Мир Григория Кочура

Десять лет провёл в интинских лагерях известный украинский переводчик и литературовед

Автор:   
14:03. 10 июня, 2012  
  
5
В галерее выдающихся личностей, прошедших через интинские и воркутинские лагеря, заметное место занимает крупный украинский поэт, переводчик, литературовед, диссидент и правозащитник Григорий Порфирьевич Кочур. После окончания Киевского института народного просвещения он работал над диссертацией о творчестве Верлена, но не успел её защитить: началась война. Переводческой деятельностью начал заниматься ещё в начале 30-х годов, знал в совершенстве более сорока иностранных языков, впоследствии был неформальным лидером украинских переводчиков. Есть у летописца жизни в наших лагерях Валерия Фрида такая вот зарисовка.
 

Хорошо, не бритвой по глазам

Большое впечатление на людей производил Григорий Порфирьевич Кочур, что не удивительно. Кочур был доцентом Киевского университета, поэтом и переводчиком. Рассказывали, что в лагерь ему прислали из Киева несколько книг на румынском языке – посылавший не разобрался, думал, что книги французские. И Григорий Порфирьевич научился читать по-румынски: не пропадать же добру!
 
Ходил в Инте и такой рассказ. На шахте з/к Кочур работал то ли экономистом, то ли нормировщиком. Однажды в контору заявилась комиссия: начальник комбината полковник Халеев и с ним ещё трое – все пузатые, все в белых полушубках. Кочур не поднялся со стула, продолжал писать: он знал, что при входе начальства работающий или обедающий заключённый может не вставать. Полковник тоже знал это правило. Ему нужен был телефон, а аппарат стоял на столе у Кочура. Халеев перегнулся через стол, позвонил. А когда положил трубку, сказал: 
 
– Всё-таки ты хам. Видишь же, что неудобно через стол тянуться!
 
– Я заключённый, я не обязан быть вежливым, – холодно ответил Кочур.
 
Отойдя, полковник спросил у начальника шахты:
 
– Это кто ж такой?
 
– Профессор… Из Киева.
 
– А как работает?… Хорошо?.. Ну ладно.
 
«А мог бы бритвой по глазам…» Нет, это несправедливо. Халеев был не худшим из них. Это мне подтвердил старый московский журналист Александр Лабезников – он в качестве зека наблюдал за Халеевым много лет. Разумеется, полковник был такой же хапуга, как все: бесплатная мебель, бесплатные ковры, бесплатные костюмы, пошитые лагерными портными. Дом, построенный за счёт комбината. В сталинские времена такие Халеевы были удельными князьями. Ни горкомы, ни горсоветы не смели им перечить. Но наш интинский Халеев своей властью не слишком злоупотреб-лял. А когда времена изменились, сразу отдал свой дом под детский сад. Этот детский сад Владимир Басов-старший снял в фильме «Случай на шахте восемь». 
 
Кочур, выйдя на свободу, выписал к себе жену, симпатичнейшую Ирину Михайловну. В их квартире нас заинтересовал буфет со стек-лянными дверцами: посуды в нём не было, на всех полках стояли книги. Такой буфет мы поместили в комнату Володе Батанину, герою упомянутого «Случая на шахте восемь», нашего первого фильма.
 

Ему было всё интересно

Арестован был Кочур в 1943 году вместе с женой, отбывал срок в лагере под Интой. В 1953-м – освобождён, в 1962 – реабилитирован. После освобождения поселился в городе Ирпень, близ Киева, где его дом стал центром общения украинской интеллигенции. В его доме («Ирпенском университете») постоянно бывали Вячеслав Черновол, Иван Дзюба, Лина Костенко, Василь Симоненко и многие другие. В 1968 году подписал Письмо 139-ти против незаконных политических судов на Украине. 
 
В 1973 году Кочура исключили из Союза писателей Украины за то, что он отказался дать показания против писателя Евгения Сверстюка. На 15 лет он был лишён возможности публиковаться. В 1988 году был восстановлен в Союзе писателей. В 1991-1992 годах впервые получил возможность побывать за границей, выступал на конференциях в США, Польше и Чехии. Переводил произведения писателей трёх континентов, 30 стран и 26 столетий, от Архилога и Алкмана до наших дней. Автор работ по теории перевода, статей о мировой литературе, о выдающихся переводчиках.
 
В быту Кочур был по-спартански скромен, непривередлив в еде и одежде. В его доме не было дорогих излишеств. Зато было много редких книг и изданий. «С его творчеством, а позже и с самим Григорием Порфирьевичем, – вспоминает известный литературовед Лисовая, – меня познакомил бывший его сокамерник, политкаторжанин воркутинец Брысь А.С. Мы с ним вместе были делегатами первого Всемирного конгресса украинцев, который проходил в Киеве в августе 1992 г. Алексей Семёнович после освобождения остался жить в Воркуте. Бывая в Украине, при первой возможности старался проведать Кочура. Во время встречи с Кочуром меня поразил его взгляд – пронзительный, пытливый и с лукавинкой. Ему было всё интересно: и как нам живётся в Заполярье, и какая сейчас Воркута, и чем я занимаюсь. Несмотря на то что ему к тому времени было около 84 лет, он был весьма подвижен и полон планов. 
 
В 1994 году писатель закончил свой земной путь.
 

