Миф, развеянный Черновым

Вклад выдающегося учёного в науку позволил решить немало проблем и загадок

Автор:   
09:10. 10 марта, 2012  
  
3

В июле нынешнего года исполнится 135 лет со дня рождения знаменитого исследователя недр нашего края, основоположника регулярного и систематического геологического изучения территории Республики Коми профессора Александра Александровича Чернова. Он широко известен многими открытиями и прежде всего тем, что ещё в далёком 1924 году впервые высказал судьбоносную для нашего региона идею о существовании огромного Печорского угольного бассейна. И уже в 1932 году небольшой угольный рудник Еджыд-Кырта стал пионером промышленного освоения и использования топливных богатств этого бассейна, а в 1934-м воркутинская шахта № 1/2 отгрузила первый эшелон высококачественного коксующегося угля.

 

Однако Александр Чернов был не только выдающимся учёным-угольщиком. Во многих направлениях геологической науки он сделал значительный вклад, позволивший решить немало проблем и загадок. Одной из них является тайна Цилемских рудников, на протяжении многих столетий волновавшая умы и воображение учёных, краеведов и просто любознательных людей.

“Красное знамя” уже писало о государственной экспедиции на реку Цильма, организованной по указу царя Ивана III в 1491-м году для поиска серебряных и медных руд. Будучи упомянутым в летописях как важное «государево дело», это поисковое мероприятие оставило о себе не только неизгладимое историческое свидетельство, но и стало причиной многовековых и, к сожалению, безрезультатных поисков здесь стародавних царских рудников и земных сокровищ. А также споров – существовали ли здесь в древности горнодобывающие и металлургические предприятия, каковы были их параметры и как долго они работали?

Летописи не врут?

Цилемские рудники в разное время были предметом интереса самых различных людей – от откровенных авантюристов до серьёзных и авторитетных учёных. И, конечно, все они надеялись найти следы древних горных разработок. В поисках, действительно, удавалось обнаружить находки, воспринимаемые как оплывшие и обрушившиеся стволы шахт, штолен, канав, отвалов, металлургических шлаков и тому подобное. Такие находки приводили людей к выводу – здесь добывали руду!

Интересные результаты в разгадке тайны Цилемских рудников были получены, например, экспедицией И. Бартенева в 1896 году. Именно они, как правило, лежали в основе аргументации сторонников существования на реке Цильме крупного горно-металлургического производства в течение более или менее продолжительного времени. Опубликованные на страницах авторитетного научного журнала «Записки Императорского Русского географического общества» в 1897 году, они непререкаемо утверждали: «В местности «у Заводов» по левому берегу Цильмы следы горных работ ясны на площади более одной квадратной версты. По всему этому месту видны на поверхности земли ровные провалы в виде канав, глубиной больше 1 аршина, образующие сеть правильных прямоугольников. Нетрудно догадаться, что под землёй были пройдены правильные продольные и поперечные штреки, а между ними оставлялись поля (15 х 5 саженей). Со временем сгнившая в штреках крепь обвалилась и позволила покрывавшему здесь подземные работы толстому слою сухого песка осесть с поверхности в виде канав. Тут же, среди этих канав, широкая воронкообразная яма с насыпанным кругом валом очень похожа на бывшую шахту. Точно такая же правильная сеть канав-провалов видна на пространстве около 1/2 квадратной версты на левом берегу Цильмы против устья реки Березовой; всех же мест, где можно наблюдать остатки древних горных работ по Цильме, наберётся больше 4 квадратных вёрст».

Помимо описания найденных остатков горного производства, И. Бартенев подсчитал количество меди, которая могла быть в стародавние времена добыта с площади в 4 квадратные версты. У него получилось

1 600 000 пудов чистой меди, или 25 600 тонн. Это грандиозное количество возможно добытой меди поражает воображение и часто фигурирует в доводах сторонников «Цилемского завода», несмотря на всю спорность оценки И. Бартенева.

Другой авторитетный исследователь С. Мартынов, посетивший Печорский край в 1903 и 1904 годах, тоже свидетельствовал: «И действительно, следы этих шахт, представляющие ныне огромные, заросшие, заброшенные и заваленные гниющими деревьями ямы, мне пришлось самому видеть в 1903 году в дремучем лесу на берегу Цильмы».

И всё-таки что это?

 

Однако, несмотря на находки И. Бартенева и других исследователей, проблема оставалась нерешённой. Даже если отвлечься от необходимости проведения точной датировки найденных остатков, чтобы удостовериться в их стародавнем происхождении, то всё равно оставался вопрос: а действительно ли все эти провалы и канавы являются свидетельством древних горных работ или это такая «игра природы»? В конце концов мало ли в наших лесах ям, оврагов, холмов и других неровностей рельефа?

Поэтому в наши дни часто звучало предложение о необходимости проведения на реке Цильме в районе нахождения древних рудников специальных археологических раскопок. Они позволили бы найти материальные остатки горных работ – деревянную крепь, орудия труда, светильники, одежду и т.п. Может быть, даже останки горняков, по преданию, погибших здесь при проведении работ. Если даже всего этого не удалось бы обнаружить, то само расположение слоёв земли позволило бы получить правильное суждение о том, находятся они в первозданном естественном состоянии или перемешаны в ходе стародавних горных работ. Очевидно, что копание канав, шурфов, штреков и шахт вносит существенные нарушения в естественное залегание горных пород. Поэтому обнаружение таких нарушений было бы явным признаком если не самого горного производства, то хотя бы попыток его организации.

«Игра природы»

Самое удивительное в том, что такие раскопки уже были проведены и дали совершенно однозначный результат. Причём выполнены они были не кем-нибудь, а экспедицией Александра Чернова в 1917 году во время специальных разведочных работ на медную руду в местности «у Заводов». Работы шли непрерывно в течение июля и августа, для их проведения было нанято в Усть-Цильме свыше 20 рабочих. За это время было заложено 23 скважины и около 60 шурфов. Глубина скважин составляла от 2 до 10 саженей, глубина шурфов достигала 2,5 саженей.

Александр Александрович тоже увидел на этой местности многочисленные неглубокие ложбинки, идущие правильными рядами, и воронкообразные углубления – всё то, что, по мнению И. Бартенева, являлось следами древних горных работ. Однако, как отмечал учёный, поражало отсутствие каких-либо отвалов около канав и воронок. Более того, шурфы, заложенные в самих воронках, вскрыли правильное положение слоёв земли, а не беспорядочное нагромождение разного перемешанного материала, как это должно было быть в случае обвала старых шурфов. Поэтому Чернов пришёл к выводу, что эти провалы и ямы никак не связаны с подземными выработками, а имеют естественное происхождение.

Объяснение этому явлению учёный нашёл не сразу. Во время поездок по Цильме Чернову удалось наблюдать аналогичные углубления во многих местах и постепенно найти ключ к пониманию природы их возникновения. Есть такое явление в геологии, которое носит наименование суффозии. Оно сводится к тому, что подземные водотоки выносят или вымывают из глубинных земных слоёв некоторые их составные части, вследствие чего вышележащие земные слои оседают в местах прохождения таких водотоков, образуя ложбины и понижения рельефа.

Таким образом, очевидные, на первый взгляд, свидетельства существования древних рудников оказались просто следствием естественных геологических процессов. Результаты работ 1917 года были опубликованы профессором Александром Черновым в 1926 году в Москве в «Трудах Института по изучению Севера».

 

 

Поделиться в соцсетях

guest
3 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
АВСеменов
АВСеменов
10.03.2012 13:54

ДА УПАЛА КОМИ. ТЕПЕРЬ ФАМИЛИЯ ЧЕРНОВ СВЯЗАНО С СЕРЫМ КАРДИНАЛОМ ОККУПАЦИОННОЙ ВЛАСТИ…

Хм
Хм
10.03.2012 15:09

Интересно. Вот так и закрываются “сенсационные находки”.

Б.Е.С.
Б.Е.С.
11.03.2012 02:32

Я не понял, они канавы били или штреки? Если штреки, то вроде как никакого перемешивания верхнего слоя не должно быть, т.е. ситуация будет такая же как и суффозией