Звезда радийного эфира

Тамару Горелик слушала вся республика

10:17. 14 апреля, 2011  
  
1

Тамару Горелик в Республике Коми знали все. Точнее, её голос, который нельзя было спутать ни с каким другим. Он был одновременно напористым и проникающим в душу, задумчивым и боевитым. Этот голос притягивал внимание, заставлял себя слушать, звал за собой, не позволяя переключиться на что-то другое.

Радио тогда было в каждом доме и каждой квартире, это сейчас появились различные FM-станции с короткими волнами, где ведущие пытаются привлекать и завлекать слушателя. Каких-то двадцать лет назад радио являлось самым точным и первым источником информации. Это уж потом шли газеты и телевидение. Так что новости и беседы Тамары Горелик слушали все.

Можно было только поражаться её кругозору и интересам: она вела беседы с политиками, механизаторами, врачами, писателями. И все они были интересными, я бы сказал, заставляющими думать. Вела она беседы так, как будто сама была и писателем, и врачом, и в сельском хозяйстве разбиралась. Это сейчас всю нужную информацию можно вытащить из Интернета, а тогда всё приходилось добывать из книг и справочников. У Тамары Борисовны была очень хорошая библиотека.

В первый раз она помогла мне после республиканской партконференции. «Красное знамя» тогда являлось печатным органом обкома партии и потому должно было скрупулёзно освещать всё сказанное во время главного партийного форума. Шла подготовка к очередному съезду партии, в Сыктывкаре начиналась перестройка, копий на конференции ломалось много. Мы должны были конспективно давать в газете выступление каждого делегата. И вот тут у меня случилось настоящее несчастье: конференция шла к концу, выступавших было много, а батарейки у моего диктофона «сдохли». Я, конечно, что-то в записной книжке помечал, но не дословно же – попробуй-ка запиши всё сказанное с голоса!

Что самое страшное: материал должен был быть готов к утру, поэтому вечером предстояло расшифровать запись, после чего сдать в секретариат. И вот тут я испытал настоящий ужас, когда выяснилось, что записи четырёх последних выступающих просто нет! Плёнку «зажевало», а я не обратил внимания. Это означало, что газета не даст отчёт о конференции! И выливался данный срыв не просто в выговор, тут получили бы все – от редактора до секретаря обкома, курирующего газету. Это вообще могли расценить как идеологическую провокацию!

Что было делать? Это сейчас мобильники у всех, а тогда… Уже довольно поздно вечером я нашёл телефон Тамары и попросил у неё помощи: она тоже была на конференции и что-то записывала на свой «полевой» магнитофон. Могла бы послать меня подальше: мы и знакомы-то были шапочно, просто здоровались при встрече. Могла сказать, что не записала или, на худой конец, предложить утром следующего дня плёнку: тебе надо – ты и расшифровывай. Но Тамара сделала по-другому: она ночью сама «сняла запись» и передала утром полный текст в нашу редакцию. Газета с отчётом вышла вовремя, а я с тех пор с большим недоверием отношусь к записывающей технике.

Тамара Горелик была очень отзывчивым человеком, всем старалась помочь, просто не могла остаться равнодушной к попавшему в беду. Вот ещё один случай, когда она меня выручила. В 1994 году пресс-служба Главы РК, в которой я тогда работал, вела информационные передачи, которые выходили после новостного блока рано утром по четвергам. А новости в студии записывала как раз Тамара. Обычно передачу записывала ещё одна Тамара – Фельдшерова, которая являлась руководителем пресс-службы и вообще раньше была телеведущей и настоящей звездой. Но в тот раз она заболела и попросила меня прочитать текст. Вроде бы ничего особенного нет – прочитать текст в пустой студии, тем более что ты это уже делал. Но… Я споткнулся на каком-то слове, и на меня нашёл ступор! Я пытался прочитать ещё трижды, но текст не шёл, я вообще стал заикаться!

Тамара вывела меня из студии и повела к себе в кабинет, стала отпаивать чаем. Ничего не получалось, до выхода в эфир оставалось не более получаса, а у меня речь вообще отниматься стала! Тамара мне кучу историй нарасказывала, веселила, как могла, но ничего не получалось. И тогда она вытащила из сейфа коньяк. Налила чуть не полстакана и приказала: «Пей!» Я хотел возмутиться, но она так посмотрела, что я только рукой махнул. И выпил. Потом запил горячим чаем. Мы ещё минут пять о чём-то поговорили, а потом она повела меня в студию! И хоть руки у меня тряслись, текст я прочитал без запинки! Я потом спросил у Тамары, часто ли она так снимает стресс у своих сотрудников? Оказалось, что нет, но иногда это помогает… Уточнять я не стал, да и не приходилось больше в эфир выходить, вскоре я вернулся в газету, а при встрече Тамара иногда, смеясь, предлагала записаться у неё с какой-нибудь речью…

Вообще-то она не собиралась уходить на пенсию – ей нравилась работа, нравились перемены, которые происходили в республике. Но когда потребовалась помощь дочери, она всё бросила и уехала к ней – воспитывать внуков. Говорят, она умерла от сердечной недостаточности. Мне думается, что она умерла от невостребованности. Ей нечем стало жить без любимого дела…

Поделиться в соцсетях

guest
1 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Татьяна Пономарева
Татьяна Пономарева
26.11.2010 17:35

Крис ты прекрасна