Новоземелец

Евгений Плеханов рос под фосфорными, а служил под атомными бомбами

17:03. 10 марта, 2011  
  
6

Ядерной войны в истории человечества не было. Будем надеяться, что никогда и не будет. Зато есть люди, которые пострадали от ядерного оружия. Я имею в виду не жителей Хиросимы и Нагасаки. Наши, советские люди. Ныне российские.
Один из них живёт в Сыктывкаре, и зовут его Евгений Иванович Плеханов. Именно ему довелось более двух лет служить и жить под атомными бомбами. В самом прямом смысле этого слова.

Мы привыкли считать восточной границей Европы Урал, и это, в общем-то, правильно. Но самая восточная точка Европы лежит отнюдь не на Урале. Ею считается мыс Флиссингский — северо-восточная оконечность архипелага Новая Земля. Собственно, и саму Новую Землю можно смело рассматривать как самый восточный остров (если воспринимать его как единый остров) Европы.

И уж совсем бесспорно то, что Новая Земля — самый северный полигон для ядерных испытаний.

Под фосфорными бомбами

Евгений Плеханов родился в 1938 году в Горьком. И отец, и мать его работали на знаменитом ГАЗе и жили, соответственно, в самом большом — Автозаводском — районе города. Более-менее сознательная жизнь Жени началась… под бомбами. Известные машиностроительные заводы начинали работать на войну, естественно, ещё до неё самой; а уж с лета 1941 года их нацеленность на фронт никем и не скрывалась.

Именно это и делало их объектами для германских бомбардировок.

– ГАЗ регулярно бомбили, и я хорошо помню, как бомбы вспыхивали ещё в воздухе, потому что немцы их сознательно поджигали фосфором, – рассказывает Евгений Иванович.

Атом приходит в мир

Немцы провоевали всю войну с помощью обычного оружия, хотя известно, что немецкие учёные в период Третьего Рейха пытались создать в своих лабораториях сырьё для ядерного оружия. Сейчас принято содрогаться от одной мысли, что могло бы быть с миром, увенчайся их разработки успехом.

Но содрогание совершенно неуместно, потому что, как известно, всего через три месяца после подписания акта о капитуляции Германии атомное оружие пришло-таки в мир, положив начало гонке уже не только простых, но и ядерных вооружений. СССР принял в ней не просто активное, а самое главное участие, и уже 29 августа 1949 года провёл испытание первой советской атомной бомбы РДС-1. Испытание было проведено под Семипалатинском, полигон которого и стал впоследствии «отцом» всех остальных советских полигонов.

«Старшим сыном» или, вернее, «дочерью» Семипалатинска можно по праву считать Новую Землю. Ядерный полигон здесь был открыт уже через пять лет после первого семипалатинского испытания — 17 сентября 1954 года.
А ещё через четыре года служить срочную сюда прибыл Евгений Плеханов.

Ядерная химия и ядерная фотография

– По основной специальности я инженер-электрик, – говорит Евгений Иванович. – Но из Горького по призыву меня направили в Пинск, город в Белоруссии, где мне предстояло окончить специальную военную химическую школу.

Химическая школа – это могло говорить разве что о предстоящей службе в соответствующих частях. Забегая вперёд: и правильно говорило – помимо ядерных взрывов, Новая Земля – это и полигон для хранения химических боеприпасов.

Как вспоминает Плеханов, чаще, чем с атомным оружием, дело приходилось иметь с бочками иприта, фосгена и прочих подобных «приятных» веществ. Такое дело ничуть не менее опасно, чем радиация, но забор проб воздуха или воды был вещью, в общем-то, понятной, имевшей свою историю, наработки и методы. В конце концов, ведь и без того ясно: вот бочка, в бочке яд, поэтому тебе дают резиновый комбинезон, резиновые сапоги и перчатки, ты, естественно, обязан быть в противогазе. Или вот тяжёлый контейнер для забора проб уже грунта. А вот лакмусовая бумажка, изменение цвета которой само по себе говорит уже о многом…

В общем, химия – наука хоть и мудрёная, но всё-таки, как говорится, данная нам в ощущениях. Сколько таких бочек с просроченным ипритом, кстати, до сих пор ржавеет на дне Баренцева и Карского морей…

Евгений Плеханов прибыл в Белушью Губу (административный центр Новой Земли) 2 августа 1958 года. Для понимания дальнейшего нужно всё-таки попытаться ощутить атмосферу тех лет. Гонка ядерных вооружений была в самом разгаре. Да, уже не было Сталина и висевшая в ходе Корейской войны постоянная угроза новой мировой войны, уже с применением атомного оружия, вроде как исчезла. Да, официальной советской внешнеполитической доктриной стало мирное сосуществование с капиталистическим миром. Но никто и не думал сворачивать ядерных исследований. Более того, после атомной, полученной, как известно, разведывательным путём, бомбы Советский Союз, благодаря таланту Андрея Сахарова и Олега Лаврентьева (это имя незаслуженно забыто в истории советской ядерной программы, хотя академик Лаврентьев ушёл из жизни только 10 февраля нынешнего года), смог испытать первую в мире водородную бомбу, мощность которой многократно превосходила атомную.

То есть обстановку можно выразить словами: куй железо (или, точнее, уран с плутонием), пока горячо. Вот в таких политических и психологических условиях матрос Плеханов попал на Новую Землю. Да, служба на архипелаге была именно флотская, хотя выходы в море носили не более чем перевозочный характер. Штаб располагался в Северодвинске Архангельской области. Новая Земля в административном смысле, кстати, именно к Архангельской области и приписана.

Евгению досталась служба не бей лежачего – фотографом. Вот уж, казалось бы, свезло так свезло. С одной оговоркой: фотографировать следовало не только и не столько матросов и офицеров на воинские билеты или торжественные построения на плацу в честь Дня Советской Армии. Плеханову предстояло фотографировать самое то, ради чего вот уже четыре года гудела, стонала, тряслась, крошилась, горела и запекалась Новая Земля.

Меня очень завораживают кинокадры ядерного взрыва. Даже на экране телевизора ты ощущаешь эту мощь и эту, да простят мне ортодоксальные пацифисты, красоту. При этом ты прекрасно понимаешь, что за этой красотой стоит ужас тотального разрушения… Нет, не разрушения – сжигания в ничто всякой попадающейся на пути у этой волны материи.

Теперь можно чётче представить, что испытывает матрос срочной службы, когда он стоит внутри сооружения, напоминающего дот, и должен напряжённо и метко целиться объективом. Вот – километра за три вспыхивает огненный шар. Пока он растёт в размерах, по твоим ногам прокатывается землетрясение, и дай Бог тебе на них устоять. Тебе-то и нужно прежде всего устоять: пусть падают и руководящий испытанием генерал, и все окружившие его полковники и майоры, им ничего не будет. Ты же – фотограф. От крепости твоих ног, рук, от зоркости твоего глаза и фокусировки твоего объектива зависят визуальные результаты будущих исследований.

А глазу меж тем предстаёт то самое завораживающее зрелище: шар превращается в гриб…

 

Матрос Евгений Плеханов при прохождении срочной службы на Новой Земле в своей фотолаборатории (1960 г.). Фото предоставлено Е. И. Плехановым

Когда сгорают глаза

Евгений Иванович прослужил на Новой Земле два года и почти три месяца. По его воспоминаниям, за это время здесь прогремело около 12 взрывов. Об их мощности мы можем сейчас только догадываться, но косвенно о динамике испытаний можно судить по факту, произошедшему через год после демобилизации Плеханова. 30 октября 1961 года на Новой Земле была взорвана термоядерная авиационная бомба АН602, получившая по произведённому эффекту целых два прозвища – «Царь-бомба» и «Кузькина мать». Мощность взрыва составила 57 миллионов тонн в тротиловом эквиваленте, гриб поднялся на высоту 67 километров, диаметр его шляпки составил 95 километров, звук дошёл до острова Диксон, располагающегося за 800 километров от Новой Земли, а ударная волна три раза обогнула земной шар. Это был самый мощный взрыв в истории.

«Это был самый мощный взрыв в истории» – фраза, что и говорить, звучит не без гордости. Но что из себя представляли шаги к этой гордости непосредственно на архипелаге?

– Объявляются очередные учения, – рассказывает Плеханов. – Это значит, что тебя забрасывают на полигон, и всё: с этого момента твоя жизнь подчинена только ему. И это подчинение может длиться месяц, в течение которого ты накрепко привязан к своей лаборатории. В ней ты, собственно, и ночуешь.

«Учения» – это такой военный эвфемизм слова «взрыв». Или, если угодно, «испытание». А если испытание – то значит, должны быть испытуемые? Конечно, главный испытуемый – это сама Новая Земля. Можно даже сказать – сама планета Земля (см. выше эффект от Царь-бомбы — Ред.).

Но если бы всё ограничивалось только такими масштабами…

– Для того чтобы испытать воздействие взрыва на живой организм, по периметру взрыва расставляли клетки с собаками, – продолжает собеседник «Красного знамени». – Собаке, разумеется, невозможно приказать, чтобы в момент взрыва она залегла в укрытие, особо пряча голову. На то и расчёт. У собак вытекали глаза, многие попросту сгорали…

Точно так же, по словам Плеханова, на Новой Земле сожгли всех песцов. Под раздачу попадали, конечно, и птицы, физически не успевавшие улететь от смертоносного гриба.

Но если бы только животные…

– Случалось и так, что бомба упала и не взорвалась, – вспоминает Евгений Иванович. – Что делать? Оставлять её совершенно невозможно. Поэтому на место выдвигалась группа во главе с офицером, приводила в действие запал и, естественно, погибала. Потому что в этом случае никогда никуда убежать ты не успеешь…

А в остальном – это была служба как служба. Если не считать того, что понятие «увольнительная» здесь теряло всякий смысл, а самоволка заключалась, допустим, в рыбалке. Рыбалка, кстати, спасала и от недоедания. Да-да, на стратегически наиважнейшем объекте калории в рационе матроса обеспечивались тушёнкой и сушёной картошкой – прообразом чипсов. На широте 70 градусов при уровне радиации в сотни раз больше обычного военнослужащих не кормили фруктами. Рыба невольно выступала спасительницей, благо ловить её в тех водах можно было, по выражению Плеханова, «на красную тряпку». А о размерах и говорить нечего.

Кто вы, новоземельцы?

В 1963 году СССР и США подписали договор о запрещении ядерных испытаний в атмосфере, в космосе и под водой, и на Новой Земле взрывы гремели с тех пор только под землёй. А в 1990 году Советский Союз объявил мораторий на всякие ядерные взрывы.

С той поры об испытаниях в Семипалатинске и на Новой Земле заговорили широко, тем более что страна была шокирована Чернобыльской катастрофой. В стране появилась особая категория граждан – чернобыльцы.

А что же семипалатинцы и новоземельцы?

Об этом – в следующей части рассказа.

Поделиться в соцсетях

guest
6 комментариев
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
Аюпов Т.Г.- ветеран подразделений особого риска РФ
Аюпов Т.Г.- ветеран подразделений особого риска РФ
24.06.2011 21:38

Я 1939 г. призыва 1958 года из Уфы. С августа 1958 года на Новой Земле, начал чертёжником оперативного отдела штаба полигона.С апреля 1961 по декабрь 1962 года комендант палаточного городка на боевом поле, работали в условиях повышенной радиации.Много чего там повидал, в том числе и испытания Супербомбы,но то, что автор… Читать далее »

Аюпов Т.Г. уточнения к комм.от 24.06.2011.
Аюпов Т.Г. уточнения к комм.от 24.06.2011.
26.06.2011 15:32

Мы новобранцы в испытаниях 1958 года не участвовали.За 15 дней(с 30сентября по 25 октября) проведено с перерывами 17 воздушных взрывов от20 до 5000 кт, затем до 10 сентября 1961 года – мораторий.В центре боевого поля на полуострове Сухой Нос 3 обвалованных землёй бронеказемата с регистрирующей аппаратурой, в.т.киносъёмочной, расположенных треугольником в… Читать далее »

Аюпов Т.Г. уточнения к комм.от 24.06.2011.
Аюпов Т.Г. уточнения к комм.от 24.06.2011.
26.06.2011 15:33

Мы новобранцы в испытаниях 1958 года не участвовали.За 15 дней(с 30сентября по 25 октября) проведено с перерывами 17 воздушных взрывов от20 до 5000 кт, затем до 10 сентября 1961 года – мораторий.В центре боевого поля на полуострове Сухой Нос 3 обвалованных землёй бронеказемата с регистрирующей аппаратурой, в.т.киносъёмочной, расположенных треугольником в… Читать далее »

Fisch
Fisch
26.07.2011 07:58

Уважаемый ветеран очень интересно было бы услышать от Вас воспоминания о службе на полигоне.Приглашаю Вас на форум новоземельцев где Вас с уважением примут

http://belushka.ru/forum/

Ну а что касается воспоминаний Е.Плеханова,думаю что журналист что то не так понял,что то прибавил и “приукрасил” что бы нагнать больше жути.

Житецкий И.С
Житецкий И.С
14.04.2015 16:23

да,подобного бреда о подрывающих себя военныхя не читал давненько 🙂 ражал.Журналист или Плеханов просто юмористы. Гдето у меня есть фото песца “выжженого “до бела-подходил у Орбите-к стойке с антенной Москвы. Там что то помоечки было-вот он шастал.

Житецкий И.С
Житецкий И.С
14.04.2015 16:25

я нижегородец,на НЗ работал 1980-83 и 1986-90г. Стыдно-что земляк такого вранья накрутил..