В погоне за сенсацией

Краеевед из Корткеросского района утверждает, что у Ивана Куратова были проблемы с алкоголем

10:06. 12 декабря, 2011  
  
0
В Корткеросском районе много говорят о крокодилах, которые когда-то водились в здешних реках, да ещё о пришельцах – об этом не так давно поведал канал НТВ. Причём в передаче показывали очевидцев и даже каких-то научных работников, которые и предоставили факты «телеисследователям». Наши жители восприняли это по-разному: кто со страхом, кто со смехом. А некоторые даже с завистью. Речь о так называемых краеведах и историках, которых НТВшники обошли своим вниманием, и им не удалось поведать падким на сенсации телевизионщикам свою версию прошлого.
 

В Корткеросе горы до небес

Всем известно, что Корткеросский район от Уральских гор находится весьма далеко. Однако кому-то захотелось «приблизить» историю района к великим делам и событиям, которые связаны с присоединением к Руси просторов Сибири, и тогда рассказ о походе новгородцев на Югру «прочитывают» по-своему. Вдруг выясняется, что шли новгородцы через территорию нынешнего района, где видели горы «ако до небес». И якобы всё это написано в Лаврентьевской летописи. 

Однако не надо иметь семи пядей во лбу, чтобы выяснить, что путь в Югру лежал по Вычегде, потом по Выми, Ижме, Печоре, Усе и далее через Уральские горы к реке Обь, где жили ханты и манси, то есть та самая югра. А в Корткеросе нет и не могло быть гор, но… Почему бы и не «поправить» историю? Глядишь, какой-нибудь режиссёр придумает байку о том, что на территории нынешнего Богородска стоял лагерь какого-нибудь новгородского князя, который ходил перед походом на Югру на Константинополь и Египет и привёз оттуда крокодилов, которые расплодились в наших реках… 
 

Забит и тёмен был народ?

Недавно прочитал в газете «Красное знамя» статью «Пропавшая библиотека», которую опубликовал человек, сейчас «заведующий историей района» и поразился тому, как он распоряжается фактами из жизни Ивана Куратова. 

Автор пишет: «Творческая судьба поэта сложилась трагично… После окончания Вологодской духовной семинарии с 1860 года работал учителем в Усть-Сысольске. В 1865 году он вынужден был расстаться с родным Коми краем. Умер И. Куратов 29 ноября 1875 года. Куратов своего читателя иметь не мог – народ был безграмотен…»
 
А вот что говорят документы. В 1822 году были открыты школы в Объячево, Ижме, Усть-Сысольске, с 1843 года работают школы в Усть-Куломе, Нёбдино, Корткеросе, Межадоре, Объячево, а с 1845 — в Троицко-Печорске. В 1835 году в Усть-Сысольске открыто Приходское, а в 1840 – уездное училище, в 1858 – женское училище. В 1865 году в Корткеросе грамотных было 173 лица мужского полу и 36 женского, в Усть-Куломе соответсвенно 187 и 32. 
 
В 1844 году было опубликовано «Наставление по возделыванию картофеля», написанное крестьянином Филиппом Поповым на коми языке. Издавались и другие книги. 
 
В домах священнослужителей, врачей, фельдшеров, учителей все дети умели читать и писать. В 1861 и 1862 годах были открыты училища Министерства госимущества почти в каждой волости.
 

Печальна участь поэта?

Очень сомнительна и версия о трагической судьбе самого Ивана Куратова. В 1860 году он и в самом деле заканчивает Вологодскую духовную семинарию с аттестатом первого разряда и со званием студента и зачислением в Вологодское Епархиальное ведомство. Но ещё до получения аттестата он подаёт прошение отправить его в Москву держать экзамен для поступления в Московскую духовную академию в качестве волонтёра. 9 августа он получает проездной билет и находится в столице до марта 1861 года. В конце месяца возвращается в Вологду и 3 апреля получает назначение на должность учителя Усть-Сысольского духовно-приходского училища. 

