Сильнейший на ковре, но не в интригах

Почему наш богатырь Владимир Паршуков не участвовал в Олимпийских играх

Автор:   
18:52. 15 января, 2011  
  
0

В одном из последних выпусков «Северной широты» (см. «Триумф и забвение коми богатыря», «Красное знамя», №166 от 23 декабря 2010 г.) были опубликованы заметки о выдающемся спортсмене республики, мастере спорта международного класса по вольной борьбе Владимире Александровиче Паршукове. Публикация вызвала большой читательский интерес, особенно у старшего поколения, знакомого с событиями сорокалетней давности. Многие из них считают, что именно чемпионский взлёт атлета из глубинного посёлка Тимшер и чуткое внимание к нему тогдашнего руководителя республики Ивана Морозова всколыхнули как бы дремавшие до той поры спортивные таланты, и о Коми, её столице Сыктывкаре заговорили не только в стране, но и во всём мире.

Среди прозвучавших в этой связи вопросов был и такой: почему чемпион СССР Паршуков не стал участником Олимпиады 1972 года в Мюнхене, хотя имел на это все основания? Рассказать об этом мы попросили Давыда Дерина, тренера сборной Коми АССР по вольной борьбе в тот период.

 

Как чемпиона одолеть?

Ещё в 1970 году на чемпионате СССР в поединке с легендарным Александром Медведем, тогдашним чемпионом мира и Олимпийских игр, Паршуков показал всем специалистам вольной борьбы, что он ничем ему не уступает. А через год на Спартакиаде народов СССР надо было и превзойти его. В том, что они обязательно встретятся в финале соревнований, никто не сомневался. Так и случилось. Особенности Спартакиады были таковы, что Паршукову и Медведю пришлось встретиться на ковре дважды. Первая встреча закончилась вничью, хотя симпатии специалистов были на стороне нашего борца. Судьи, по их мнению, подсуживали титулованному сопернику Паршукова. Особенно явно это проявилось во второй их встрече.

Зал, где проходили соревнования, был переполнен. Никто не сомневался, что будет захватывающий поединок. Ждали сенсации, многие болели за молодого 25-летнего богатыря из коми тайги. Информатор долго перечислял регалии белорусского борца и лишь в трёх-четырёх фразах назвал достижения Владимира. Но ведь тут всё решал борцовский ковёр, и было неясно, кто возьмёт верх: честолюбивый спортсмен с природной медвежьей силой или опытный боец с говорящей фамилией Медведь.

Конечно, ни Медведь, ни Паршуков не ринулись стремглав проводить свои коронные приёмы. Хотя установка тренеров была такая: по возможности, в первом же периоде, пока борцы ещё не стали, словно слизни, скользкими от пота, провести нужный технический приём, оценённый судьями хотя бы в один балл, а затем удержать это преимущество до конца схватки. Борьба за захват руки, всевозможные швунги-рывки за шею вправо, влево, вниз, толчки от себя, чтобы вывести соперника из равновесия – вот из чего складывался весь первый период борьбы.

Несколько раз Володя своей могучей рукой пытался захватить левую ногу Медведя, а тому удавалось разорвать захват и контратаковать. Оба прекрасно защищались. Володя чуть-чуть опережал в атаках, но полноценных приёмов не было. Арбитр делает обоим замечание за пассивную борьбу. Тренеры подстёгивают подопечных криками, мол, надо бороться. Болельщики требуют активности со стороны именитого борца, тот, увы, активности не проявляет, ждёт ошибки соперника. И Володя рискнул провести свой приём. Проход к ноге белоруса был настолько быстрый, что тот не успел достойно среагировать на атаку. Подтянув захваченную ногу к себе, Володя вынудил соперника стать перед ним на колени. Заработан так необходимый для победы выигрышный балл.

Под гипнозом прежних заслуг

До конца схватки оставалось чуть больше двух минут, а двукратный олимпийский чемпион проигрывает один балл лесорубу из Коми. Естественно, задача Паршукова – удержать преимущество. Медведю же, чтобы выиграть поединок, надо было заработать балл. Сделать это за две минуты до конца схватки для измотанного соперника казалось задачей невыполнимой. У Медведя оставалось одно: во что бы то ни стало сравнять счёт в основное время поединка. Есть такое правило в борьбе: за выход за границу ковра хотя бы одной ногой арбитр может наказать спортсмена замечанием, за второй выход – предупреждением, а это сравняло бы счёт на табло. Так и начал действовать титулованный спортсмен, превращая вольную борьбу в борьбу сумо.

Но ведь знатокам было известно и другое правило. А оно гласило, что борец, демонстрирующий видимость активной борьбы, явно выталкивая своего противника за ковёр, также наказывается предупреждением, а его противнику записывается выигрышный балл. Поэтому каждый из борцов пытался реализовать свой план поединка. В самом конце схватки Медведь вторично заставил Паршукова заступить ногой за границу ковра и дождался желанного для себя решения арбитра. Под гул, свист, выражавшие негодование и протест болельщиков, арбитр объявил предупреждение лишь Паршукову, и счёт сравнялся.

 

А судьи кто?

Первая часть замысла Медведя была выполнена. После небольшого перерыва каждый из претендентов на титул чемпиона мог своё преимущество доказать в попеременной борьбе в партере. Для победы Паршукову было достаточно не дать Медведю выполнить технический приём. И тогда при ничейном результате, по логике и справедливости, поскольку ему самому удалось поставить соперника на колени, победителем судьи должны были признать нашего богатыря.

Ура, сенсация состоялась! Зал скандировал: «Пар – шу – ков, Пар – шу – ков!» Но чего же медлит арбитр и не поднимает вверх руку чемпиона? А тут происходит вот что. Главный судья соревнований просит бригаду судей подойти к судейскому столу, чтобы разобраться, как решить якобы спорную ситуацию. Не принимая во внимание доводы судей, которые доказывали главной судейской коллегии, что выполненное Паршуковым техническое действие, оценённое судьями в один балл, не равнозначно с баллом – предупреждением, который Медведь получил за свои выталкивания, главный судья решил иначе. Он предложил выявить победителя тайным голосованием судей. Когда развернули скручённые в трубочки бумажки, оказалось, что по «мнению судей» со счётом 3 : 2 схватку выиграл двукратный олимпийский чемпион из Белоруссии.

Что творилось в манеже! Свист, улюлюкание и скандирование болельщиками имени Паршукова, а не его именитого соперника. Но на этом интрига соревнований не закончилась. Дело в том, что параллельно со Спартакиадой Федерация борьбы СССР дала возможность заявить о себе тем перспективным борцам союзных республик, кто не попал в их сборные команды. Им давалось право побороться за звание чемпиона СССР.

 

Медведя увели «в кусты»

Для Паршукова это был дополнительный шанс – доказать судьям и старшему тренеру СССР Болеславу Рыбалко, что сильнейшим борцом Советского Союза в тяжёлом весе является именно он, лесоруб из посёлка Тимшер, а не его титулованный соперник. Понятно, что и у Медведя был шанс доказать, что титул чемпиона Спартакиады завоёван им по справедливости.

Однако после трёх официальных встреч с Паршуковым, не выиграв у него ни одного балла в отведённое правилами время, от четвёртой попытки доказать, что он сильнее его, Медведь отказался и… снялся с соревнований «по болезни».

Между тем наш богатырь без особого труда одолел всех соперников и завоевал звание чемпиона страны. Чтобы осуществить мечту, о которой мечтает каждый спортсмен – стать участником Олимпийских игр, – надо было совершить ещё один спортивный подвиг – стать чемпионом СССР в предолимпийском, отборочном 1972 году. Местом проведения соревнований была выбрана столица Белоруссии Минск, так сказать, «берлога» самого Медведя. Владимир был уверен, что тренер сборной СССР Рыбалко, сменивший на этом посту Александра Дякина, который, собственно, и вывел Паршукова на Олимп сильнейших борцов, даст ему возможность принять участие в чемпионатах Европы и мира, что тоже сыграло бы на осуществление мечты.

Но Паршуков с Дякиным предполагали, а Рыбалко с Медведем располагали. Как выяснилось потом, они придумали обходной манёвр.

Поделиться в соцсетях

guest
0 комментариев
Inline Feedbacks
View all comments