Каким я его знал и помню (ФОТО)

К столетию со дня рождения коми народного поэта Серафима Попова

Автор:   
16:21. 14 октября, 2012  
  
1
11 августа 2003 года я сделал в своём дневнике печальную запись о смерти Серафима Алексеевича Попова. Накануне, 25 июля, мы с драматургом Александром Клейном навестили его в больнице. Врезался тогда в память один эпизод: когда мы с Клейном покидали палату, Серафим Алексеевич что-то прошептал. Мы не смогли разобрать, а его сын Женя, который был с нами, «расшифровал» слова, сказанные отцом : «Живите дружно!!»
 

Он умел слушать

Между этой записью и моим знакомством с Серафимом Алексеевичем пролегла почти что целая вечность. В моём архиве сохранилось объявление о том, что… «12 октября 1984 года состоится творческая встреча с поэтами, членами Союза писателей СССР Серафимом Алексеевичем Поповым и Николаем Абрамовичем Володарским. Начало в 11 часов». И подпись – Общество книголюбов. Было в то время такое общество. Происходила встреча в Воркуте, на шахте «Юнь-Яга», где в то время я работал и возглавлял то самое общество книголюбов.
 
Они были очень разными, Николай Абрамович и Серафим Алексеевич, особенно по характеру. Если Володарский был сдержанным и немногословным в разговорах, то Серафим Алексеевич, наоборот, – очень словоохотливым. На встрече они рассказывали о себе, читали стихи, объясняли, как возникали сюжеты. Что привлекало в Попове с первых же дней знакомства? Он умел слушать! Никогда не позволял себе прерывать собеседника, давя на него своими возрастом и авторитетом.
 
Встреча на долгие годы (слева – автор очерка). Фото из архива автора
 

«Владейте, как вам угодно»

А потом была переписка: открытки, письма… В них Серафим Алексеевич знакомил меня со своими друзьями. Так в мою жизнь вошёл Игорь Леонидович Михайлов, прекрасный ленинградский поэт, который очень много переводил на русский язык его стихов. Отбывая срок в лагере в Коми АССР, Михайлов написал лагерную поэму «Аська». Он очень гордился поэмой. Отпечатана она была у него в одном экземпляре. И я, это надо же быть таким наглым, стал просить его дать мне с собой в Воркуту, где я её перепечатаю (тогда не было ксероксов и прочих ухищрений цивилизации). Единственный экземпляр! Но Игорь Леонидович не долго раздумывал и вручил-таки мне поэму «Аська».
 
В этом они были похожи. Когда Серафиму Алексеевичу из Москвы прислали для ознакомления дневник Спартака Маегова, он вручил мне эту бесценную тетрадь. В сентябре 1987 года я возвратил бандеролью рукопись, перепечатав весь дневник на пишущей машинке. Вот строки из открытки Серафима Алексеевича (18.09.1987 г.), подтверждающей, что рукопись благополучно добралась до него: «Каким гениальным был Спартак! Подумать только: что стоит его дневник!? Если бы не война, он стал бы незаурядным деятелем… Ныне владейте дневником Спартака, как Вам угодно».
 
Серафим Алексеевич был очень щедрым человеком, даже до неприличия щедрым, я бы сказал. Он делился планами, а когда дарил ту или иную книгу, приговаривал: «Вам она нужнее». Он раздаривал и рукописи свои, я один из адресатов таких подарков. 
 

Почему Зыряновка на Колыме?

Поэт очень любил свой народ, свою землю. Он воспевал их в стихах, но также глубоко интересовался историей. Например, его заинтересовали все поселения под названием «Зыряновск». И он начал докапываться до того, почему так назвали село или городок. Ему отвечали из Сибири, Казахстана. В Сибири он разыскал 13 сёл с названиями Зырянка, Зырянское, Зыряновский, Зыряновск… А потом обнаружил, что в Шушенском Ленин проживал в доме купца Зырянова. Этой радостью открытия поделился с писателем Львом Смоленцевым. Тот оказался скорым на ногу, организовал в Шушенское командировку и на коми ТВ состоялась передача о поисках Смоленцевым зырян в Шушенском, особый упор делался на рассказ о доме Зырянова. 
 
Эта передача очень расстроила Серафима Алексеевича. Мало того, что его не назвали, так получается, что и тема целиком разработана Смоленцевым. Я посоветовал ему написать статью в газету, но Серафим Алексеевич отказался.
 
