19 лет без ГКЧП

Как это было в Сыктывкаре. Воспоминания непосредственных участников

Автор:   
19:15. 21 августа, 2010  
  
5

Звезда и смерть «Демократической России»

Виталий Шахов в августе 1991 года был заметной фигурой демократического толка. Фото из архива Виталия Шахова

Виталий Шахов:

Знаменитое «Лебединое озеро» 19 августа 1991 года Сыктывкар в целом воспринял со спокойным удивлением. Демократы, можно сказать, уже давно ожидали чего-то подобного. Депутат Яков Юдович, известный в республике ученый, еще в январе предупредил общественность о «Наступлении тьмы» (так называлась его статья в газете «Молодежь Севера»). Интересно, что эта достаточно острая статья, где содержался зловещий прогноз будущей гражданской войны, публичной дискуссии тогда не породила. Хотя автор явно сгустил краски: «Несомненно, что и для того, кто пишет эти строки, и для тех, кто печатает, давно уже приготовлены места на лагерных нарах. Шустрые молодчики ждут только приказа». Демократы поежились и, в целом, гордо согласились с такой перспективой. А принципиальные оппоненты почему-то высказаться в прессе не пожелали или не сумели. Вообще, в тот период доктор геологии Яков Юдович странным образом оказался почти единственным заметным политическим публицистом. Так что активное население подспудно ожидало гораздо более значительных событий, чем «балетный» ГКЧП.

Август 1991-го не дал республике ни героев, ни жертв. Мученический крест «путчиста» у нас взял на себя мало кому доселе известный заместитель председателя президиума Верховного Совета Александр Рогов. За его подписью по городам и районам было разослано предписание о поддержке новоиспеченного ГКЧП. Потом, в процессе наказания невиновных и награждения непричастных, он твердо стоял на том, что это была его сугубо личная инициатива. Никто, конечно, не поверил, что заместитель осмелился подписать такую бумагу без одобрения непосредственного шефа. Но Рогов Спиридонова не сдал, чем, собственно, и вошел в местную историю.

Так же безвинно пострадал главный редактор «Красного знамени», поспешившей сделать реверанс в сторону «новой власти». Возбужденный победой демократии коллектив сместил его с должности.

Свой первый миллион заработал на «Коми ГКЧП» известный политолог Ефим Островский. В своих воспоминаниях он пишет: «Руководителю северного региона, который при ГКЧП избрал неправильное поведение, я помогал очиститься от клейма. Задачу решить удалось»…

«Очагами сопротивления» в Сыктывкаре стали редакции газет «Молодежь Севера» и «Вечерний Сыктывкар». Первая стала выпускать на копировальной технике экстренные информационные листки, в основном с сообщениями различных радиостанций. В помещении второй заседал постоянно действующий штаб «Демократической России». Здесь обсуждались перспективы борьбы (в том числе и вооруженной) за демократию в новых условиях. Реальным результатом стал «антифашистский марш» по Коммунистической и постоянно действующий митинг на Юбилейной площади.

Однако никаких признаков «наступления тьмы» в Сыктывкаре, как и в других городах Коми, демократам обнаружить не удалось. Телеграмму Рогова никто всерьез не воспринял, телефонная связь с Москвой отсутствовала, а знаменитая пресс-конференция «ГКЧПистов» была встречена с единодушным презрением. Власти сами не знали, что делать, и активно интересовались, чем они могут помочь «сопротивлению».

Одним из прямых следствий ГКЧП в республике стала попытка объединения нескольких активных групп «демократического» толка под одной «крышей». РАДО (региональная ассоциация демократических организаций) – такую «контору» должна была учредить конференция, прошедшая в Сыктывкаре в начале сентября. Съехались воркутинские шахтеры, ухтинские и усинские «демократы», столичные «яйцеголовые»… Главным организатором была местная «Демократическая Россия», переживавшая глубокий системный кризис, но воспрянувшая в дни путча. Общедемократическая фразеология, вошедшая в итоговую резолюцию, на деле никого ничему не обязывала и никуда не манила. А возбуждающий лозунг «Долой Спиридонова вместе с его партхозактивом» после долгих дебатов хотя и был принят, но… На простенький вопрос: «А кто и что его заменит?» – такого же простого и достойного ответа не нашлось.

