Экспонат из Кырты

Об истоках шахтёрской славы Коми

Автор:   
10:56. 27 сентября, 2011  
  
0

“Если спросить любого мало-мальски интересующегося историей нашего края человека, где впервые в республике начали добывать уголь, почти наверняка будут названы Воркута или Инта. На самом же деле истоки нашей шахтёрской славы лежат в традиционно считающемся «газовым» Вуктыльском районе – в посёлке Кырта». Так отмечала газета в публикации «Чёрное золото под белой скалой» два года назад. Сообщалось, что в 1931 году в Щугорском районе, у реки Еджыд-Кырта, были найдены выходы каменного угля, а в 1932 году здесь начал работать рудник. Сюда-то месяц назад и выехал автор той публикации. Так тема получила продолжение. Вот его «отчёт» о поездке.

 

Путешествие в прошлое

Посетить Кырту нас подвигли чисто научные, точнее – музейные проблемы. Дело в том, что в сыктывкарском Геологическом музее имени профессора Чернова собрана уникальная коллекция полезных ископаемых республики, но уголь Еджыд-Кыртинского месторождения в ней отсутствовал. Конечно, есть великолепные образцы воркутинского угля, подаренные музею компанией «Воркутауголь». Но, как и во всякой коллекции, отсутствие важных экспонатов делает все собрание недостаточно представительным. Поэтому во второй половине августа мы пустились в путь, так сказать, в наше прошлое.

Дорога из Сыктывкара до села Подчерье на Печоре заняла около десяти часов. По опыту прошлых лет мы готовы были испытать все прелести «убитой» ухтинской трассы. Но, к нашему удивлению, шоссе было вполне приемлемым, а на некоторых участках даже идеальным. Переправа на пароме через Печору тоже оставила лишь незабываемые приятные впечатления.

В Подчерье нас уже ждали Василий и Люба Вязовы. Гостеприимный дом, пышущая жаром баня, плотный ужин и крепкий сон были нам заслуженной наградой за многочасовой путь.   Встали рано, чтобы побольше успеть за день. Василий быстро снарядил металлическую «казанку», установил на неё не раз испытанный рекой «Ветерок», и, обдуваемые встречным потоком воздуха, мы вышли на Печору.

Час пути под негромкий, но уверенный гул мотора по спокойной глади реки, искрящейся под лучами солнца… Я думаю, надо иногда силком выгонять городских жителей в такую идиллию. Бескрайнее голубое небо и столь же безбрежная река действуют на человека умиротворяюще. Приходишь к мысли, что жить надо именно здесь.

Впрочем, река не была безлюдной. Навстречу нам попался буксир, тянувший баржу с разноцветными автомобилями. Встретилось несколько мужиков, экипированных по самому последнему писку рыбацкой моды, начиная от умопомрачительной амуниции и снастей и кончая быстроходными катерами. Наша «казанка», подгоняемая «Ветерком», не заслужила ни одного их взгляда и не внесла сумятицы в азартный процесс ловли рыбы на спиннинг.

Наконец, справа показались деревянные строения. На берегу возле «УАЗика» нас ждал Вацлав Венскель, который и показал нам все местные достопримечательности.

 

Посёлок на новом месте

Вообще-то посёлок не мал. Но много домов пустых или полупустых. Вацлав говорит, что это лишь небольшая часть того, что было раньше. Целые улицы заросли лесом, а строения разобраны или развалились.

Тем не менее в посёлке есть почта, в здании которой находится и местный очаг культуры – клуб с достаточно просторным залом. На улице на деревянном столбе – телефон в синем пластмассовом кожухе. Так что помощь, если понадобится, можно вызвать в любой момент. Жилые дома ухожены. Один из жителей держит магазин, где можно приобрести самое необходимое, хотя выбор, конечно, не велик. Впрочем, регулярно курсирует катер до Вуктыла, поэтому проблем со снабжением нет.

Погодная идиллия невольно оставила и очень приятное впечатление от увиденного вокруг. Широкая синяя Печора, впадающая в нее речушка, невысокие крутые скалы, заросшие лесом – раздолье для пацанов, которые тут же появились возле нас, как из-под земли. «Внуков на лето старикам привезли», – пояснил Вацлав.

Вот что осталось от Кырты

В самом посёлке от «угольного» прошлого осталось мало. Зарастающая травой поляна пристани, с которой грузили уголь на баржи. Остатки деревянных свай причала на берегу. И множество кусков угля различной величины, встречающихся в районе бывшей пристани. «Это тот самый, наш, кыртинский, – сказал Вацлав. – Привозной интинский разгружали в другом месте». Уголь Инты доставляют в печорские селения в рамках «северного завоза», обеспечивая топливом население в осенне-зимний период.

Собственно говоря, здесь мы и собрали уголь для музейной коллекции. В других местах этого сделать не удалось.

 – Посёлок раньше был там, – Вацлав махнул рукой на южную часть поселения, находящуюся за речушкой. – Здесь, где мы сейчас живём, раньше было кладбище. Гробы рекой из берега вымывало. Помню, кости валялись долго – никому не нужны. А возле качелей давным-давно крест был. Могила какого-то летчика. Мы детьми на нём часто раскачивались…

 

Шахта

«УАЗик» Вацлава привычно и легко преодолевал километры лесной дороги и хлипкие бревенчатые мосты через ручьи.
 – Я покажу вам незатопленный ствол шахты. Остальные все в воде. Только осторожно на краю, дерево-то прогнило давно, – пояснял по дороге наш проводник.

Действительно, остатки крупного горного предприятия в лесу видны повсеместно. Затопленный почти до верху ствол шахты с бревенчатым срубом, уходящим в глубь земли. Шахтные отвалы чёрно-красных цветов, остатки насыпей с хаотично разбросанными рельсами узкоколейки, деревянные остовы каких-то сараев, бетонные развалины производственного помещения, большой водоём явно искусственного происхождения. Ржавые железяки, в том числе изъеденные временем и сыростью лошадиные подковы…

Осмотрели мы и узкий, по-видимому, вентиляционный ствол шахты, уходящий на большую глубину и практически сухой. Даже какой-то лаз просматривался на одной из стенок этого ствола, уходящий горизонтально в сторону. Жаль, что никто из нас не спелеолог…

Конечно, всё постепенно зарастает лесом. Дорога существует только потому, что местные жители ездят сюда собирать грибы да металлолом для последующей сдачи в пункты приёма вторсырья…

«Старики постепенно умрут. Внуки перестанут ездить в эту глушь. И потеряются здешние шахты в дебрях леса и истории, как легендарные копи царя Соломона», – невольно пришло мне на ум.

 

О важности газетного труда

 – Мы ведь не знали, что наши шахты были такими знаменитыми, – сказала жена Вацлава Тамара, потчуя нас обедом. – Это приезжали столичные ребята из вашего Института геологии и привезли с собой статью об Еджыд-Кырте. Мы им тоже шахты здешние показывали. 

 – Она у меня клубом заведует, – бросил взгляд на жену Вацлав. – Прочитала она статью, что здесь первый уголь добыли, и убедила местную администрацию отметить 80-летие нашего посёлка. В июне устроили празднование. Вынесли столы на улицу возле клуба, поставили угощение. Все пришли! Вот было весело! Ещё и стенгазету в клубе повесили о нашей Кырте. Значит, нужны ещё газеты людям.

…На следующий день на переправе через Печору я понял, что нам очень повезло не только на наших местных помощников, но и на погоду. Глядя на высокую штормовую волну, пенящуюся барашками и гонимую ветром наискось против течения, мы ясно осознали, что в такой обстановке поход на «Казанке» был бы крайне опасным. И опоздай мы на день, вся наша поездка просто бы не состоялась.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments