Она горела на работе

Тамара Горелик была журналистом от Бога

Наша «звёздочка»

Не буду лукавить, собственно голосом Тамары Горелик в радиоэфире я не был очарован. Казалось, он был лишён всяких модуляций и звучал не по-женски резковато. Но если хотя бы день проходил на радио без её выхода в эфир, без её напористых интервью и репортажей, появлялось ощущение, что чего-то не хватает, где-то произошёл сбой и надо немедленно что-то предпринять.

С таким восприятием этой замечательной журналистки провёл я бок о бок с ней три года. Наши кабинеты были рядом, и, как ни зайдёшь к ней, всегда видишь её за работой. То она ведёт запись беседы с очередным приглашённым на радио, то занимается расшифровкой записей, привезённых из командировки. Самые важные задания поручались ей, и я не помню, чтобы хоть раз она не справилась. Всё делала быстро и добротно. Это о таких, как Тамара, говорят: «Горит на работе». Да и фамилия соответстует этому. А ещё – гены. Не могла работать плохо дочь замечательного журналиста Бориса Горелика, одного из ведущих в «Красном знамени» 50-60-х годов, а под конец жизни собкора «Советской России».

Она была «звёздочкой» коми радио, его брендом, его полномочным представителем в освещении всех важнейших событий, происходивших в республике. Этим и определяется масштаб её личности. Прощай и прости нас, Тамарочка, пусть земля будет тебе пухом!

Валерий Туркин

 

Ушла на взлёте

Тамара Горелик. Томка. «Горелка». Тамара Борисовна. Не верится – этого не может быть, как не может быть радио «Коми гор» без её напористого голоса, как не было проблем, за которые бы она ни ухватилась и которые были бы ей не по плечу. Проблемы остаются, а её нет.

В 1968 году она, редактор молодёжных передач (ещё без высшего образования), излагала мне, подчинённому ей корреспонденту, жизненные планы: «Хочу воспитать умную дочь и работать в редакции пропаганды». И она стала работать в редакции пропаганды и стала ярким публицистом на нашем радио. Журналистика её волновала с детства, с тех пор, когда в доме её отца, собкора центральной газеты, собирались газетчики и толковали о жизни. Кроме глубоких серьёзных передач, могла и с озорной выдумкой сотворить «Искорку» – передачу для самых маленьких. Работала быстро, не признавая простоев. Когда они только намечались, она скисала, потом воодушевлялась новой темой и шла убеждать начальство в её актуальности, чтобы выделили дополнительное время. Как правило, тема была интересной, Горелик – настойчивой, и начальство находило-таки ячейку в сетке вещания.

Как-то незаметно для нас, коллег, не хныча и не жалуясь, она воспитала умницу-дочь. И когда пришло время помощи внукам, Тамара незамедлительно свернула свою деятельность на радио и переехала в Санкт-Петербург к дочери. На взлёте, на пике своей журналистской карьеры. И, пожалуй, это мне дорого в Тамаре Горелик больше всего.

Галина Кононова

 

Полпред от народа

Когда я работала на республиканском радио, Тамара Горелик, тогда совсем молодая, уже считалась крепким профессионалом, кстати, без свойственного юности витания в облаках. Мобильность (успеть всё вовремя) плюс хорошее качество записей, плюс география освещаемых ею событий, плюс горячая, актуальная проблематика. Это отличало её работу, а ведь профессионалов в 60-70-е годы в дружном коллективе радио хватало.

Особенно ярко раскрылся журналистский талант Тамары Борисовны в новые времена. Отменили цензуру, исчезла необходимость расшифровывать километры плёнки, на что раньше уходила уйма времени. Появился диалог в прямом эфире – здесь и сейчас. Не могу вспомнить название утренней программы, а вот торопливая скороговорка «у микрофона Тамара Горелик» до сих пор в памяти. Почти ежедневный прямой эфир, в который врывалась уйма проблем: долги там и сям, закрытие предприятий, малюсенькие пенсии и этот капиталистический ужас – безработица.