Поиск разбросанных по свету зырян был для Серафима Алексеевича вдумчивой и последовательной поисковой работой. Ну почему, скажем, Александр Сергеевич Пушкин мог гордиться своими предками-боярами (и теми, кто вознёсся, и теми, кто попал под топор), а он, коми, должен быть равнодушным к такому факту, что воеводой у Семёна Дежнёва был Дмитрий Зырянов, основатель посёлка Зыряновка на Колыме?
 

Исторические параллели

Особой темой в наших разговорах была тема так называемого «Печорского десанта» – это когда немцы в годы войны сбросили группу диверсантов в районе Печорского моста. Диверсия не состоялась только потому, что изначально сброшенные парашютисты не собирались действовать по плану фашистов. Серафим Алексеевич переписывался с участниками десанта, которые ему подробно рассказывали о том, как всё было на самом деле… 
 
Особо гордился Серафим Алексеевич тем, что его в детстве качал на ноге сам… Питирим Сорокин, который дружил с его отцом, часто захаживал к Алексею Ивановичу, участнику русско-японской войны и Брусиловского похода в Австрию в Первую мировую. У отца будущего поэта была хорошая библиотека, которой пользовался и П. Сорокин.
 
Много разговаривали о семье Жаковых. Внучка Каллистрата Фалалеевича жила в Ярославле, он с ней переписывался. Это именно та Любовь Вадимовна Жакова, которая девочкой в блокадном Ленинграде преподнесла цветы главному дирижёру Ленинградской филармонии К.И. Элиасбергу 9 августа 1942 года после исполнения оркестром 7-ой, героической, симфонии Дмитрия Шостаковича. У Серафима Алексеевича есть стихи об этом.
 
Вообще, в стихах поэта встречается много поэтических пересказов тем, которых касались мы в наших разговорах. К примеру, его дружба с Захаром Политовым, которого молва называла приёмным сыном Н.К. Крупской, оставила в архиве Серафима Алексеевича след и перепиской, и книгами Политова.
 

Эхо войны

Много удивительных людей окружали и дружили с Серафимом Алексеевичем. Дмитрий Кириллович Моторин – один из них. Уроженец села Подъельск, закончил Строительную академию, в годы войны строил оборонные заводы на Урале, после войны работал в аппарате ЦК КПСС, был назначен заместителем начальника по восстановлению Севастополя. В 1985 году выпустил книгу «Возрождённый Севастополь», написал книгу об А.А. Маегове для Коми книжного издательства. Именно Моторин отыскал и присылал для ознакомления Серафиму Алексеевичу дневник Спартака Маегова… 
 
Микушев Георгий Николаевич, комдив 41-ой стрелковой дивизии, погибший в Киеве, был интересен Серафиму Алексеевичу сразу с нескольких сторон. И как земляк, и как комдив, о подвиге дивизии которого маршал Ф. Голиков выразился достаточно ёмко: «Подвиг этой дивизии значим не менее подвига защитников Бреста», и как родной дядя Анатолия Константиновича Микушева, доцента Сыктывкарского университета. Статью о комдиве Серафим Алексеевич опубликовал в «Красном знамени»…
 
Наши разговоры по-настоящему увлекали меня, рождали ощущение непосредственного участия в обсуждаемых историях. Вот рассказ о зловещей фигуре Льва Мехлиса, о котором Серафим Алексеевич написал прекрасное стихотворение. В полном смысле любимчик Сталина (если таковые имелись вообще), Мехлис за поражение войск в Крыму был разжалован до генерала и направлен на Воронежский фронт, где капитану Попову пришлось сопровождать опального генерала на передовой… Здесь же, на Воронежском фронте, Серафим Алексеевич знакомится с будущим классиком венгерской литературы Бела Иллешем, который призывал мадьяр через громкоговорители сдаваться, переходить на сторону Красной Армии. Соответственно, знакомит и меня не только с ним, но и с внуком классика, с которым, разумеется, переписывался…
 
И так, имя за именем, история за историей, щедро возникавшие в уютной комнате поэта. Мы побывали мысленно в Африке и во Франции, где в экспедиционном корпусе сражался с немцами в годы Первой мировой войны один из Поповых, из числа родственников Серафима Алексеевича… Подробнее можно узнать об этом периоде Первой мировой войны из воспоминания Д.А. Попова или будущего маршала Советского Союза Р.Я. Малиновского, а также из исследований С.А. Попова, И.В. Изъюрова и Н.А. Митюшевой.
 

Штаны, как решето

Но самым первым нашим совместным проектом, если можно так сказать, была история с письмом Ленину. Жил-был Федот Сердитов. К моменту, когда нужда заставила его обратиться с письмом к В. И. Ленину, он уже имел специальность (закончил в 1917 году курсы телеграфистов в Усть-Сысольске). Был молод, подоспела пора жениться, а не в чём было идти свататься: единственные штаны – как решето… Поделился Федот Сердитов своей бедой с Председателем Совнаркома. Реакция была незамедлительной: Архангельск получил распоряжение Ленина: выдать гражданину Сердитову Федоту Степановичу отрез на штаны!.. Так появились у Сердитова новые штаны, и состоялось сватовство… Обо всём этом писала Серафиму Алексеевичу дочь Федота Сердитова… Но сначала был поиск, переписки с архивами. Например, из Архангельского краеведческого музея сообщили, что «оригинал письма Сердитова Федота Степановича В.И. Ленину от 14 июля 1920 года с просьбой в виде крайней нужды прислать один аршин и 10 вершков материала хранится в Государственном архиве Архангельской области…».
 

Посмеялись…

Познакомил меня Серафим Алексеевич с Иваном Михайловичем Козловым. Этот удивительный человек ослеп в детстве, но закончил школу, институт… Преподавал. А к моменту, когда Серафим Алексеевич собрался вести меня на смотрины, Иван Михайлович был композитором, автором большого количества песен. Мы купили бутылку водки возле дома, в котором живёт Иван Михайлович, с чем и появились перед ним. Он был дома. Был радушен, категорически не позволил нам разливать в стаканы тостовые дозы – делал это сам… Разговорились. Потом Иван Михайлович стал нас знакомить со своим творчеством, точнее, знакомить меня, ибо Серафим Алексеевич был уже давно в курсе.
 
Запел Иван Михайлович одну из песен. Серафим Алексеевич, так как песня звучала на коми языке, начал переводить её мне. Потом зазвучала другая песня, Серафим Алексеевич продолжал оставаться переводчиком. Вдруг Козлов резко прекратил пение и спрашивает Серафима Алексеевича:
 
– Ты что там бубнишь?
 
– Перевожу песню для Анатолия Александровича…
 
– Чего ты переводишь: я ведь по-русски пою!
 
– Да, а я и не заметил, – засмущался поэт. Этот эпизод нас здорово повеселил…
 

Привет с Амура

Как-то Серафим Алексеевич Попов познакомил меня с присланным ему документом. Издательство «Русич» (г. Смоленск) просило разрешить в «крупную антологию популярных песен объёмом 550-600 страниц, в твёрдой обложке… включить и песню «Амурские волны». Письмо было датировано июнем 1999 года. Серафим Алексеевич подписал договор и разрешил включить текст песни «Амурские волны» в эту антологию.
 
Мы оба обрадовались. Только недавно обсуждали, как нам узнать, кто написал музыку к тексту стихотворения «На Амуре», а тут ответ сам напрашивается… Я сразу же написал в издательство «Русич»: сообщите, мол, откуда к вам попал текст песни, кто автор перевода с коми языка на русский, где был опубликован перевод? Издательство не сочло нужным ответить на столь «дремучие» вопросы. Но почему они возникли? Ответ на последний вопрос можно найти в рассказе Серафима Алексеевича о том, как он писал стихотворение «На Амуре».
 
В армию был призван его сын Евгений. В военкомате сразу сказали, что служить парень будет на Дальнем Востоке. Уже когда поэт провожал сына в Княжпогост, он читал в автобусе первый вариант этого стихотворения отъезжающим. Вот эти стихи: «Над берегом хмурым, Багрянцем горя, Встаёт за Амуром Густая заря. Камыш золотится В рассветной дали. Стоит у границы Сын Коми земли. Когда на востоке Полночная тень, Над краем далёким Сияющий день. И вспомнятся парню Недавние дни, Зелёная Парма, Печоры огни. Там нежно вздыхают, Там долго не спят… Тебя вспоминают, Далёкий солдат. И письма, как стая, С приветом девчат Из милого края К Амуру летят».
 
…Проводил поэт сына. Стал получать письма от него. А потом взял да и послал стихи в политуправление военного округа. И вдруг – ответное письмо. Начальник политуправления сообщал поэту, что его стихи понравились, тронули душу. Решили положить на музыку. «Теперь Дальневосточная поёт песню, написанную Вами, Серафим Алексеевич!»
 
Прошло время. Сын вернулся. Первое, что спросил отец у сына, слышал ли он Его Песню. «Не только слышал, но даже однажды плясал под её мелодию, – ответил сын.
 
