Карабины и Олимпиада-80

О том, как в канун спортивного форума на Вуктыле у заготовителей пушнины исчезло нарезное оружие и как извилист оказался путь к его поиску

15:10. 13 мая, 2015  
  
0

В декабре 1979 года неизвестные лица из госпромхоза «Печорский» поселка Вуктыл похитили два карабина и боеприпасы к ним. О событиях тех дней вспоминает полковник милиции Юрий Климовицкий,  с 1980 по 1994 годы занимавший различные должности в управлении уголовного розыска МВД Коми АССР.  В 1979 году он работал в следственном отделении ОВД Вуктыла.

 

На контроле МВД СССР

В семидесятые годы в Вуктыльском районе ударными темпами шло строительство газопровода «Сияние Севера», стройка имела статус Всесоюзной ударной комсомольской, на неё с разных концов Союза ССР съехались молодые, энергичные люди, жили в основном в бараках и вагон-домиках, проще сказать – в общежитиях. Кроме этой рабочей силы на территории района располагались семь колоний учреждения ПЛ-350, освобождаясь из которых, бывшие осуждённые зачастую оставались на жительство тут же. В целом оперативная обстановка в районе была сложной.

В то декабрьское утро в дежурную часть посёлка позвонили работники Вуктыльского участка госпромхоза «Печорский» и сообщили, что их контору обворовали. А среди похищенного  имущества – охотничьи карабины и боеприпасы.

При осмотре места происшествия было установлено, что преступники в ночное время проникли в помещение, взломав оконные решётки, а в одном из кабинетов вскрыли металлический ящик и похитили хранившиеся в нём два охотничьих карабина, несколько коробок  патронов к нему и мелкокалиберке, пачек пороха, шкурки куниц. Каких-либо следов, дающих основания выйти на след преступников, обнаружено не было, не удалось выявить и свидетелей происшедшего.

Незамедлительно было возбуждено уголовное дело.  Как и положено, составили план следственно-оперативных мероприятий.  Оперативники, что называется, рыли землю, отрабатывали версии, проверяли «подучётный элемент», но шли дни, а выявить преступников не удавалось. С учётом общественной опасности преступления (похищено нарезное оружие!) его раскрытие было взято на контроль в МВД СССР. В 1980 году в СССР ожидались Олимпийские игры, и кража огнестрельного оружия  в канун мирового спортивного форума стала одним из самых чрезвычайных и резонансных преступлений не только в Коми АССР, но и в стране. Ведь оружие могло выстрелить в Москве! И это стало бы международным скандалом.

Стоит отметить, что в те годы всё нарезное оружие было на строжайшем учёте, и любая пропажа автоматически становилась чрезвычайным происшествием. МВД республики сразу же направило в Вуктыл группу опытных оперативников управления уголовного розыска. Работу по раскрытию кражи карабинов возглавил заместитель министра Аркадий Кожевников. Проверялись все хоть как-то относящиеся к краже карабинов сведения.

Так, кто-то вспомнил, как недалеко от РОВД на улице что-то сильно хлопнуло, хлопок отдалённо напоминал звук выстрела. Оперативников срочно отправили на это место. Оказалось, что в гараже с буксира заводили грузовую автомашину, топливо попало в выхлопную систему. Когда машина завелась, воспламенился бензин в трубе, произошёл хлопок, который приняли за выстрел.

Месяца через три дело по краже карабинов перешло в категорию «глухарей», то есть нераскрытых, хотя работа по делу активно продолжалась. И, как часто бывает, раскрываешь одно преступление, а по ходу выявляются другие.

Шикарный улов

         Весной 1980 года в уголовный розыск Вуктыла поступила оперативная информация о том, что житель посёлка на рабочем месте из карабинных гильз изготавливает блесны. Работникам милиции умелец пояснил, что на днях ходил рыбачить со льда, лунки сам не бурил, использовал старые. Из одной лунки на мормышку вытащил упаковку карабинных патронов, гильзы были такими блестящими, что решил сделать из них блесны. Лунку показал, а когда в сделанную на этом месте прорубь спустились водолазы, то обнаружили на дне карабинные патроны калибра 7,62 и мелкокалиберные патроны общим весом более шести килограммов. Вот это был «улов»!

Встал вопрос: а кто же запустил в речку таких «рыбок»? В итоге выяснили, что в подразделении военизированной охраны одного предприятия зачётные стрельбы с персоналом проводились только на бумаге, а неиспользованные патроны списывались по подложным ведомостям и скапливались у руководителя. После кражи карабинов, когда милиция начала проверку объектов разрешительной системы, этот начальник решил избавиться от патронов и не нашёл ничего лучшего, как спустить их через лунку в реку.

Но к похитителям карабинов эта ниточка нас опять не привела.

 

Вниз по Печоре

При отработке версии о причастности к краже карабинов охотников или браконьеров, в поле зрения сыщиков попал Владимир Чайка, приехавший в Вуктыл из Краснодарского края. Он был просто одержим охотой и рыбалкой. И из его окружения стало известно, что Чайка без видимых на то причин затаился, причём собирается по реке уйти в тайгу, для чего приготовил лодку и припасы. При отплытии прямо на берегу реки он был задержан. Карабинов при нём не было, а вот лодка и мотор оказались краденными и числились в розыске – как похищенное имущество. Первоначально следствие вёл следователь следственного управления МВД Коми АССР Алексей Андреев, затем уголовное дело было передано мне. Чайка на допросах разоткровенничался, рассказал о своих таёжных лабазах, малокалиберной винтовке, краденых лодке и моторе. Но всё это находилось у жителя деревни Аранец, что примерно в семидесяти километрах от Вуктыла ниже по реке Печоре. Что же, надо было ехать, изымать и проверять…

Вместе с инспектором уголовного розыска Владимиром Поповым ясным июньским утром на моторной лодке мы отправились в неблизкий путь. Чайка не обманул, мы всё нашли. Особый интерес вызвала редкая вещь – малокалиберная десятизарядная винтовка системы «Маузер». Такую винтовку мы видели впервые.

Дело в отношении Чайки было окончено производством, направлено в суд, который определил ему меру наказания в виде лишения свободы, и он, как говорится, убыл в места не столь отдалённые.

 

Взрыв выводит на след

         В конце апреля 1980 года в дежурную часть ОВД поступило сообщение о взрыве газовой плиты в одной из квартир малосемейного общежития. Хозяйка квартиры сказала, что её сожитель Александр Жигунов жарил в духовке семечки и почему-то произошёл взрыв, сожитель получил ожоги и был госпитализирован. Руководство отдела направило меня на место взрыва для осмотра места происшествия и выявления обстоятельства происшедшего.

Оперативно-следственная группа увидела следующую картину: плита на кухне оторвана от газовой трубы, все стёкла выбиты взрывом. В общем, ничего настораживающего. А вот на улице под окном я нашёл шкурки какого-то пушного зверька, пачку мелкокалиберных патронов и части картонной упаковки охотничьего пороха. Такой набор найденных предметов был схож с предметами, похищенными вместе с карабинами в прошлом году. Опросил я потерпевшего. Он рассказал, что сын его сожительницы, мальчик шести лет, на днях гулял с собачкой возле дома, и та нашла пакет, в котором и были все эти предметы. Пакет Жигунов положил на дно духовки газовой плиты и забыл про это. А когда стал жарить семечки, произошёл взрыв, которым его немного обожгло.

Опросили сожительницу, её сына, оба подтвердили сказанное Жигуновым. Профессиональная интуиция подсказывала мне, что надо тщательнее проверять сказанное ими.   Мы вместе с заместителем начальника ОВД по оперативной работе Григорием Кияницей больше часа убеждали прокурора района возбудить в отношении Жигунова уголовное дело, наши аргументы, убедили его,  и дело было возбуждено.