Собеседниками Тамары Борисовны были специалисты, депутаты, профсоюзные деятели, начальники всех рангов, включая первых лиц республики. Речь шла даже не о том, кто виноват, а о том, что делать и как нам жить дальше. Беды страны были общими, но проблемы в каждом отдельно взятом регионе решали конкретные люди. С ними, невзирая на ранги, Тамара разговаривала на равных. Не боялась задавать «лишние» вопросы (во времена не столь отдалённые журналиста за такое по головке не гладили). Компетентность, точность, логика ведущей передачу не оставляли собеседникам ни малейшей возможности для умолчаний.

Успех журналиста радио, как известно, определяется моментом, когда слушатель начинает сожалеть, что передача так быстро закончилась, и он уже сам мысленно продолжает разговор. В известном российском дозоре «народ и власть» Тамара Борисовна, наша «Горелка», оказалась твёрдым орешком, часовым от народа.

Как не хватает сегодня таких часовых!

Любовь Мосунова

Имя её – Журналист!

Так вышло, что мы с Тамарой слышали и слушали друг друга более 20 лет работы на радио республики. И хотя всё это время я не покидала Ухты, а она жила в Сыктывкаре, бывало, что в эфир мы выходили дуэтом. Наши общие знакомые шутили: «Две Тамары ходят парой». Но как же трудно говорить о друге в такую минуту!

…Один из самых смелых в Коми журналистов, она была трогательно беззащитна в обычной жизни. Больно переживала обиды, долго мучалась от неудач. Но, обладая сильным характером, могла мгновенно переключиться и сосредоточиться на работе, которой была беззаветно предана.

Взлёт её профессиональной деятельности пришёлся на трудное время перестройки, когда, безоглядно выламываясь из прежних устоев, республика вместе со страной строила наш неуклюжий капитализм. Горелик, без преувеличения, все эти годы была на острие атаки. К ней на эфир рвались все, начиная с политического бомонда и кончая бомжами из подворотни. Шли безбоязненно, будучи уверенными, что их не подставят, не осмеют и уж точно не продадут. Я была свидетелем того, как в дни предвыборных баталий она сутками расшифровывала километры магнитофонных записей иных кандидатов в депутаты, чтобы из паутины лукавых речей извлечь сухой остаток и предъявить людям их истинное лицо.

Будучи уже признанным мастером пера, она долгое время стеснялась, когда её представляли как журналиста. «Да что вы, я – обычный корреспондент, – отнекивалась Горелик. – А журналисты – это, к примеру, Константин Симонов или Василий Песков, или Ольга Кучкина. Журналист – это очень высоко!»

Она могла позвонить мне в Ухту в шесть утра и, выпалив «Всю ночь не могла оторваться от Оруэлла», поставить задачу: «Давай по такой-то странице ищи параллель в Ухте, по Сыктывкару я уже определилась, и вместе мы выпустим та-а-ку-ю «бомбу»!» Действительно, в её передачах нередко «взрывались» настоящие бомбы, потому что в поисках правды жизни, которые она вела, невзирая ни на чины, ни на звания, она была – и остаётся! – Журналистом!

Единственным обстоятельством, которое заставило её бросить работу, стали внуки: Катя и Андрюша. Не раздумывая, она помчалась к дочери в Питер помогать растить их. Но даже и там, загруженная по горло бесконечными хлопотами «рядовой» бабушки, она оставалась в строю. Её любимой страничкой в Интернете оставался «Комиинформ» и всё, что связано с республикой…

Тамара Просужих

 

Поделиться в соцсетях
  • 5
    Поделились

avatar
1000
4 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
АндарталецПоследнее совместное делоРаботала вместе Recent comment authors
новые старые популярные
Работала вместе
Гость
Работала вместе

Земля пухом, Тамара Борисовна! Хороший человек и удивительно порядочный журналист!

Последнее совместное дело
Гость
Последнее совместное дело

Я кормил голубей у биг-бена (возле центрального стадиона). Голуби летели ко мне, летели, много…Садились на плечи, на руку…Зима та была какая-то метельная и тяжелая для птиц…Идет Тамара. “Так здорово!” – говорит. Встала со мной и стали мы вместе кормить голубей…Поболтали недолго. И все….

Андарталец
Гость
Андарталец

В японии щас утро

Андарталец
Гость
Андарталец

Грустно всё это, равнодушным сложно притворяться, как то стараюсь еще