Таёжные встречи

Для жителей Республики Коми контакты с медведями не редкость

13:15. 23 октября, 2010  
  
9

Маша и медведь

Историю эту я услышала потом. Сначала мне показали фотографию – на нижних ветках ели висят два здоровых бородатых мужика, а под ёлкой – не менее здоровый медведь с банкой сгущёнки.

Медведь пришёл в лагерь средь бела дня, вернее, уже вечерело. Кто его знает, зачем он пришёл, может, из любопытства, но явно не с плохими намерениями. Но ведь людям этого не докажешь. Геолог и рабочий с воплями взлетели на ёлку у входа в свою палатку, а перепуганная студентка Маша так и осталась стоять столбом возле костерка. Медведь, принюхиваясь, обошёл костёр по кругу. Маша сделала то же самое, стараясь, чтобы между ней и медведем был огонь.
– Машка, – поучал сверху рабочий, – ты только не беги и не ори. Стой спокойно. И в глаза ему не смотри, может, уйдёт.
Но медведь обнаружил банки из-под сгущёнки, сваленные под ёлкой, и занялся ими, потеряв к людям всякий интерес, чего нельзя было сказать о людях, ибо двое из них висели на той самой ёлке.

– Надо что-то делать, – сказал наконец геолог, – может, стрелять?

Медведь вылизывал банки и громко чавкал.

– Кто будет стрелять? – поинтересовалась Маша.

– Ружьё где? – спросил рабочий.

– В палатке, в углу.

Медвежий зад располагался в метре от входа в палатку.

– А патроны во вьючнике. Чёрт, он же заперт, а ключ в штормовке. Маш, моя штормовка там?

– Да прям, там, – печально сказал рабочий, – вон, на ней мишка топчется, ты кинул, когда на дерево лез. Что ж делать-то, Маша?

– Я что-то не пойму, – подала голос девушка, – вы мне предлагаете подвинуть медведя и забрать у него ключ?

– Ничего я не предлагаю. А ракетница где?

– Во вьючнике, – простонал геолог.

Все замолчали. Медведь чавкал.

– Не буду я стрелять, – твёрдо сказала Маша, словно ей уже протягивали оружие, – я и не умею. Слезайте сами и ищите своё ружьё.

– Куда прыгать-то, ему на загривок? Может, головнёй его?

– Вы соображаете? – потрясённо проговорила Маша. – Я с поленом пойду на медведя?

– Ну поищи там у костра что-нибудь.

Маша поискала, нашла фотоаппарат и немедленно им воспользовалась. Медведь чавкал. Остальные потеряли дар речи.

– Доиздеваешься, Машка, – злобно зашипел рабочий, – если мы на него свалимся, он же с перепугу нас сожрёт.

– Нет уж, сидите, – сказала Маша, – по-моему, он уже заканчивает. Я триста раз говорила, чтоб не швыряли банки где попало.

– Займись лучше костром, – мрачно посоветовали с ёлки, – а то он сейчас тобою и закусит.

Но медведь ещё долго обнюхивал уже вылизанные банки. Потом поднял морду, обозрел Машу, дымивший костёр и наконец очень медленно и степенно удалился. Маша без сил опустилась прямо на землю. Мужчины спустились с дерева. Растирая занемевшие руки, рабочий возбужденно говорил;

– Как я не сообразил сразу! Надо было кастрюлями постучать, они стука металлического боятся.

– Знатоки, – сказала Маша, – что же вы на ёлке-то сидели? Медведи тоже по деревьям лазают.

Все заспорили, полез или не полез бы медведь на ёлку. Тут из палатки, что поодаль, показалось заспанное лицо поварихи Люси. Про неё совсем забыли.

– Что шумите-то, случилось что?

Миг тишины – и дружный смех был ей ответом.

– Да вот, – отсмеявшись, сказал геолог, – приходил медведь, хотел нас съесть.

– А что не съел-то?

Люся, конечно, решила, что её разыгрывают.

Крик таёжного Тарзана

Этот жуткий вопль мне довелось услышать с расстояния в сто метров, и поэтому моя нервная система значительно не пострадала. С тем, кто находился к Тарзану гораздо ближе, случилась очень неприятная история.

Наш небольшой геолого-поисковый отряд стоял у озера. Берега озера топкие, илистые, и для хозяйственных нужд были сооружены узкие мостки длиной метра три. Именно туда отправился с тазиком наш студент Дима чистить рыбу. Михалыч обещал ему помочь, но что-то его задержало. Когда Дима наконец услышал треск кустов и шаги, он, не оборачиваясь, сказал:

– Тебя дождёшься, я уже заканчиваю, – и добавил: – Если хочешь, дочищай две последние.

Доски угрожающе закачались.

– Тихо ты, таз мне опрокинешь, медведь, – недовольно сказал Дима, обернулся и действительно увидел в двух метрах от себя огромного медведя.

Тут он и издал свой знаменитый вопль, возможно, уже в полёте вниз вместе с тазом. Что это был за вопль – не передать, это надо было слышать. И, услышав, мы побросали всё и дружно рванули стометровку – такое расстояние было от лагеря до мостков. Выскочив из-за прибрежных кустов, мы в недоумении уставились на Диму. Он сидел в воде под мостками (там было мелко) и нервно собирал в тазик выпотрошенную рыбу.

– Ты чего орал? – отдуваясь, спросил Михалыч.

– Медведь, – коротко ответил Дима.

– Какой ещё медведь, – не поверил Михалыч и хотел шагнуть на мостки. Но не стал – на мостках красовалась большая благоухающая куча. Такая невозможно огромная, что нам сразу стало ясно – без медведя здесь не обошлось. Вот что случилось с медведем, который необдуманно решил напугать нашего студента Диму.

Похоронный марш

Мы стояли на Тельпосе, вели геолого-съёмочные работы. Как-то вечером к нашему костру пришёл местный лесник. Поговорил про погоду, а напоследок сказал:

– Вы поосторожнее. Тут медведица с медвежонком ходит, в малиннике на Малой Парме кормятся, издавна здесь её территория. Медведица-то умная, людей опасается, а малой-то любопытный, может сунуться. Но если что, кружкой о ложку стучите, они стука боятся. И продукты получше прячьте, когда уходите.

– Всё, – зловеще сказал Валерка, начальник отряда, когда лесник ушёл, – одна больше не пойдёшь. Жди, когда я закончу, своего рабочего тебе отдам. Или, может, Сергей через пару дней оклемается.

Мой маршрутный рабочий Серёжа сильно растянул ногу, и уже два дня в маршрут я ходила одна. Одиночные маршруты формально строго запрещены, конечно, но все мы этот запрет очень часто нарушаем. До горы с названием Большая Парма километров пять, тропа протоптана – сначала по болоту, оно сухое совсем, потом через ручей и в гору. Компас можно и не доставать. Северный и восточный борт Большой Пармы в скальных обнажениях, весь девон как на ладони, как книга открытая – красота! И погода просто отличная. И тут мне предлагается сидеть в лагере и чего-то дожидаться! Дождя, что ли?

Я решительно отказываюсь.

– Всё Никитину завтра на связи скажу, – пригрозил Валерка.

– Ах так, – обиделась я вконец, – тогда и я найду кому и что про тебя рассказать!

Не знаю, что он уж там подумал, ничего конкретного я в виду не имела, но почему-то быстро сдался:

– Иди-иди, – говорит, – если не боишься. Кружку с ложкой не забудь!

Я и не боялась. Пока не знала про медведицу. Наутро идти мне было действительно как-то неуютно. Пока шла по болоту, то и дело озиралась, а как вошла в лес, так и вовсе страшно стало. Достала я из рюкзака кружку и ложку (взяла всё-таки!) и давай стучать. Иду по безмолвному лесу и стучу, дура дурой. Но так вроде стало мне повеселее, я про медведей и думать забыла. Вдруг поднимаю глаза – стоит кто-то прямо на моей тропе. Не успела испугаться, поняла – туристы. Трое молодых мужиков и девушка, только перепуганные какие-то.

Поздоровались. Один из туристов говорит напряжённо:

– Это ты «Похоронный марш» выстукиваешь? – и на мои кружку с ложкой показывает.

– Какой марш? Это я медведей отгоняю, здесь медведица с медвежонком ходит.

– А почему «Похоронным маршем»?

– Да каким маршем? – я ничего не понимаю.

Туристы давай смеяться. И рюкзаки свои покидали. Один, рыжий, аж на коленки упал.

– Мы тебя уже с полчаса слышим, – наконец объяснили наперебой туристы. – Звук далеко идёт, хорошо слышно. И представь – в глухой тайге – колокольный звон! И «Похоронный марш» играет! Ты ведь его выстукивала! Не знаю, как медведи, но мы тут уже насмерть перепугались.

Ближе к вечеру, закончив работу, сижу я на скале, почти на верхушке Большой Пармы. И вижу – по болоту какая-то тёмная точка движется по направлению к Тимаизу – далеко! И рядом точка поменьше. Медведица! Так, похоже, я их своим «Похоронным маршем» перепугала, вон куда ушли, даже и не видно.

 


Об авторе

Елена Геннадьевна Довжикова – потомственный геолог. Почти полтора десятка лет после окончания Ленинградского университета работала в Ухтинской геолого-разведочной экспедиции, которую долгие годы возглавлял её отец Геннадий Евгеньевич Трофимов. В последнее время работает в Тимано-Печорском научно-исследовательском центре и преподаёт в УГТУ. И вот уже несколько лет пишет рассказы, видимо унаследовав любовь к литературе, так же, как и к геологии, от отца, члена Союза писателей России. Неудивительно поэтому, что сюжеты берёт она из геологической практики. Три рассказа на актуальную сегодня тему – о встречах с могучим хозяином тайги, описание которых мы предлагаем читателям, – как раз из этой серии.
 
Поделиться в соцсетях

avatar
1000
9 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
ИринаТатьяна ПономаревасвтаОдноклассницаавтор ТР Recent comment authors
новые старые популярные
Гуня
Гость
Гуня

:)))))))))

2
Гость
2

Вторая байка про обо***шегося медведя – шедевр!!!

ллл
Гость
ллл

Замечательно!!!

Брюнет
Гость
Брюнет

а кто блондинка слева?

автор ТР
Гость
автор ТР

У первого рассказа обрезали окончание. Почему Люся не поверила – ей честно объяснили – Маша медведя сфотографировала и сгущенкой угостила!

Одноклассница
Гость
Одноклассница

Елена, замечательные рассказики! Добрые и лёгкие, а главное, что с любовью к людям и к окружающему миру. Спасибо, что прислала адрес сайта. Пиши ещё и “ура” десятому “Б”!

свта
Гость
свта

Ленка, я тобой горжусь! Ты умничка! И почему свои таланты скрывала, нам не показывала?

Татьяна Пономарева
Гость
Татьяна Пономарева

Спасибо автору!я думала после встречи с медведем мало кто жив остаётся. Познавательно, читается на одном дыхании…

Ирина
Гость
Ирина

Очень хорошо!