых была Татьяна Ефимовна. 
 
Частым гостем у журналистов был и муж её, Александр Морозов, работавший зам.министра внутренних дел. С публикациями на темы охраны общественного порядка, которых в те годы было немало, знакомился в числе первых, понятно, самых заинтересованных читателей. Именно из его рук, например, Владимир Новосёлов, зав. отделом советского строительства, через который и проходили эти публикации, получил почётный знак «Отличник милиции». 
 
Да, не удалось Татьяне Ефимовне, как мечталось, показать себя на сцене, сыграть на ней свою лучшую роль. Зато её артистический талант блестяще проявился и в работе, и в личной жизни. Четырёх дочерей вырастила она с мужем, и все получили высшее музыкальное образование. И в памяти коллег-краснознамёнцев она осталась как яркая звёздочка в созвездии других ярких звёзд.
Поделиться в соцсетях

guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments