Молчание Воркутлага: вчера и сегодня

К 60-летию доклада Никиты Хрущёва о культе личности Сталина

Автор:   
00:10. 25 февраля, 2016  
  
2

В четверг – 60-летие с того дня, когда Н.С.Хрущёв озвучил для партийной элиты страны  своё мнение о правлении И.В.Сталина. Мнение, которое было согласовано и многократно перепроверено секретарями ЦК и членами Президиума ЦК КПСС. Результат той речи был оглушительным, породил неверие и растерянность, злобу и злорадство, вбил прочный клин в отношения с Китайской Народной Республикой, и если бы только с Китаем…

 

Именно после этого съезда по стране пошёл гулять анекдот:

Из зала Хрущёву после выступления с докладом о культе личности прислали записку: «А где Вы раньше были? Почему молчали?». Подписи, разумеется, под запиской не было.

Хрущёв зачитал записку вслух и обратился к залу:

– Кто писал? Я спрашиваю, кто писал? Молчите? Вот и мы так молчали!

Но и сейчас  в разговоре об этом докладе, да что там в разговоре – в исследованиях по этой теме, много версий, оговорок и вопросов. Беда нашей страны в том, что во многих начинаниях благого порыва не хватает надолго. Так было и с докладом о культе личности, со всем процессом развенчания этого культа.

Казалось бы, подготовка к тому докладу началась практически сразу после смерти Сталина: уже в 1953 году была озвучена первая амнистия, освобождали людей из лагерей и без ссылки на указ Президиума Верховного Совета (ПВС) СССР. Возвращавшиеся из лагерей, несмотря на  то, что они давали  подписки о неразглашении, шёпотом и не шёпотом несли в страну правду о происходившем за колючей проволокой. Страну как бы подготавливали к тому, чтобы оповестить, с обоснованиями причин и последствий, о том, что было названо в докладе «культом личности».

Вот урывками о том, как озвучивала власть свою решимость сказать правду о Сталине. Доклад Хрущёв сделал с оглядкой: как бы кто-то из гостей XX съезда не услышал. Затем доклад препарировали и тщательно отредактировали: этот текст был разослан в обкомы КПСС для горкомов и райкомов с обязательным указанием ознакомить коммунистов и незамедлительно брошюру с текстом вернуть в обком и в ЦК.

И хотя текст доклада был засекречен, копии его были отправлены руководству компартий социалистический стран. В Польше одна из сотрудниц ЦК Польской объединённой рабочей партии сняла копию с доклада и передала польскому журналисту Виктору Граевскому  (1925-2007), который переправил этот текст в Израиль, а оттуда  доклад попал в США.

Запад был ошарашен – там не могли поверить, что СССР решился сказать правду о себе! Но через несколько недель раздумий президент США Д.Эйзенхауэр распорядился о публикации доклада.

А вот в Советском Союзе он оставался секретным ещё десятки лет.

Из рассказа  оперативника Л.С.Старушкина я знаю, как происходило чтение доклада Хрущёва в Воркуте, в парторганизации Воркутлага. Таинственная тишина, все сосредоточены: никто не знает, почему срочно собирают (повестка короткая – чтение письма ЦК КПСС), но, как многозначительно говорил оперативник, все догадывались, что  это письмо касается их работы.

В полнейшей тишине зала первый секретарь Воркутинского ГК КПСС читал доклад о культе личности. Зал молчал и тогда, когда  чтение закончилось, и тогда, когда он начал пустеть…

И вот с тех пор прошло уже 60 лет. А недосказанность возведена в нашей стране в форму закона, прикрывающего истинные причины своего рождения: мы боремся с фальсификацией истории закрытием архивов и ссылаемся при этом на некую секретность персональных данных. Надо же, вся история страны персонифицирована до молекулярного состояния, и каждый кирпичик этого исторического здания засекречен!  Проще говоря, власть в нашей стране не доверяет народу, дозирует, превратившись в политических диетологов, что и сколько ему нужно.

Даже если взять на собственном примере последние 20 лет: здесь и официальное разрешение за подписью министра внутренних дел о допуске в архивы, и торможение этого разрешения со стороны вроде бы обязанных подчиниться распоряжению министра сотрудников этого МВД.

Когда однажды я указал начальствующему полковнику на то, что запретами они нарушают Закон РФ об архивах, он ответил мне откровенно и просто: «Да, согласен, нарушаем. Но меня ведь бьют не за то, что я не исполняю Закон РФ об архивах, а за то, что я не следую неукоснительно указаниям  инструкции, которая, хоть и противоречит закону, но обязывает меня ей подчиняться безоглядно».

А дальше была его отмашка:

– Ладно, нарушая закон, можно иногда проигнорировать и инструкцию: называйте десять имён, чьи личные дела вы хотели бы прочитать!

Я тут же  сделал такой перечень. Мог бы и 20 имён указать, и больше, но раз уж хорошее настроение полковника распространялось только на десять… Первыми в моём списке стояли поэт В.Соколов (Валентин–зека), князь Н.А.Ухтомский, журналист Я.Н.Эйдельман, поэт Я.В.Смеляков, учёный Г.Л.Стадников.

Второго такого списка сделать не удалось, ибо другие инструкции, выразившие недоверие инструкции предыдущей, почти окончательно прикрыли возможность посещения архивов. Потом вдруг наступило небольшое просветление в наших отношениях и заверение, что разрешается расшивать лагерные дела, если нитки мешают нормальному прочтению. В деле В.Соколова именно так были подшиты оригиналы стихов, отобранных при шмоне, что в некоторых местах буквы приходилось отгадывать, чтобы не нарушить мысль поэта-узника.

Да что тут перечислять! Разве иначе, чем уродством, не назовёшь тот факт, что при подготовке текста о Герое Советского Союза А.М.Кущеве в последний том Книги Памяти Республики Коми (Сыктывкар, 2015, с.13 – 15, «Полковник из Устьвымлага») я смог  познакомиться с мнением об этом генерале и маршала Г.К.Жукова (который и выдернул будущего генерал-полковника  из Устьвымского лагеря), и других боевых соратников, но так ни слова и не смог сказать о том, каково этому комбригу было в лагере? Не положено из лагерных архивов извлекать правду! Запрещено!

И уже почти год прошёл  с момента той публикации, но имя  генерал-полковника и Героя Советского Союза Александра Михайловича Кущева так и не появилось на Аллее Героев в Сыктывкаре. Чиновнички ещё не раскачались…

А ведь подобная недосказанность и несёт в себе запланированную фальсификацию истории, одобренную на государственном уровне. По сути, XX съезд КПСС всё ещё продолжается, ибо как бы было дано на нём слово бывшим зекам, но их к трибуне не подпускают вот уже десятилетия. Зато обрушивают потоки брани на автора «Архипелага ГУЛАГ»: мол, там-то неточно, там-то  приврал автор…

А А.И.Солженицын ничего не привирал: он вносил в свой труд воспоминания своих корреспондентов, чьи имена  решились рассекретить совсем недавно, ибо мстительные правдолюбы во власти скрежетали зубами. У Александра Исаевича не было возможности сопоставить чей-то рассказ с документами из архива, как и должно присутствовать в нормальной стране. Да, знакомясь с его страницами, касающимися Воркуты, я вижу некоторые неточности, но я читаю его текст как  подсказку направления поиска: с тех пор многое уже опубликовано, архивы тоже что-то  выплеснули – и появилась возможность уточнять тот или иной эпизод из «Архипелага ГУЛАГа».

Все те, кто злобствуют против Солженицына, напрочь забыли достаточно мудрое указание В.И.Ленина о том, что о человеке нужно судить не по тому, что он не сделал по отношению к нашему времени, а по тому, что он сделал для своего времени. У меня сомнений нет, что Солженицын своим художественным исследованием «Архипелаг ГУЛАГ» словно сделал ещё один изумительный доклад на том же XX съезде КПСС и достаточно авторитетно дополнил доклад Хрущёва. Он смог прорваться к трибуне!

Непоследовательность власти, растерявшейся и не ожидавшей такой бурной реакции в мире на решения ХХ съезда КПСС, только больше раскололо общество в нашей стране. А власть напрочь забывала уроки, ибо словосочетание «культ личности» стало потом сопровождать и самого Хрущёва, и Л.И.Брежнева

Лишь через месяц после окончания съезда, 28 марта 1956 года, газета «Правда»  поместила осторожную передовую статью «Почему культ личности чужд духу марксизма-ленинизма?». Думаю, что такая постановка вопроса была крайне неудачной: как бы осуждался культ личности Сталина на фоне продолжавшего процветать в стране культа личности Ленина. И только 30 июня 1956 года было опубликовано постановление ЦК КПСС «О преодолении культа личности и его последствий».

Но это постановление так и не было принято партией к неукоснительному исполнению, ибо отголоски той партийной нерешительности аукаются до сих пор – и по отношению к Сталину, и в отношении архивов, и в уважении к памяти погибших в репрессиях. Ну а выжившие ещё долго продолжали страдать из-за недоверия, от ярлыков, которые так профессионально научились навешивать в нашей стране и с трибун, и в печати.

В лагерных делах практически всегда присутствуют разные угрожающие расписки. Вот несколько строк одного из обязательств:

«Я, нижеподписавшийся Дейнека Борис Степанов, состоя на службе в системе Министерства Внутренних Дел СССР, обязуюсь хранить в строжайшем секрете, не разглашать ни в какой степени и ни при каких обстоятельствах… Я также обязуюсь и после увольнения из системы МВД СССР ни в коем случае не разглашать… Я предупреждён, что за нарушение настоящего обязательства несу уголовную ответственность в установленном законом порядке».

Это на первой странице дела, а замыкает его «подписка» о том, что  не будет (после освобождения) передавать заключённым  писем, посылок, не станет селить у себя посторонних без разрешения и ведома ЖКК или милиции: «О чём и даю настоящую подписку».

Будущую народную артистку России В.Г.Токарскую знакомят с указом ПВС СССР о том, что её ждёт «за разглашение сведений, составляющих государственную тайну».

Будущий режиссёр и сценарист Я.Б.Хромченко, отправленный после лагеря в ссылку в Инту, даёт расписку в том, что он знает, что за побег с места поселения будет осуждён на 20 лет каторжных работ.

Запреты преследовали бывших узников  вне лагеря, надежды на XX съезд партии  разрушились во времени. С этими запретами продолжаем жить и мы, ибо недоверие на нас перенесено «в свете решений партии и правительства».

* * *

Справка: 

Дейнека  Борис  Степанович, 1902 – 1986, оперный певец, бас, солист Всесоюзного радио. Первый исполнитель песни «Широка страна моя родная». Его голос звучал каждодневно с этой песней в наших домах, пока певца не арестовали.  Артист Воркутинского лагерного театра. Один из создателей Гос. театра оперы и балета Коми АССР (открыт 26.08.1958 г.), народный артист Коми АССР.

Токарская Валентина Георгиевна, 1906 – 1996, народная артистка России, артистка Воркутинского лагерного театра.

Хромченко Яков Борисович, 1924 – 2005, участник Великой Отечественной войны, узник Минлага,  поэт, режиссёр и сценарист документальных и художественных фильмов.

Поделиться в соцсетях
  • 7
    Поделились

avatar
1000
2 Comment threads
0 Thread replies
0 Followers
 
Most reacted comment
Hottest comment thread
0 Comment authors
кошелекАноним Recent comment authors
новые старые популярные
Аноним
Гость
Аноним

Очень интересно,спасибо КР,всегда на посту…

кошелек
Гость
кошелек

Дворкович страхует кошелек Мордашова деньгами ФОМС