А время побежало дальше. И никто не напел мелодии, и нигде не удалось услышать автору свою песню. Сам же Серафим Алексеевич был всегда ненастойчивым, когда дело касалось его самого. И вдруг это письмо – из издательства «Русич»! И «Амурские волны»! А Его Песня в письме из политуправления была названа именно так – «Амурские волны»…
 
Что оставалось делать автору: ждать или ответа на моё письмо, или бандероли с уже изданной антологией, чтобы вслушаться в ноты и вглядеться в текст. 13 декабря 1999 года в квартире Серафима Алексеевича раздалось несколько телефонных звонков, они касались одного и того же: люди благодарили его за написанную им песню – только что по «Маяку» прозвучал вальс «Амурские волны», и было сказано, что слова написаны Серафимом Поповым. А один из звонивших даже успел записать звучавшую по «Маяку» песню.
 
Я прослушал эту запись. Всё было верно: и вальс «Амурские волны», и слова Серафима Попова. Но… «Маяк» сообщил, что звучала запись 1953 года – в то время сыну Евгению было всего 7 лет, да и сам Серафим Алексеевич говорил, что песня написана им в 70-е годы. Да и у меня самого был свой опыт: в 1956 году в хоре Воркутинской музыкальной школы нежно звучал и мой голосок, старательно следивший за рукой преподавателя: «Плавно Амур свои волны несёт…».
 
Что-то здесь не то. Но что? Сначала посмотрим историю вальса «Амурские волны», где «Плавно Амур свои волны несёт…», Вальс написан (И. Бирюков. Песня далёкая и близкая. М. 1987, с. 26-30) в 1903 году М.А Кюссом, в то время капельмейстером 11-го Восточно-Сибирского стрелкового полка, расквартированного во Владивостоке. Время не пощадило ни автора, ни самого вальса: они были забыты. Но в 1944 году ноты забытого вальса, сохранившего название, но потерявшего автора, попали к композитору В.А. Румянцеву, который в то время в Хабаровске руководил ансамблем песни и пляски Дальневосточного фронта. Музыка настолько захватила его, что он решил сделать хоровое переложение вальса для ансамбля, а слова к нему попросил написать солиста руководимого им ансамбля… Серафима Попова!
Ну надо же! Вроде имя не столь распространённое, а в стихах поэты встретились. Отличить их можно было только по отчеству: один – Александрович, другой – Алексеевич. Попов, который Александрович, оставил воспоминание о том, как он писал слова: ему пришлось это сделать, потому что однажды услышал «свой» вальс, но автором слов объявили другого человека… Вот-те на! Выяснилось также, что вальс «Амурские волны» стал настолько популярным, что не оставил равнодушным очень многих, особенно моряков. Художест­венный руководитель ансамбля песни и пляски Балтийского флота Г. Колышкин тоже решил сделать хоровую обработку. Но что-то не понравилось ему в тексте и… Правильно вы догадались: он попро­сил солиста (опять солист!?) К. Васильева сочинить новые слова…
 
Потом всё утряслось: отныне вальс «Амурские волны» имеет своего композитора Макса Кюсса и двух авторов слов (Серафима Попова и Константина Васильева).
 
И теперь можно представить, как поступили в издательстве «Русич». Стихи, мол, пишут поэты, а почему бы этому поэту не быть членом Союза писателей? Заглянули в справочник: а там есть поэт Серафим Алексеевич Попов (Попов С.А.) – и пошло письмо из Смоленска в Сыктывкар. Откуда же было знать в Смоленске, что в это самое время Серафим Алексеевич озабочен поиском своих «Амурских волн»?!
 
…Пришла бандероль из Смоленска. В ней антология, в которой опубликованы ноты и текст вальса «Амурские волны». Того, который в 1903 году написал М. Кюсс. Там всё правильно.
 
А стихотворение «На Амуре», которое послужило текстом для дальневосточной песни, было опубликовано в 1999 году в литературном альманахе «Выбор», редактором-составителем которого в Сыктывкаре был А. Канев. Перевод на русский язык стихотворения С.Попова сделал его друг А.Клейн. А так как это было давно, отдавая текст перевода в руки редактора, Клейн просто не придал значения тому, что об этом следует оповестить автора, который по части поисков советовался только со мной.
 
Вот и пришли мы к финалу этой истории. Песня была опубликована сравнительно недавно в одном из журналов, а это значит, что с ней познакомится широкий круг читателей. Ну и что с того, что через 30 лет…».
Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Спасибо
Спасибо
15.10.2012 12:41

Спасибо, что вспомнили замечательного человека Серафима Попова, но только вы о его произведениях больше написали, чем о нем самом…В моей памяти он остался заветом: “Пишите о своем крае. Пишите для своих, для тех, кого вы видите каждый день, у кого понятные вам заботы… А дальним краям вы интересны будете как… Читать далее »