«Зарекомендовал себя как отличный работник…»

Прокуратуре Республики Коми - 90 лет

15:04. 4 сентября, 2012  
  
2
2 ноября 1923 года к исполнению обязанностей прокурора Коми автономной области приступил направленный из прокуратуры Псковской области Карл Ансович Обштейн, биография которого весьма интересна.
 
 
Обштейн родился 11 февраля 1896 года в Гольдинген Курляндской губернии в семье латышского крестьянина. В 1914 году он выехал из Латвии в Петроград. Образование получил среднее: окончил вводную школу, торговое училище, а позднее, экстерном, – гимназию. После февральской революции 1917 года Обштейн служил в народной милиции Петрограда, а после Октябрьской революции – в революционной охране Ново-Деревенского района Петрограда. Член партии большевиков с февраля 1918 года, он мобилизуется в Красную Армию на должность политуполномоченного штаба среднего боевого участка 7-й армии. Карл Ансович участвовал в боях при наступлении на Псков.
 
Его дальнейшая служба была связана с юстицией: занимал должности военного следователя реввоентрибунала Петроградского военного округа и Балтфлота 10-й дивизии, заместителя председателя реввоентрибунала 7-й армии, члена реввоентрибунала при 56-й Московской стрелковой дивизии. 
 
25 августа 1921 года Обштейн был назначен заместителем председателя Псковского губревтрибунала (он же – Председатель военного отдела). В анкете, заполненной 1 сентября 1922 года, он указал, что имеет «трибунальный стаж» с февраля 1918 года. 
 
Как видно из аттестации от 18 сентября 1921 года, подписанной председателем губревтрибунала А.Д. Иостом, К.А.Обштейн «…обязанности выполнял честно и добросовестно, чем зарекомендовал себя как отличный работник. С 18 сентября 1921 года по его просьбе переводится помощником Псковского губернского прокурора». К прокурорской работе он также относился ответственно, и 24 августа 1923 года прокурор РСФСР назначил Обштейна прокурором Коми автономной области. 
 
*** 
Обштейн активно взялся за организацию прокурорского надзора на местах, в уездах. До этого, из-за невозможности укомплектовать должности участковых помощников прокурора, их функции выполнял прокурор области и его помощники в Усть-Сысольске. Своим приказом от 2 ноября 1923 года он образовал первый участок в границах Усть-Вымского и Сысольского уездов с управлением помощника прокурора в Усть-Сысольске и назначил участковым помощником прокурора Н. Путекле; второй участок включал Усть-Куломский уезд, где должность помощника прокурора была укомплектована лишь в 1925 году, и надзор стал осуществлять В. Елфимов; третий участок был организован в Ижмо-Печорском уезде, там прокурорский надзор осуществлял помощник областного прокурора М. Ляпунов.
 
К.Обштейн перераспределил обязанности и в аппарате областной прокуратуры, возложив на конкретных работников надзор за местным ОГПУ, общий надзор, поддержание государственного обвинения в областном суде.
 
Привлечение кадров из-за пределов области осложнило работу прокуратуры после начала обсуждения местными партийными органами национального вопроса, толчок которому дал Х съезд РКП(б). В ноябре 1923 года на заседании обкома партии было принято решение о зырянизации края. В декабре 1923 года К. Обштейн докладывает прокурору РСФСР: «…зырянизация в области Коми пошла слишком быстрыми темпами, так что, получая из милиции материалы дознания, следственную переписку, прошения и жалобы на зырянском языке с 1 января 1924 года и, не имея возможности в течении 2 недель изучить язык, я и мои помощники лишены возможности осуществлять возложенные на нас обязанности прокуратуры. Наше пребывание в Коми области без знания зырянского языка является излишним бременем для республики в смысле оплаты нашего непроизводительного труда в области Коми…». Далее он вносит предложение немедленно пригласить коми-зырян в качестве практикантов для подготовки к занятию должностей помощников прокуроров, а его и пятерых помощников перевести в другие губернии, где «судоговорение и обращение населения к прокуратуре происходит на русском языке». Ответ из Москвы не заставил себя долго ждать. Уже 8 января 1924 года прокурор при НКЮ РСФСР Траскович пишет в Усть-Сысольск: «…на работниках лежит чрезвычайно ответственная работа по подготовке к самостоятельной деятельности вводимых в аппарат местных сил, поэтому до удовлетворительного разрешения этой задачи ни один из названных вами товарищей отозван из области не будет…».
 
*** 
Выполняя задачу «введения в аппарат местных сил», прокурор области Обштейн докладывает в Москву: «…после долгих и настойчивых доказательств в обкоме важности выделения в прокуратуру именно работников зырян, более подготовленных, последний пошёл навстречу, неся даже некоторые материальные затраты по вызову из других губерний зырян с большей или меньшей теоретической подготовкой…». В прокуратуру после испытательного срока пришли на должности помощников прокурора А. Михайлов, М. Колегов, Е. Тентюков, И. Моторин, Г. Вокуев, Н. Фотиев. Наиболее яркой является карьера последнего – уроженец Коми края Николай Павлович Фотиев. Он прошел в прокуратуре путь от помощника прокурора до прокурора республики в 1941-1952 годах, первым из коми-зырян получил генеральский классный чин государственного советника юстиции 3-го класса, его труд по укреплению законности отмечен орденами и медалями.
 
Незаурядные способности проявил Александр Игнатьевич Михайлов, уроженец с. Богородск. «Один из сильнейших помощников прокурора данной области, авторитетом в прокуратуре пользуется весьма хорошим и как работник весьма ценный», – пишет о нём К. Обштейн. В последующие годы А. Михайлов быстро продвигался по служебной лестнице, был заместителем прокурора области, почти год, в 1929 году, исполнял обязанности прокурора области Коми, затем уже когда прокурор РСФСР утвердил его в этой должности, перешел на партийную работу, так как был избран заместителем секретаря обкома ВКП (б). Но жизнь его оборвалась трагически. Уже работая в различных советско-партийных органах города Архангельска, Михайлов в 1930-е годы был необоснованно подвергнут политическим репрессиям и расстрелян (о Михайлове А.И. – отдельная статья. – Ред.).
 
А. Михайлов
 
Приход местных кадров позволил центру отозвать часть своих назначенцев в другие регионы страны. А. Дорогов и Н. Белецкий были направлены в прокуратуру Киргизской автономной области (А. Дорогов прокурором области), Н. Порой-Кошиц – в Тульскую губернию, Н. Путекле, заболевший малярией, был отозван из Усть-Сысольска для лечения. Летом 1925 года был отозван в распоряжение ЦК ВКП(б) и прокурор области К.Обштейн, а на его место прокурор РСФСР 8 сентября назначил Александра Ивановича Соколова, работавшего ранее помощником прокурора РСФСР.
 
А. Дорогов
 
До 1931 года Карл Ансович Обштейн работает в должности старшего следователя Псковского окружного суда Ленинградской области. С 1931 по 1934 гг. он на службе в Порховском городском отделе ОГПУ Псковского округа, после чего поступил работать юрисконсультом на овчинно-шубную фабрику г.Порхова. В 1938 году он работал руководителем плановой группы Лензаготторга. 
 
***
В тревожные предвоенные годы его судьба, как и судьба многих других граждан нашей страны, имела трагический поворот. 26 июля 1938 года К.А. Обштейн был арестован Славковичским районным отделом НКВД по статьям 58-1а, 58-10 УК РСФСР – стандартному в то время обвинению в шпионаже. Он якобы «являлся агентом латвийской разведки, и, проживая на территории СССР, занимался сбором шпионских сведений, которые через агента латвийской разведки передавал в свой центр, а также проводил антисоветскую агитацию среди населения и готовил диверсионные акты на случай войны». Это обвинение было основано лишь на показаниях самого арестованного. На допросах Карл Обштейн сначала отрицал свою принадлежность к разведке, а также проводимую им контрреволюционную деятельность, но через две недели «сломался» и 6 августа 1938 года на допросе показал, что «он в 1928 году был завербован агентом латвийской разведкой». Однако показания Обштейна не перепроверялись, дело было направлено на рассмотрение Тройки УНКВД по Ленинградской области, которая 7 октября 1938 года приговорила его к расстрелу. 
 
В 1956 году в связи с письменным обращением сына Обштейна, Всеволода Карловича, военная прокуратура Ленинградского военного округа начала проверку правильности осуждения Карла Обштейна. В процессе этой дополнительной проверки, произведенной по делу, обвинение Обштейна в сотрудничестве с латвийской разведкой и в проведении антисоветской агитации не нашло подтверждения: «обвинение было основано на неконкретных и не проверенных показаниях К.А. Обштейна. Каких-либо объективных доказательств, подтверждающих его преступную деятельность, в материалах дела нет». Дополнительно допрошенные свидетели, знавшие Обштейна по месту жительства и работе, охарактеризовали его с положительной стороны и показали, что «антисоветские высказывания от него не слышали», ни с кем из указанных в деле лиц отношения не поддерживал и знаком не был.
 
4 ноября 1957 года дело по обвинению Карла Ансовича Обштейна было пересмотрено Военным трибуналом Ленинградского военного округа. Незаконное постановление 1938 года отменено и дело прекращено за отсутствием состава преступления. К.А. Обштейн реабилитирован посмертно.
 
В настоящее время из близких родственников у К.А. Обштейна в живых осталась только дочь Тамара Карловна, которая проживает в Ярославле.
 
Виктор Перепелица, старший советник юстиции,
начальник отдела кадров
прокуратуры РК
Поделиться в соцсетях

guest
2 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
175th_Scientist
175th_Scientist
04.09.2012 15:27

Интересно, у этого “отличного работника” сколько крови на руках было пока его самого Молох не перемолол?

влада
влада
04.09.2012 19:14

Поневежский вспомнился.Тоже отлично потрудился на благо Коми.