Чистка кошельков

В начале 2011-го вспоминаются круглые годовщины двух денежных реформ

11:30. 6 февраля, 2011  
  
1

Мы несколько запоздали, публикуя эти заметки. На самом деле то, о чём пойдёт речь ниже, происходило в январе. Точнее, в январях – 1961 и 1991 годов. Но оба эти события оставили довольно глубокий след в истории нашей страны. Да и как могло быть иначе, если речь идёт о такой части нашей жизни, как деньги?

«Новыми»

1 января 2011 года исполнилось 50 лет денежной реформе в СССР, эхом которой стало многолетнее и даже многодесятилетнее хождение в народном лексиконе понятий «старыми» и «новыми». Автор самолично слышал их от в общем-то не старых людей. И даже мне, тогда ещё совсем мальчишке, не обязательно было расшифровывать эти слова – но, конечно, только в их определённой форме: множественном числе, творительном падеже.

Традиционные и формальные представления о той реформе сводятся к десятикратной деноминации рубля, которая проводилась без каких-либо ограничений что с наличностью, что по безналичным расчётам, что по вкладам в сберкассы. Проект такой реформы созревал в руководстве страны не менее двух лет и преследовал очевидную цель укрепления рубля. Характерно, что постановление Совета Министров СССР «Об изменении масштаба цен и замене ныне обращающихся денег новыми деньгами» не просто было подписано 4 мая 1960 года, но опубликовано и самое главное – не вызвало сверхъестественного ажиотажа в магазинах.

Сам обмен прошёл тоже без особых волнений. Вот что вспоминает бывший заместитель управляющего Коми отделением Госбанка СССР Илья Васильевич Лютоев.

Клубный обмен

– В 1960-1961 годах я работал старшим кредитным инспектором – руководителем кредитной группы Усть-Вымского районного отделения Госбанка. Но так вышло, что на период обмена исполнял обязанности управляющего отделением. А было мне в ту пору всего 22 года.

Помню, что сразу после выхода постановления об обмене пришла директива провести разъяснительную работу с трудящимися. А какая разъяснительная работа, когда и нам самим ничего толком не объясняли? Единственное, что мне прислали из Сыктывкара, – свежий номер журнала «Деньги и кредит», где как бы разъяснялся смысл предстоящей реформы. Делегаты с мест собрались в Айкино, в районном Доме культуры, где я перед ними статью из этого журнала и зачитал. Но, не стану скрывать, добавил от себя: «Вот, мол, теперь вы поняли, что по крайней мере считать деньги станет легче. Но вы прекрасно понимаете, что государство, что бы оно ни затеяло, никогда не проиграет. И его копейка у него же и останется».

В самом конце 1960 года новые деньги были привезены из Сыктывкара, и с 1 января обмен начался. Помимо Айкино, где располагалась головная контора райотделения, были организованы два обменных пункта – в Микуне и Жешарте, также в тамошних домах культуры. Ежедневно мы посылали туда новые деньги и вывозили – естественно, под охраной милиции – старые. Я не помню ни одного случая криминала и вообще каких-либо эксцессов, связанных с обменом. Всё проходило мирно, спокойно, и в течение месяца, если даже не двух недель, обмен был успешно произведён. В этот месяц, кстати, можно было расплачиваться и старыми деньгами, но, конечно, с учётом новых цен.

Вспоминаю ещё, что именно после обмена стала изменяться упаковка денег. Если раньше они перевязывались исключительно шпагатом и пломбировались, то через некоторое время после обмена мы начали упаковывать деньги уже в бумагу.

За ширмой укрепления

Однако спокойствие самого процесса обмена было обманчиво. При всей замкнутости советской экономики она всё равно не могла существовать вне мирового рынка и международных валютных отношений. Между тем к концу 50-х годов произошли существенные изменения в социально-экономическом положении и политике СССР. Во-первых, хрущёвская оттепель характеризовалась не только известными внутриполитическими и идеологическими послаблениями, но и изменениями в отношении к тому, что называлось «благосостоянием трудящихся». Речь не только о массовом строительстве «хрущёвок». В розничную торговлю в значительно большем количестве, чем в сталинские годы, стали поступать импортные промтовары, благо курс рубля по отношению к доллару (4 : 1) это позволял.