Он был живой энциклопедией

Григорий Кочур – лауреат премий М. Рыльского и Т. Шевченко за переводческую деятельность, награждён медалью Научного общества имени М. Грушевского. Во Львовском университете открыта переводческая кафедра им. Г. Кочура. В 2008 году в честь 100-летия переводчика выпущены марка и конверт с его портретом. В Ирпене действует музей Григория Кочура.
 
«Он был Украинцем с большой буквы, гражданином, который даже в самые чёрные времена жил по кодексу чести, т. е. жил и работал ради своей нации, а, следовательно, в пользу всего человечества», – отмечает литературовед Михайлина Коцюбинская. 
 
Жизнь Григория Кочура была тернистой, как и судьба украинской нации и её литературы. Всё он испытал сполна – и замалчивание, и унижения, и тюрьмы, и концлагеря, когда, по его собственным поэтическим словам, довелось «Сквозь боль, сквозь грязь, сквозь тундру пронести огонь высокий своего искусства».
 
В течение долголетней творческой деятельности в неблагоприятных условиях он сделал очень много. Феноменальный эрудит, знаток многих иностранных языков, он владел родным словом до самых потаённых глубин, работал с ним ревностно и самоотверженно. При этом был по своему убеждению интернационалистом и очень уважительно относился к своим коллегам других национальностей. 
 
Литературу он воспринимал как главную духовную опору в борьбе нации за самосохранение. Мастер мечтал об огромном сооружении – воссоздании мировой литературы на родной почве и, как Драгоманов, Франко и Зеров, считал именно это сооружение одним из средств завоевания интеллектуальной свободы для своей нации. Построению этого сооружения посвятил себя полностью. Кроме А. Брыся, Г. Кочура с теплотой вспоминают в своих произведениях бывшие интинские политзаключённые Ю. Хорунжий и Я. Гасюк. Вот как последний отозвался о Г. Кочуре:
 
«Все те, которые сидели с ним за колючей проволокой, все те, которые были вместе с ним «вольными» до осени 1959 года в приполярной Инте, верю, скажут: «Нам не надо себе припоминать его, потому что мы никогда о нём не забывали… 
 
Он остался в памяти обычным человеком. Острижен, как и мы. Одет в хлопчатобумажную лагерную робу, как и все мы. Обут по сезону. Накормлен по норме. Одним словом – зек, заключённый. И в то же время был необыкновенным человеком: живой энциклопедией, живой грамматикой, живым орфографическим словарём. Одним словом, богач, но своим богатством щедро делился».
 

Авторитет мэтра был непререкаем

Чем дальше во времени отходит от нас выдающийся человек, тем значимее становится его фигура. Роксолана Зоривчак в предисловии к указателю «В духовно-культурном поле Григория Кочура» определяет его роль в украинской культуре, в создании «среды духа сопротивления для шестидесятников, диссидентов, инакомыслящих».
 
Она сравнивает литературный подвиг Григория Кочура с подвигом Ивана Франко, который переводил на украинский с тридцати пяти языков. Почётное сравнение, ведь это число у Кочура ещё выше. 
 
Кочур считал себя не только переводчиком, а ещё «отчасти историком и теоретиком перевода». Как отмечает Зоривчак, «все критические статьи Кочура написаны с присущим нашему славному литературоведу стилистическим блеском, умением соединять научную глубину с доступностью изложения». 
Поделиться в соцсетях

guest
5 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Все так...
Все так...
12.06.2012 16:00

А почему не написали, за что Кочур попал в лагерь? Правды боитесь?

Аноним
Аноним
12.06.2012 18:45

Отойдя, полковник спросил у начальника шахты:
– Это кто ж такой?
– Профессор… Из Киева.
– А как работает?… Хорошо?.. Ну ладно.

Во время окупации на немцев он работал ещё лучше! Почему автор не пишет, что он при немцах заведовал историческим музеем три года?

Ник Ноллан
Ник Ноллан
19.08.2012 13:19

Имперастам-анонимусам из великоарийского “гусскава міра”: Григорий Кочур – уникальный человек, гений, честно занимавшийся своим делом, а вы – гнусь путлеровская! Какое преступление в заведывании музеем? Миллионы украинцев, как и др. наций СССР, были сначала брошены на произвол судьбы и завоевателей “доблестными” совескими руководителями, а потом обвинены ими же в несуществующем… Читать далее »

Аноним
Аноним
19.08.2012 13:20

Имперастам-анонимусам из великоарийского “гусскава міра”: Григорий Кочур – уникальный человек, гений, честно занимавшийся своим делом, а вы – гнусь путлеровская! Какое преступление в заведывании музеем? Миллионы украинцев, как и др. наций СССР, были сначала брошены на произвол судьбы и завоевателей “доблестными” совескими руководителями, а потом обвинены ими же в несуществующем… Читать далее »

Юрий Тагиров
Юрий Тагиров
30.03.2013 06:08

Я был в Доме-музее Г.П. Кочура прошлым летом. Он находится в прекрасном виде и состоянии благодаря сыну Андрею Григорьевичу и особенно его супруге – Марии Леонидовне Кочур. Дои достроен, в новых комнатах расположена вся богатейшая библиотека Г.К. Сохранён мемориальный кабинет поэта, сделана прекрасная экспозиция его книг, рукописей, портретов и фотографий.… Читать далее »