Таким образом, кризис самой «Демократической России» в республике, впрочем, как и в России, перешел в агонию, закончившуюся в конце 1993 года вполне летальным исходом.

В целом август 1991-го наглядно продемонстрировал: время идеологических битв, баррикад, красного и белого террора прошло. Война переместилась в другое полушарие мозга и будет вестись совсем другим оружием: лицензия, квота, кредит, доллар, акция и… снайперская винтовка.


Сергей  Сорокин:

19 августа я и мои товарищи из независимой студии документальных фильмов “АСТИ” вышли на улицу Коммунистическую в Сыктывкаре и опросили примерно 20 прохожих по поводу того, как они относятся к ГКЧП. Два человека – осудили, человек пять сказали, что ничего не знают, а остальные – поддержали Янаева и К. На вопрос “почему?” – большинство отвечало в том смысле, что “пора наводить порядок”. Тогда меня итоги этого опроса “убили” больше, чем происходившее в те дни в Москве. Это сейчас я понимаю, что наш народ отнюдь не жаждет свободы… Так сложилось, к несчастью.

Владимир Пыстин:

Когда 19 августа мы собирались идти с демонстрацией от ЖД вокзала на площадь, то я на всякий случай попрощался с родственниками. А на демонстрацию взял с собой увесистую дубинку 1 м 20 см и к ней прикрепил маленький настольный флажок “Коми котыра”.

Кстати, на заседании “Демроссиии”, когда решался вопрос, идти ли на митинги и демонстрации, большинство склонялось к тому, чтобы уйти в подполье, никаких митингов и демонстраций. Ситуацию переломило выступление Леонида Зильберга. Он сказал: “Пусть нас будет семь или десять человек, но мы все равно пойдем на демонстрацию”. В итоге “за” проголосовало 15 человек.

Те, кто были “за” подполье, на демонстрацию не пришли. Это сейчас кажется все просто. А за участие или сопротивление государственному перевороту грозила смертная казнь. Тогда никто не знал, как все обернется. Лично я готовился к гражданской войне.

Виталий Шахов:

Зачем Моисей сорок лет водил людей по пустыне? Ждал, пока из них народ получится. Раб в шестом поколении сам свободным стать не может. Поэтому стандартные для Запада демократические институты так причудливо трансформируются в российской действительности.

И все же “убиваться” по итогам уличного опроса не очень разумно. Стоит учесть все нюансы: телекамера (а в телевизоре – Янаев и К), полная неосведомленность (учитывая время опроса) плюс специфика выборки (кто по Коммуне днем гуляет?).
Мне довелось достаточно бурно провести этот день в решении ряда “оргвопросов” и таким образом “опросить” значительно больше, чем 20 человек: таксисты, инженеры, чиновники городские и республиканские. Понятно, что, поскольку моя позиция была очевидна, никто из “опрошенных” впрямую ГКЧП не поддерживал. Их реакция колебалась от “что делать” до “чем помочь конкретно” (я не имею в виду активистов-демократов).
Это тоже не репрезентативная выборка… Но все же. Не все так безнадежно… Мы пока только 19 лет «оттопали».

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
5 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
ГеннадийкрайнийМарина Recent comment authors
новые старые популярные
Марина
Гость
Марина

Молоденький Шахов – какая прелесть=)))

крайний
Гость
крайний

Комментарий мною выдернут из предупреждения, касающегося каждого комментатора.
Прочтите внимательно.:

///адреса злостных нарушителей будут занесены в черный список///

Геннадий
Гость
Геннадий

Уличные комменты Вам не очень

а как те которые Вас сподвигли на сей замечательные комменты которые из них были для Вас тогда важны ? Геннадий если можно

Геннадий
Гость
Геннадий

Уличные комменты Вам не очень

а как те которые Вас сподвигли на сей замечательные комменты которые из них были для Вас тогда важны ? Геннадий если можно

Геннадий
Гость
Геннадий

Уличные комменты Вам не очень г Шахов

а как те которые Вас сподвигли на сей замечательные комменты которые из них были для Вас тогда важны ? Геннадий если можно