К 20-летию приватизации. Бандитский коммунизм или бандитский капитализм? (ФОТО)

Как происходил передел собственности в Республике Коми

Автор:   
15:04. 30 сентября, 2012  
  
4
В 1992 году в России был запущен полномасштабный процесс приватизации государственной собственности. Рассуждая об этой круглой дате, одни скажут, что в стране благодаря приватизации появился наконец-то класс собственников, практически исчезли экономические предпосылки к возврату в советское прошлое. Другие парируют, мол, Россия с разбегу «вляпалась» в нечто, что ассоциируется с хаосом и беззаконием. И те, и другие будут по-своему правы. Сегодня мы напомним о некоторых моментах тех исторических событий.
 

Американская мечта

В 1991 году в Сыктывкаре при посредничестве Коми регионального отделения Российского фонда мира экономисты из США провели первые в республике международные бизнес-курсы. Гости завидовали нашим предпринимателям, считая их счастливчиками. Постоянно подчёркивали, что такой шанс, когда одна система экономики рушится, а другая только-только даёт первые ростки, выпадает крайне редко. Благодаря переходной экономике можно быстро сделать большие деньги. Если в развитых западных странах для накопления серьёзных капиталов требуются столетия и для этого должно «пахать» не одно поколение бизнесменов, то в таких странах, как Россия, только-только ещё начинающих строить рыночные отношения, стать очень богатым – дело случая. Главное, вовремя оказаться в нужном месте и иметь нюх на серьёзные деньги. Как показало время, американцы оказались просто ясновидящими. Приватизация государственной собственности позволила некоторым вчерашним чиновникам, учёным, «красным директорам», просто  хорошим друзьям (главное, знать, с кем дружить) сколотить громадные состояния. 
 
Любопытно, что среди тех, кто конспектировал лекции американцев буквально на коленке (желающие пропитаться духом западной коммерции становились в очередь, чтобы попасть в аудиторию), были и будущие весьма успешные предприниматели республиканского уровня. 
 

В роли слепых котят

Заплатив 25 рублей за приватизационный чек номиналом в 10 тысяч рублей, каждый житель России в 1992 году получил право заняться предпринимательской деятельностью. Мог продать, подарить, поменять ваучер на акции или просто оставить себе на память в качестве сувенира. Кстати, последний вариант, как показала история, был бы не самым худшим, поскольку сегодня ваучеры пользуются повышенным спросом среди коллекционеров.
 
Сразу отметим, что 10 тысяч рублей за ваучер – цифра условная. Главное, сколько за него можно получить конкретных акций. Остановимся на самых выгодных вариантах. В Нижегородской области за один ваучер давали 2000 акций «Газпрома» (их рыночная стоимость, по данным на 2008 год, была порядка 700 тысяч рублей), а в Москве только 50 (17 тысяч рублей). Всё зависело от того, насколько предприятие связано с той или иной территорией. Понятно, что больше всего акций «Газпрома» за один ваучер давали на «газовых» территориях, кстати, к ним относится и Республика Коми. Поэтому «отец российской приватизации» Анатолий Чубайс был отчасти и прав, заявив, что один ваучер соответствует по стоимости двум автомобилям марки «Волга».
 
Только на тот момент большинство жителей России были в роли слепых котят. Достоверной информации, как лучше распорядиться своими приватизационными чеками, не было никакой. Если все говорят, что акции «Газпрома» – самый лучший вариант для вложения ваучеров, то чем тогда хуже, например, акции Ухтинского нефтеперерабатывающего завода? Объяснить толком никто не мог. Нужно было принимать решение, основываясь на слухах и собственной интуиции. Те, кто доверился «Газпрому», стали миллионерами, ну, а гражданам, сделавшим ставку на Ухтинский НПЗ, лучше бы надо было оставить ваучеры в качестве сувениров.
 
В Республике Коми 230 тысяч ваучеров было обменено на акции «Газпрома». Но это не значит, что именно столько у нас появилось акционеров «национального достояния». Люди с предпринимательской жилкой скупали акции у населения, впоследствии конвертируя их, как правило, в акции «Газпрома». Весной 1993 года рыночная стоимость ваучеров упала до 3-4 тысяч рублей. Самая твёрдая на них цена, она же и самая жидкая, была в сельской местности: один ваучер – одна бутылка водки. Деревенские мужики, проведя «выгодную» коммерческую операцию (для многих первую и единственную в жизни), потом её вспоминали ещё не один год. Вроде как приняли участие в большом государственном деле.
 
Чтобы помочь гражданам более цивилизованно «вписаться» в рыночные процессы, было принято решение открыть чековые инвестиционные фонды (ЧИФ). То есть каждый гражданин мог доверить распорядиться своим ваучером специалистам. Но этот путь внёс ещё больший хаос и принёс разочарование многим и многим миллионам россиян. ЧИФы обещали «молочные реки и кисельные берега», а всё заканчивалось одним и тем же – табличкой на дверях с просьбой больше не беспокоить.
 
А куда было ЧИФам деваться, как не идти на обман? Вынуждала конкуренция. Только на территории Республики Коми было открыто более полутысячи отделений ЧИФов (львиная их доля имела московскую прописку). 
 
Были и местные ЧИФы, но им было разрешено работать только с акциями местных предприятий (во время ваучерной кампании один только ЧИФ «Север-Прин»  аккумулировал порядка 100 тысяч ваучеров). Их клиентами стали в основном бюджетники. К акционированию предприятий, в отличие от тех, кто на них работал, они не имели никакого отношения, следовательно, не получали и никаких льгот при приобретении акций. 
 
ЧИФы обещали исправить социальную несправедливость, благодаря своей мудрой инвестиционной политике даже озолотить, но в будущем.
 
Но их «мудрость» сводилась в основном к покупке тех же акций «Газпрома». Малоликвидные акции местных предприятий не внушали для специалистов-прагматиков никакого оптимизма, на них смотрели как на нагрузку. Кто-то скажет, что я противоречу сам себе, утверждая, что местные ЧИФы работали только с акциями местных предприятий. Официально в сторону акций «Газпрома» всем без исключения российским ЧИФам не разрешалось даже и смотреть. Так ведь в какой стране живём? ЧИФы вкладывали ваучеры в «газовые» акции через частных лиц: сто человек покупают ваучеры с рук, а один их обменивает на акции. Всё очень даже и несложно. 
 
Хотя и отчасти. Был такой случай в Сыктывкаре, когда скромный и, на первый взгляд, простоватый сотрудник ЧИФа (специально таких подбирали, чтобы не было проблем при переоформлении прав на владение акциями)  вдруг неожиданно заявил: «А что я с этого получу, ведь акции «Газпрома» принадлежат мне?» Пришлось с ним договариваться.
Со временем получила широкую огласку очень неприятная вещь. За ЧИФами нередко стояли организованные преступные группировки, после их делёжки рядовым гражданам, конечно же, ничего не оставалось. ЧИФы впоследствии по-тихому самоликвидировались. 
 
Согласно статистическим данным, в Республике Коми примерно каждый четвёртый ваучер был продан с рук. Люди не захотели даже попытать судьбу на везение. Ряды разочаровавшихся в приватизации «по-чубайсовки» с каждым последующим годом только ширились.    
 
За ЧИФами нередко стояли организованные преступные группировки
 

Народу – закон, директорам – всё!

Изначально планировалось проводить «народную приватизацию» по иному сценарию. Каждый гражданин РСФСР должен был получить право открыть в банке именной лицевой счёт, на который должны были быть зачислены денежные средства для покупки акций (условно говоря, каждый бы получал по 10 тысяч рублей, то есть по номиналу того же ваучера). Схема достаточно справедливая по сути, поскольку все граждане наделялись равными стартовыми возможностями. Деньги со счёта просто так было бы нельзя снять, как и переуступить на них права другим лицам. На них можно было купить только акции предприятий.
 
Но эта схема была выгодна «красным директорам», поскольку, используя рычаги влияния на трудовые коллективы, они бы могли легко прибрать к рукам приватизируемое имущество. Самый простой путь давления со стороны администрации – не вложил приватизационные деньги в своё предприятие, значит, не веришь в его будущее. Иди, гуляй на все четыре стороны!
 
Поэтому российские власти решили пойти по «анонимному» ваучерному варианту приватизации (по своей сути вполне рыночному), чтобы хотя бы попытаться очистить экономику страны от «красных директоров». Но, используя дыры в действующем законодательстве, последние просто так сдаваться были не намерены. Дальше всех в борьбе по захвату крупных кусков государственной собственности пошли в Коми.
 
В июне 1992 года президиум Верховного Совета рес-публики внёс поправки в программу приватизации, согласно которым директора наделялись правом выкупать по номиналу 5 процентов акций предприятий. Ещё один бонус – в течение года, ни при каких обстоятельствах, они не могли быть отправлены в отставку.
 
Возглавлявший в то время Верховный Совет Юрий Алексеевич Спиридонов объяснял принятие весьма спорных поправок в законодательную базу приватизации исключительно желанием сохранить в республике стабильность и порядок. Кто как не проверенные временем директора смогут лучше защитить республику от потрясений, которые неминуемы при переходе к рыночным отношениям?
 
Поначалу ряд директоров, в том числе и генеральный директор компании «Коминефть» Валентин Леонидов, заявляли, что у них и денег-то нет, чтобы выкупить столь значительный объём акций даже по номинальной стоимости. Но найти деньги – это не проблема. Любой банк готов был ссудить «красным директорам» необходимую сумму для выкупа акций, поскольку их рыночная стоимость значительно превышала номинальную. Иногда даже не в десятки, а сотни раз! 
 
Если бывших советских директоров называли «красными», то Валентин Леонидов был «красным» в кубе. До разгона КПСС в Коми рескоме партии он курировал и направлял деятельность предприятий именно сырьевого сегмента экономики. Правда, с началом приватизации его коммунистические идеалы куда-то улетучились (а были ли они вообще?). За неуёмную жажду оторвать кусок пожирнее от нефтяного пирога некоторые работники «Коминефти» Валентина Зиновьевича за глаза называли «Моя нефть».
 
Но на самом деле на тот момент «пирог» был так себе. С сегодняшних позиций трудно представить, что был временной отрезок (правда, не очень долгий), когда добыча нефти приносила убытки. Да, да убытки! Нефтяные генералы даже выходили на правительство Коми с предложением «посадить» их на бюджетное финансирование. А куда деваться? Цена на нефть крутилась вокруг 10 долларов за баррель, оборудование изношенное, рабочие вот-вот забастуют…
 
Чтобы изменить ситуацию в отрасли, было принято решение о слиянии трёх самостоятельных производственных структур, завязанных на добыче, переработке и продаже нефти в компанию «КомиТЭК». С этой задачей Валентин Леонидов справился вполне успешно, конечно же, не забыв о своих личных интересах.  Если бы не история с грандиозным разливом нефти в Усинском районе, «прославившим» Коми  на весь мир, сегодня бы о Леонидове (по имеющимся сведениям, он много времени проводит в Австрии, но и в Россию заглядывает частенько по коммерческой надобности), вполне возможно, что и слагали бы легенды, как о спасителе нефтяной отрасли региона.
 
Вот кому точно повезло оказаться вовремя в нужном кресле, так это генеральному директору «Сыктывкарского ЛПК» Анатолию Кононову. 5 процентов акций одного из самых мощных в Европе комбинатов по производству бумажной продукции сделали его в одночасье самым богатым человеком, по крайней мере, в Эжве это точно. Получив столь неожиданный подарок от судьбы, он ещё несколько лет проработал на комбинате, занимая почётную должность председателя совета директоров.
 
Из директоров предприятий лишь руководитель Жешартского фанерного комбината отказался от своей 5-процентной доли. Но разбогатеть удалось далеко не всем, так как предприятия, не связанные напрямую с добычей и переработкой сырья, со временем попросту разорились.
 
Российские законы давали руководителям предприятий определённые льготы при выкупе акций. Можно было приобрести до 5 процентов акций, но их надо было делить со всем инженерно-техническим персоналом. А это уже совершенно другая ситуация.
 
По пути нашей республики больше не пошёл ни один регион. Несмотря на вопиющее попирание российских законов, нормотворчество в части 5-процентной директорской доли никто не оспорил.
 
Каждый четвёртый ваучер был продан с рук. Фото из архива редакции

Обворовали сирот

Так получилось, что тема приватизации всегда входила в «обойму» моих профессиональных интересов. События, связанные с разгосударствлением собственности, были разные – сложные, интересные, необычные, а порой и откровенно циничные. Больше всего поразила история с обманом детей-сирот. 
 
В апреле 1994 года Совет министров республики принял постановление о распределении ваучеров, которые остались невостребованными: кто-то умер, кто-то просто не захотел их получать, причины были разные. Решение чиновников было в высшей степени благородное – отдать приватизационные чеки сиротам. Так на 252 воспитанников Сыктывкарской агрошколы-интерната №1 было выделено 4788 приватизационных чеков, ещё два своих добавил директор школы Александр Александрович Католиков. Все они были поровну распределены между детьми.
 
Предполагалось открыть именные лицевые счета в банке на каждого воспитанника, где бы аккумулировались средства от продажи ваучеров и дивиденды. Надо признать, что А. Католиков поступил весьма прозорливо, обменяв 1512 чеков на акции «Газпрома». Остальные были проданы по номинальной стоимости ИФК «Коми фондовый центр». 
 
В идеале всё должно было выглядеть примерно так. Выпускник интерната вместе с аттестатом об образовании получает выписку из банковского счёта, на котором должны быть денежные средства, полученные от продажи ваучеров, плюс набежавшие за годы проценты. Но самое ценное – это акции «Газпрома» и начисленные на них дивиденды. То есть речь шла о начальном капитале, с которым можно смело отправляться в мир взрослых, думать о решении жилищной проблемы, покупке автомобиля и о дальних тёплых морях.
 
Но Александр Александрович ушёл из жизни, так и не начав толком реализовывать свои планы. Дальше события развивались по самому плохому сценарию. Лицевые банковские счета так и не были открыты, а акции «Газпрома» улетучились в неизвестном направлении.  В итоге сироты не получили вообще НИЧЕГО!
 
Семь лет назад в Сыктывкаре проходили судебные разбирательства, связанные с «сиротскими ваучерами». Но так выходило, что дети сами были виноваты, даже те из них, кто ещё, как говорится, ходил под стол.  На линейке в интернате им всем якобы объясняли, что такое ваучеры и что с ними надо делать. Так что сами виноваты, что ваучеры «потерялись». И ведь такие нелепые доводы звучали в стенах суда.
 
Согласно упомянутому выше постановлению Совета министров, ваучеры предполагалось выделить детям из всех школ-интернатов республики. Ваучеры выделили, но никто из примерно двух тысяч детей ничего не получил. По крайней мере, кроме информации с мест о скандалах, другой не поступало.
 
Судебные разбирательства спустили на тормоза. Как мне потом «по секрету» сказали, что если эту сиротскую историю распутывать, то придётся отдельную строку в расходную часть республиканского бюджета вносить, чтобы по-честному рассчитаться с детьми. А так получается, что и виноватых нет, поскольку уголовные дела не откроешь – все сроки давности истекли.
 
Вроде как по закону у нас за тем, чтобы права детей-сирот не ущемлялись, существуют специальные надзорные органы. И куда они тогда смотрели? На этот вопрос вряд ли кто наберётся смелости честно ответить. 
 

Какой бандитизм лучше?

О том, что приватизация государственного имущества прошла с нарушениями, не так давно признал даже Президент России Владимир Путин. Он даже неожиданно завёл речь о том, что олигархи должны поделиться свалившимся на них вдруг богатством. 
 
Вполне откровенно со временем стал высказываться и Анатолий Чубайс: «Мы не могли выбирать между «честной» и «нечестной» приватизацией, потому что честная приватизация предполагает чёткие правила, установленные сильным государством, которое может обеспечить соблюдение законов. В начале 1990-х у нас не было ни государства, ни правопорядка… Нам приходилось выбирать между бандитским коммунизмом и бандитским капитализмом».
 
Какой бандитизм лучше, каждый решает сам. Третьего варианта, получается, нам история не предоставила. Но так ли это? Даже спустя два десятилетия, найдётся достаточно желающих, чтобы оспорить позицию Анатолия Борисовича.

 

Поделиться в соцсетях

guest
4 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
ТАК
ТАК
30.09.2012 16:54

Да, господин Морохин, зависть покоя не дает, где ж вы были в нужное время? Рискните, сейчас в бизнесе тоже можно заработать. А двадцать лет спустя “анализировать” то, о чем понятия не имеете-глупо

Полковник
Полковник
30.09.2012 17:18

Вроде, и так… Но как-то все уж слишком “в кучку”. И сироты и “красные директора”. Да и по фактикам неточности: от своих 5%, к примеру, отказался и директор “Комигражданпроекта”… Да и не он один. Точно знаю. Про “золотую” акцию ни слова. Про аренду с выкупом. Главный и решающий раздел состоялся… Читать далее »

lom
lom
01.10.2012 10:45

Вся эт приватизация была сплошное надувательство. Сколько жизней ушло под откос… Надеюсь все воздастся по заслугам.

печаль
печаль
01.10.2012 13:46

На фото слева (с древком в руках) штатный сотрудник ГК КПСС.
Он и сейчас в Сыктывкаре живет.