Во-вторых, к концу 50-х годов в Советском Союзе в разы увеличилась добыча нефти (как известно, Коми АССР внесла в этот рост свою лепту). При тогдашних промышленных мощностях масса нефти становилась избыточной, при том что все прекрасно понимали её экспортный потенциал. Но себестоимость добычи – 9 рублей 61 копейка за баррель – при сложившейся тогда на мировом рынке цене – $2,88 – делала экспорт совершенно нерентабельным.

В среде экспертов по истории советской экономики бытует мнение, что денежная реформа, декларируемая ради укрепления рубля, на самом деле преследовала диаметрально противоположную цель – его ослабление. На это указывает мало тогда замечавшаяся, в силу отсутствия свободного рынка валюты, деталь: деноминация должна была привести к курсу доллара 0,4 : 1, то есть американская валюта должна была стоить 40 копеек. Однако решением Госбанка курс был установлен в 90 копеек, и рубль таким образом обесценился в 2,25 раза. Ровно в такой же пропорции уменьшилось золотое обеспечение рубля – с 2,222 до 0,987 грамма.

Это не могло не вызвать восторга у нефтяников, которые получили возможность гнать нефть за границу с прибылью (я, разумеется, хотел сказать: у Министерства финансов СССР, начавшего получать в два с лишним раза больше рублей). Но девальвация рубля обернулась естественным уменьшением импорта, а товары из-за границы и до того не были такими уж частыми гостями на советских прилавках.

Рынок не обманешь

Механическая деноминация при жёстком госрегулировании розничной торговли, как и следовало ожидать, обернулась неравномерным изменением цен в магазинах и на рынках. В магазине цены действительно уменьшили в десять раз, но, как отмечают исследователи, на рынке они упали всего в 4,5 раза. Рынок не обманешь, потому что он гораздо тоньше чувствует подлинное здоровье экономики. Разница цен, естественно, стала питательной средой для спекуляции и формирования целого слоя теневых предпринимателей от торговли. Даже если изначально на базы от производителей поступали качественные продукты в необходимом количестве, то по пути к прилавку от этого количества «откусывались» наиболее качественные партии, прямиком шедшие либо на легальные рынки (в случае, например, с простейшими продуктами типа картофеля, овощей или мяса), либо на подпольные (в случае с копчёной колбасой, импортной одеждой, обувью и т.п.). Товар в конечном итоге продавался за настоящую рыночную цену, завбазой и завмагом клали в кассу выручку согласно официальным ценам, а разница «пилилась» между всеми участниками цепочки.

На изменение конъюнктуры чутко среагировали и колхозы. Им, в отличие от сов­хозов, позволялось сдавать государству не всю продукцию. Нечего и говорить, что председатели колхозов всеми правдами и неправдами стали укрывать от госзаготовителей свою продукцию, стремясь пустить как можно большую её долю на рынок.

Менее чем через полтора года после денежной реформы в стране разразился настоящий продовольственный кризис. В стране перестало хватать хлеба, и весной 1962 года Никита Хрущёв распорядился закупить за рубежом первую большую партию зерна (с тех пор это стало привычной практикой советского времени). Колхозы настаивали на увеличении закупочных цен, государство пошло им навстречу, и даже больше: правительство распорядилось повысить и розничные цены на продовольствие, дабы хоть как-то затормозить вымывание продуктов с прилавков.

В СССР началось невиданное – народные волнения, причём не в местах заключения, а вполне на воле. Наиболее известным стало выступление трудящихся в Новочеркасске в июне 1962 года, жестоко подавленное войсками.

Разумеется, денежная реформа не была единственной причиной продовольственного кризиса. В те годы Советский Союз тратил чрезвычайно много средств на космические исследования и на переоснащение Вооружённых сил. Но денежная реформа оказала огромное влияние на дальнейшее экономическое развитие страны, завершившееся уже настоящим, комплексным кризисом 1989-1991 годов.

Очередная денежная реформа – 1991 года – была вызвана как раз этим кризисом. И тоже внесла в него свою лепту.

Об этом – в следующий четверг.

Поделиться в соцсетях

avatar
1000
1 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
АиВ Recent comment authors
новые старые популярные
АиВ
Гость
АиВ

Валера! Спасибо, напомнил!А о Павловской реформе узнал по радио. Прилетел в Питер по делам, заскочил к ребятам, согласовал все встречи на завтра, забрался в номер и сел прикидывать расходы. ТВ не включал, а радио работало. И вот, слушая новости, пересчитывал дензнаки, деля их на три стопки. А в это время…Естественно,… Читать далее »