Александра Жигунова задержали. После ареста он был сопровожден сотрудниками уголовного розыска МВД Коми АССР Иваном Глушенко и Аркадием Максаровым в Сыктывкар. Оперативная разработка Жигунова в ИВС Сыктывкарского ГОВД подтвердила его участие в краже карабинов, вскоре он попросился на допрос и сделал признание в краже оружия, обещал показать место сокрытия одного из карабинов. Назвал и сообщника. Была создана группа, в которую от следствия был включён я, а в качестве понятых привлечены бойцы оперативно-комсомольского отряда дружинников.

Утренним авиарейсом в сопровождении оперов из управления уголовного розыска Владимира Осипова и Ивана Глушенко Жигунов был доставлен в Вуктыл. Он повёл группу на лесной ручей на окраине посёлка и показал, что карабин спрятан под берегом. Уровень воды в ручье уже был высокий, и нам пришлось долго шарить в холодной воде руками по дну. Карабин был по-хозяйски завернут в полиэтиленовую плёнку и даже не заржавел.

 

Оперативники с найденными карабинами. В центре Владимир Осипов, справа Юрий Климовицкий. Весна 1980 года. Фото из архива Ю.Климовицкого

 

Оружие в посылочном ящике с семечками

Второй карабин, как заявил Александр, забрал его сообщник по краже Николай Тырин. Проживал тот у сожительницы в том же общежитии, что и Жигунов. Тырин в это время был у родителей в Ульяновской области, перед призывом на срочную службу поехал попрощаться с ними и должен был вернуться в Вуктыл через день. Его задержали прямо у трапа самолёта.

Это был парень двадцати лет, обычной внешности, казалось, что о краже расскажет сразу и откровенно. Но внешность Тырина оказалась обманчивой. Этот несудимый парень сразу же заявил, что ничего о краже карабинов не знает, и если Жигунов признаётся, так это его дело, а он, Тырин, чист перед законом. Что делать, прекратили допрос и отправили его в ИВС, в камеру, где он буквально через час начал, как говорят опера, «нагонять жути»: откуда-то нашёл кусок бритвенного лезвия и вскрыл на руке вену. Впечатление он произвёл, однако после оказания ему медицинской помощи так и остался в камере.

Посидел, подумал, заговорил откровенно. Оказалось, что после кражи они с Жигуновым разделили карабины между собой. Он, Тырин, отпилил от «своего» карабина часть ствола и приклада, упаковал обрез в посылочный ящик, засыпав его семечками и отправил к родителям в Ульяновскую область. Когда ездил к родителям перед призывом в армию, спрятал обрез на чердаке дома. Изымать его отправили опера Владимира Попова, которому  пришлось приложить немало усилий для того, чтобы убедить родителей добровольно выдать обрез, дабы не стать соучастниками в хранении нарезного оружия.

Сколь веревочке ни виться…

Александр Жигунов был родом из Вологодской области, ранее был осужден условно за совершённую на служебной автомашине аварию. Отслужив срочную службу, восстановил водительские права, приехал в Вуктыл и работал шофёром на грузовой автомашине. Познакомился и стал сожительствовать со Щукиной Надеждой, которая жила в малосемейном общежитии квартирного типа с сыном шести лет. В общежитии жила подруга Щукиной со своим сожителем Николаем Тыриным.  

Познакомившись, приятели стали вить «семейные гнёзда», только не на заработную плату, а путём воровства. Крали всё, что, как говорится, плохо лежало. Следствием было установлено и доказано, что Жигунов и Тырин более года регулярно (иногда с использованием служебной машины) совершали кражи, их добычей становились полушубки, унты, продукты питания. Когда наткнулись на Вуктыльский участок госпромхоза Печорский, «не смогли пройти мимо»:  украли карабины. Как предполагали использовать нарезное оружие, оба вразумительно ответить не смогли.

Оба преступника были осуждены к реальному лишению свободы.

Поделиться в соцсетях

Оставьте комментарий

avatar
1000