Период нахождения в Москве исследователям неизвестен: чем занимался в это время Куратов и на какие средства жил. А известно, скорей всего, на мой взгляд, только спецслужбам того времени, от которых он мог получить и деньги, и проездной билет для выезда в Вологду. 
 
Теперь ещё об одном пристрастии великого человека. Служба Куратова проходит в годы реформ Александра II, который в целях пополнения казны вводит свободную торговлю спиртным: «Всякий может купить вино, где пожелает». Спиртным торгуют во всех лавках, трактирах, обывательских станциях. Рядом с духовно-приходским училищем, расположенным в Троицком Соборе, везде пьяные…
 
В обстановке нетрезвости приучается к питию и Иван Куратов. Его часто вызывают в полицейское управление, где он скандалит. За пропуск уроков смотритель училища Вонифатий Кокшаров не аттестует Куратова. 29 декабря поэт обращается в Вологодскую духовную консисторию «определить его в аудиторы по военному ведомству». 
 
Ожидая вызова, он пристрастился к спиртному ещё больше. Его вновь вызывают в полицейское управление. Подтвержением этого является письмо уездного исправника Михаила Никитина полицейскому надзирателю Усть-Сысольска Левицкому «от 2 июня 1865 года за № 4095», где значится: «Предоставленные Вам при этом деньги 5 копеек мировых пошлин, взысканных с дьячка Ал-дра Павлушкова по «делу о буйных поступках учителя Куратова в полицейском управлении» получены и на приход по книге сумм, казне принадлежащих, в реестре под № 52 записаны. О чём полицейское управление даёт вам знать».
 
11 июля 1865 года последовал приказ о назначении Куратова на службу в штаб Казанского военного округа для приготовления в аудиторы. 20 октября 1865 года он приезжает в Казань, а 30 августа 1866 года в чине подпоручика назначается в седьмой Западно-Сибирский линейный батальон. Через год, 10 ноября 1867 года, его переводят в десятый Туркестанский линейный батальон в город Верный (впоследствии – Алма-Ата) при штабе войск Семиреченской области. Здесь он служит до самой смерти, последовавшей 17 ноября 1875 года. Он имел звание штабс-капитана, пользовался большим уважением в высших кругах Туркестанского генерал-губернаторства в Ташкенте. Неоднократно награждался за участие в военно-полевых судах в качестве прокурора. 
 

Несчастная любовь

Причиной отъезда и его несдержанного поведения отчасти стала любовь к дочери священника зеленецкой церкви Александре Поповой, которая рано стала сиротой. Александре было тогда 17, а Ивану – 27 лет. Хотя в те времена девушка могла выйти замуж в 16 лет, мечте Куратова о женитьбе на Сашеньке не суждено было сбыться. Дело в том, что существовало табу «О милосердии к ближнему» (так называемое милосердие первого жреца), согласно которому Александра Попова как сирота была предназначена к выдаче замуж за одного из священников. Её судьба была в руках церкви, точнее – епископа Вологодского и Устюжского. А Иван Куратов хоть и окончил духовную семинарию, сана не имел.
 
Исходя из вышеизложенного (причём всё это основано на документах, которые я не привожу лишь потому, что читателю это неинтерсено и скучно), не могу согласиться с выводом о том, что творческая судьба поэта сложилась трагично. Скорее наоборот. За 36 лет жизни этот великий сын коми народа успел написать замечательные стихи и поэмы, перевёл на коми язык произведения русских и зарубежных поэтов, работал над грамматикой зырянского языка. И это несмотря на то, что имел «инородческое происхождение», был уличён в «буйном поведении». Иван Куратов был награждён многими тогда вручавшимися наградами, дошёл до девятого класса табели о рангах. 
 
Вот только боюсь одного: все эти данные, которые есть в архивах и различных исторических документах, могут быть истолкованы совсем не в историческом плане. В погоне за сенсацией новомодные «исследователи» могут такого наворотить, что крокодилы, которых придумали «энтэвэшники», покажутся детской сказкой…

 

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments