Пройти путь земной

Ночь с 13 на 14 августа он провёл в полумраке православного чертога – Свято- Стефановском храме Сыктывкара. Увы, уже в качестве ином, не земном. Тот, кто переступил порог храма в 22 часа, мог увидеть странную, вгоняющую в мистический трепет картину.

Автор:   
15:36. 18 августа, 2010  
  
4

Посреди громадного собора одиноко, в глубокой отрешённости от мира сего, стоял гроб с его телом. Лишь несколько свечей освещали его, с усилием выхватывая из кромешной темноты, и горстка церковных служителей негромко вела по очереди заупокойные молитвы. Три женщины в платках из числа родных и близких сидели невдалеке со скорбными лицами. Почти космическая картина. Если знать историю появления этого великолепного сооружения, можно подумать, что первый Глава Республики Коми Юрий Алексеевич Спиридонов предвидел свой последний час, а сам Всевышний ниспослал ему возможность как бы «присесть» здесь на дорожку к небесам.

А было так. Епископ Питирим и активисты его паствы в неспокойные девяностые годы на волне ажиотажного интереса к возрождению православия наседали на правительство республики, возглавляемое Спиридоновым, с идеей строительства на Стефановской площади православного собора, взамен разрушенного на этом месте в советскую пору. «Их письма-просьбы, – рассказывал Юрий Алексеевич,- мешками носили в здание правительства». Легче всего было поддаться уговорам и уступить натиску верующих. Но тогда надо было сносить уникальный памятник Ленину, который считается одной из лучших работ знаменитого скульптора Льва Кербеля, не имеющих в республике аналогов. Не в его правилах было рушить то, что создавалось другими, да и тысячи горожан, воспитанных на иной вере в советскую пору, не поняли бы правительство, прими оно такое решение.

Следовало найти альтернативную идею. И она пришла. Было решено возродить храм не на месте разрушенного, а невдалеке от него, тоже на возвышенном месте на улице Свободы. Чтобы не вызывать среди верующих излишних кривотолков, провести идею в жизнь Спиридонов решил на самом высшем уровне – получив благословение Патриарха Московского и всея Руси Алексия Второго. Встреча с ним в российской столице и предопредлила исход споров. Для закрепления дела в начале строительства храма в его основание была заложена Грамота, подписанная Патриархом и Главой РК. В ней, в частности, говорилось: «С чувством раскаяния за поруганную святыню восстанавливается Храм сей усердием Правительства Республики Коми, как символ патриотической веры, памятник истории Святой Руси, Отечественной славы… в Лето от Рождества Христова 1996-е, месяца мая, 9 дня».

Это потом, при другой власти пошли нападки на Спиридонова по поводу того, что плохо сработан купол храма, как будто он сам лазал по куполу, прикрепляя листы сусального золота. Это потом епископ Питирим, словно в отместку за поражение в споре о том, в каком месте возрождать храм, инициировал идею строительства на Стефановской площади часовни, как будто нет иных «срочных» дел у нашей епархии.

Всё это кажется мелким, суетным, особенно сейчас, с высоты события, связанного с уходом Юрия Алексеевича из жизни. Сам же он умел отделять зёрна от плевел, выделять главное. Если знания и интеллект он с жизнелюбивой жадностью накапливал годами, конденсируя в своей голове, которую жена Галина шутливо называла компьютером, то нравственность, человеческая памятливость была заложена в его генах. И это особенно притягивало к нему людей. Почему его сподвижники, а имя им легион (чуть ниже я приведу пример этого), прощали ему, как правило, жёсткость, а то и грубость? Потому что понимали, что это своего рода шипы, которыми он старался защитить добро. С лёгкостью прощали ему люди и матерок, которым он пересыпал свою речь, порой, даже в больших аудиториях. Потому что это выглядело естественно в устах человека, прошедшего суровую школу жизни на золотых приисках Магадана, в нефтяных шахтах Яреги, посёлках вахтовиков Усинска. Хотя, когда этого требовали иные обстоятельства, он мог выдать образчики изящной словесности.

Удивительное дело! Как ни тяжела, как ни горька утрата, но даже смерть Юрия Спиридонова навевает оптимистические мысли. Ведь более часа в театре оперы и балета, где был выставлен гроб, лился поток людей , пожелавших лично проститься с ним. От иных сценок слезами наливались глаза. Так, поддерживаемый с двух сторон женщинами пришёл мужчина, который самостоятельно не мог передвигаться. Видать, великая благодарность двигала его чувствами к покойному. Так же, как и множества других людей, которым он был дорог. И сама организация похорон, и редкий по нынешним временам такт, который проявили на всех стадиях прощания и администрация Главы РК, и сам Вячеслав Гайзер, воспринимались не просто как традиционные проводы человека, много сделавшего для республики , а как глубокая дань безграничного уважения к личности Юрия Спиридонова.

А мне вспоминается событие полуторагодичной давности – 70-летний юбилей Спиридонова. Огромный зал бывшего кинотеатра «Родина» был полон народа. И какого! Что ни человек, то имя в истории республики, её самых трудных, перестроечных лет. Руководители крупнейших предприятий, городов, районов, разнообразных российских и республиканских служб, всемирно известные учёные, видные представители интеллигенции и культуры… Такого сгустка интеллекта, думается, Сыктывкар не видывал. В официальной прессе это событие нашло весьма скромное отражение, зато из уст в уста передавалась пикантная деталь – что в качестве частного лица на юбилее присутствовал один из замов тогдашнего Главы РК Вячеслав Гайзер. Ту пору такой визит требовал от человека во власти определённого мужества. Зато на похоронах Юрия Алексеевича молодой преемник Главы смог отдать ему должное без всяких оглядок и экивоков, отстояв вместе с другими соратниками у его гроба в почётном карауле.

В опубликованных в газетах многочисленных некрологах и соболезнованиях перечислялось немало из того, что успел сделать Спиридонов в качестве Главы, несмотря на тяжелейшие условия переломных для страны лет. Не хочется повторяться. Но не могу не напомнить одну из его заслуг перед республикой, странным образом не упомянутую. Ведь именно при нём её жители получили возможность более раннего выхода на пенсию. За одно это его имя достойно быть запечатлённым на скрижалях нашей истории.

Как только не называли его в разные периоды: и ортодоксальным коммунистом, и замшелым государственником… Сам он в бытность первым секретарём обкома компартии с юмором называл себя бльшевиком, революционером. В чём-то он и был таковым, продвигая неожиданные идеи, связанные с революцией в мозгах. А по сути был и оставался руководителем здравого смысла. Но в одеждах прирождённого бойца. Именно неустанная борьба измотала его тело. Разве не он первым поднял на щит память об Иване Павловиче Морозове, которого называл своим учителем, сделав его национальным любимцем республики?! 

Память о первом секретаре компартии в тот смутный период, когда она уже превратилась в бесславный политический рудимент. Тогда это могло показаться вызовом иным бесноватым либералам, готовым смешать с грязью всё, что было при советской власти. Но это было в его духе, в духе его человеческой памятливости. Дай Бог, чтобы это качество было взращено и в нас по отношению к нему самому. К человеку, умевшему, как сказал Алексий Второй, «с усердием» возглавлять правительство Республики Коми.

Поделиться в соцсетях

guest
4 Комментарий
старые
новые популярные
Inline Feedbacks
View all comments
да
да
18.08.2010 21:08

сколько уже можно???

имея, не храним
имея, не храним
19.08.2010 02:44

потерявши, плачем
R.I.P.

С.А.
С.А.
19.08.2010 09:52

«С чувством раскаяния за поруганную святыню восстанавливается Храм сей усердием Правительства Республики Коми…”А вот от РПЦ никогда не слышали мы ничего о чувстве раскаяния за те безобразия, которые творила церковь в своей истории. За что её подвергали суровой критике выдающиеся россияне и в 19-м веке, и позже. И неудивительно, что… Читать далее »

Символично
Символично
19.08.2010 11:50

все: храм на перекрестке Ленина-Свободы;обупившееся якобы сусальное золото; трещины в новеньких стенах…А уж гроб,”стоящий в глубокой отрешенности” – просто фантастическая реальность!